mefisto

Буревестник










        В середине ноября 1982 г. я впервые оказался в Ленинграде. Незадолго до этого не стало Л.Брежнева...
       Так уж вышло, что в феврале 1984 года мне вновь довелось очутиться на брегах Невы. На сей раз, буквально за два-три дня до моего приезда, умирает Ю.Андропов.
       Мой друг, встречая меня в "Пулково" и радостно бросаясь в объятия:
       - Господи, Голибушка! Ты бы почаще к нам приезжал...


  Зовут меня Голиб. А фамилия моя...
Read more...Collapse )
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
mualim

Бухара-Бэлла, Бухара-Бонна...






            В добрые советские времена, довелось мне работать в гостинице "Бухоро" от ВАО "Интурист" в качестве бармена-буфетчика. Что тут говорить: весёлые были годы. Много забавных и курьёзных случаев было описано мною, но об одном из них, который связан с моим старшим коллегой по работе - Амоном - как-то всё не доводилось рассказывать.
           Сегодня это упущение я исправляю и для того, чтобы сохранить эту правдивую историю так сказать, в оригинальном блеске и первоначальном колорите, перенаправляю читателя к своему другу, от лица которого и будет в дальнейшем вестись повествование.
Read more...Collapse )
mualim

Обратная связь или нет пророка в своём Отечестве...





          Кто-то любит коллекционировать монеты, кто-то - произведения искусства, а кому-то нравятся яхты, виллы, дворцы и прочая недвижимость. Мне же, нравится собирать ... отзывы. Да-да, отклики на мои произведения: короткие рассказы, байки, миниатюры... И вы, возможно, не поверите, но оказывается это очень интересное занятие. Иногда попадаются такие "жемчужины", которым бы позавидовала иная "ама" (женщины-ныряльщики в Японии). Это ещё и способствует развитию критического мышления и позволяет, взглянуть на себя как бы со стороны, не предвзято и объективно.
Read more...Collapse )
mualim

Мелиховские беседы или подмосковные вечера (5)


День четвёртый - В гостях на Патриарших...




         Так уж сложилось, что мне по жизни везёт на хороших людей. Так произошло и на этот раз, когда попрощавшись со своими друзьями в подмосковном городе Чехов, я утром 16 августа возвратился в Москву с тем, чтобы в 15-15 отправиться назад, в Санкт-Петербург. Но перед этим, у меня была запланирована встреча с одной уникальной творческой парой. Это Елена и Сергей Москалёвы.
Read more...Collapse )
mualim

Мелиховские беседы или подмосковные вечера (4)




День третий - Блины, шницель и пельмени


  Утро третьего дня нашего "мелиховского" пребывания началось с приготовления блинов. Да-да, обычных русских блинов. И как оказалось, я вновь угодил своим друзьям.
  - О, блины! - заглянув на кухню воскликнул Амон. - В последний раз я их, наверное, ел у дядь-Коли, когда мы работали в "Интуристе".
  - Ты помнишь дядь-Колины блины? - удивился я: мне казалось, что кроме меня никто уже не помнит вкус этих волшебных блинов - https://golibus.livejournal.com/16606.html.
  - А как же: разве можно их позабыть? - вскинул кверху брови мой друг. А потом, хитро сощурившись -  Кстати, сейчас проверим твои и сравним...
  - Заранее сдаюсь... - вынужден был я капитулировать.
  Однако, то ли сжалившись надо мной, то ли, и в самом деле, сегодня мне, вроде бы, удалось хоть на чуточку приблизиться к эталону, но завтрак пришёлся по душе всем.
  - О, блины! - вслед за Амоном среагировал и Михаил, спустившись сверху и присоединившись к завтраку. - Я их обожаю есть со сгущёнкой!
  К тому времени, я уже успел заблаговременно обжарить "домашний" фарш с лучком и зеленью, обильно приправив специями и травами, и стал заворачивать начинку в остывшие к тому времени остальные "пустые" блины, превращая последние в "Блинчики с мясом".
  - Их можно заморозить и доставать по мере надобности. - счёл необходимым я предупредить хозяина дома на всякий случай, так как назавтра мне уже предстояло возвращаться в Москву, а оттуда - домой, в Питер.




  - А как же пельмени? - обратился ко мне Амон. - Ты ведь, обещал нам налепить чуть ли не триста пельменей!
  - Не переживай, налеплю... успею. - заверил я приятеля. - Только, фарша тут хватит лишь на двести штук...
  - Нормальнобляпойдёт! - скороговоркой выпалил Амон, подражая характерному говору одного из наших воронежских приятелей. Тот имел обыкновение, именно таким образом откликаться на обычный вопрос: "Как дела?".
  Естественно, после такого ответа, все трое чуть не оказались от смеха под столом...
  После завтрака, неутомимый Михаил вновь принялся за уборку своего обширного хозяйства, в то время, как мы с Амоном, оставшись наедине, продолжили свою работу. Все эти три дня, что довелось мне пробыть у Миши на даче, я добросовестно записывал буквально всё, что наговаривал мне  друг. Собственно, именно ради этого я сюда и приехал. Темы разговоров были самыми различными, но - в основном - про Бухару.
  Ещё будучи в Ташкенте, мой старший зять выразит сожаление по поводу того, что Амон, так много зная про этот древнейший город, не удосужился поделиться своими знаниями со мною. О чём вскоре и сообщит напрямую.
  - Было бы очень обидно и несправедливо, если наши познания об истории, этнографии и архитектуре Бухары, так и канут в небытие вместе с нами... - обратится он к своему родственнику. - А ведь, Вам есть чем поделиться "с народом"?
  И спустя пару лет,  Амон наконец "созреет", предложив мне, совместными усилиями написать книгу про родной город.
  А потому, с самого утра, я включаю свой диктофон и записываю всё подряд, без разбору. Иногда мой друг забывается и отвлекаясь в сторону от основной темы,начинает мне сообщать такие подробности (в основном, смешные и/или пикантного характера), что вдруг, спохватившись, внезапно останавливается.
  - Погоди, ты что: и это записываешь? Нет-нет, это не надо!
  - Не переживай, дорогой, - заверяю я его - ни одна строчка не будет обнародована и предана огласке, прежде чем не ляжет для авторской правки на твой рабочий стол!

       Так, незаметно, время близится к обеду. Я встаю за плиту и на скорую руку готовлю шницель из куриной грудки. И, принимая во внимание, что мои друзья стараются соблюдать некоторую диету, в качестве гарнира прозаично обжариваю на растительном масле тонкие пласты баклажана.
   Тем временем, возвращается наш трудяга Миша, который с удовольствием доедает "Котлету по-киевски". Амону приглянулись баклажаны со шницелем, ну а я "насел" на свою любимые блинчики с мясом, которые могу есть и на завтрак, и на обед, и на ужин. Тем более, что под водочку они "катят" ну просто идеально. В отличие от меня, мои сотрапезники не особо жалуют алкогольные напитки. И - правильно: мне больше достанется!






  - Какое разнообразие пищи сегодня! - улыбается Михаил - Даже как-то жалко всё это есть.
  И мгновенно перед моим взором предстаёт образ Сергея Григорьевича Файнберга - педиатра и психоневролога, автора нескольких научно-популярных книг - с которым мне доведётся провести немало интересных вечеров за мантами, сидя в уютной "хрущёвке" в гостях у Галины Николаевны - https://golibus.livejournal.com/181286.html
  - Знаете, мне Вас по-настоящему жалко, Голиб. - признается он после очередного застолья. И пояснит - Вот, Вы сейчас, столько времени потратили на всю эту красоту... на этот воистину кулинарный шедевр. А тут,  пришли мы и... в одночасье уничтожили плоды Ваших усилий. Не справедливо, как-то, получается...
  На что я ему:
  - Сергей Григорьевич, насколько мне не изменяет память, Вы ведь, отнюдь неравнодушны к искусству, в частности к живописи?
  И на его утвердительный кивок:
  - Так вот, представьте себе, какое удовольствие получает художник от созерцания другими (совершенно чужими и незнакомыми ему) людьми, его полотен. И какие чувства и эмоции при этом он испытывает...
  - Да, конечно, но... ведь, те шедевры остаются и продолжают радовать огромное количество последующих поколений...
  - Понимаю... - согласно киваю головой - Но ведь и я испытываю не меньшее удовольствие, когда плоды моих усилий опускаются на дно желудков приверженцев моего скромного творчества. Поверьте: это настоящее счастье для повара - когда твоё усердие с благодарностью принимается другими.  И - следовательно - опускаются на благодатную почву, рождая в ответ соответствующую реакцию. Большего мне и не надо...




 Наконец, ближе к вечеру, на ужин нас ждут пельмени.
 - Мне, пожалуйста, с бульончиком!
 - А мне - без: я их обожаю есть со сметаной.
 - А я их люблю есть жаренными. - признаюсь я и заверяю - Не переживайте, вам их хватит на целую неделю: там, в морозилке, целых три пакета. А самое главное - их не сравнить по качеству с магазинными. Так как  в них вложена частица моей души.
---------------------------
(Продолжение следует...)
mualim

Мелиховские беседы или подмосковные вечера (3)




День второй - Котлеты по-киевски


         Предусмотрительным и заботливым хозяином, мне была предоставлена отдельная (гостевая) комната на втором этаже. Естественно, по завершению ужина, у меня хватило сил лишь на то, чтобы раздеться и плюхнуться в кровать. То есть, я даже не удосужился, включить свет и ознакомиться с интерьером и обстановкой  "своей" комнаты.
         Зато наутро был приятно поражён, когда, продрав глаза, бросил взгляд на одеяло.
Read more...Collapse )
mualim

Мелиховские беседы или подмосковные вечера (2)





Музей-усадьба Мелихово в Чеховском районе. Фото из интернета.



День первый - Қаиш


- Ты знаешь, я тут подумал и решил: а не собраться ли нам с тобой вместе и покалякать за жизнь? - предложил мне мой друг, ознакомившись с очередной моей книжкой "Джины из хурджина", которую я ему подарил весной 2019 года. - Тем более, что мне тоже, есть, что добавить в нашу общую копилку воспоминаний.
- О, я был бы только счастлив! - искренне обрадовался я тому, что мой друг наконец-то созрел для того, чтобы поделиться своим немалым житейским опытом и научным багажом. - Более того, если ты поделишься со мною своими знаниями о Бухаре, то я готов для этого поехать хоть на край света!
- В таком случае, предлагаю, встретиться "на середине", в Москве. - ответит Амон и пояснит. - Ты приедешь туда из Санкт-Петербурга, а я прилечу из Ташкента. Полагаю, что дня три нам будет вполне достаточно для начала.
- Прекрасно! - подхвачу я его идею. - В таком случае, я возьму по этому случаю маленький отпуск на работе.
Read more...Collapse )
mualim

Мелиховские беседы или подмосковные вечера (1)




Амон, я и... бухарский каиш. На даче, рядом с Мелихово (Чехов), август, 2019 г.


ВСТУПЛЕНИЕ

"Коси коса пока роса" - гласит известная поговорка. Или - говоря иначе - "Куй железо пока горячо!". Это к тому, что с момента окончания моей короткой командировки в Москву прошло уже три дня, а я всё никак не могу приступить к отчёту. Мне на собственном опыте пришлось убедиться в том, что впечатлениями следует делиться сразу же "по горячим следам", пока свежи в памяти недавние события. Ведь, стОит лишь полениться и отложить на некоторое время, как потом будешь сожалеть, ибо всё самое главное и ценное, что ты первоначально хотел донести, словно сквозь сито, утекает и обесценивается, да к тому же, картинки тускнеют и гаснут со временем. Мне это было хорошо известно и, тем не менее...
Read more...Collapse )
mualim

Про эмира, Насреддина и... верблюдов





- Ты прав, о мудрый начальник, - смиренно ответил Ходжа Насреддин, снова развязывая пояс. - У моего ишака в Бухаре действительно великое множество родственников, иначе наш эмир с такими порядками давным-давно полетел бы с трона, а ты, о почтенный, за свою жадность попал бы на кол!
Прежде чем сборщик опомнился. Ходжа Насреддин вскочил на ишака и, пустив его во весь опор, исчез в ближайшем переулке.
- Скорее, скорее! - говорил он. - Прибавь ходу, мой верный ишак, прибавь ходу, иначе твой хозяин заплатит еще одну пошлину - собственной головой!
(Л.Соловьев "Повесть о Ходже Насреддине")


      Нет, что ни говори, но мы живём в удивительное время. Когда, за одно лишь недоверие к действиям существующей власти, запросто можно засадить в "кутузку" или "автозак", переломать тебе кости, засудить и отправить на несколько лет в места не столь отдалённые... Отбирать у больного диабетом инсулин, а потом сознательно доводить его до комы - это уже, извините, не СССР. И даже не фашизм! Это нечто по-страшнее и ужаснее... Простите, но я - как всегда - с самого начала несколько отвлёкся от того, о чём собирался вам поведать.
      Что подвергает сомнению, распространённое убеждение, что человек учится только на собственном опыте? Отдельные эксперименты подтверждают кое-что о человеческом образовании, что применялось на Востоке на протяжении тысячелетий и было распространено на Западе в период Средневековья. У Мастера были ученики; и они обучались, наблюдая за ним и находясь в его присутствии.
      Однажды ходжа Насреддин предстанет перед эмиром по обвинении в ереси. Он признался в том, что говорил людям следующее: "Мудрецы, подобные этим, невежественны, нерешительны и невразумительны."
- Насреддин, ты можешь высказаться первым. - благосклонно обратился к нему монарх.
- Могу я задать учёнейшим всего один вопрос? - робко произнёс ходжа.
- Приступай. - Эмир утвердительно кивнул своей чалмой.
- О, мудрецы! Что есть хлеб?
 "Хлеб"? Что за глупый вопрос? - рассмеялось собрание.
 И - тем не менее - Насреддин потребовал от мудрецов ответа на поставленный вопрос.
 - Хлеб - это субстанция, предназначенная для питания людей. - заявил один из них. - В действительности, это еда.
 - Хлеб... хлеб. - глубоко задумался второй и продолжил - Это сочетание воды и муки, смешанных в определённой пропорции и подверженных воздействию определённого тепла.
 - Это благословение, которое нисходит подобно манне небесной - начал третий. - Это дар Господа, невзирая на человеческое беззаконие и на его не заслуживающее того состояние...
 - Хлеб - это субстанция, - заявил четвёртый - из которой человек получает питательное вещество.
 - На протяжении  веков, учёные и мудрецы искали ответ на этот вопрос. - заключил наконец пятый мудрец. - Но до сих пор, необходимо признать, что никто в действительности не знает.
 - Ваше Величество! - обратился ходжа Насреддин к повелителю - Как Вы можете доверять этим людям? Не странно ли, что они не могут согласиться насчёт природы того, что они едят каждый день, и в то же самое время единодушны относительно того, что я еретик?


И в заключение (для поднятия настроения), небольшая известная старинная задачка, несколько видоизменённая и представленная в авторской интерпретации.







- Валико, восемь было: один баран куда делся?
- А себя ты посчитал?
- Нет.
- Так восемь - это было вместе с тобой...
(Из к/ф "Мимино", реж. Г.Данелия)


       Жил-был однажды старик, который не хотел, чтобы его дети - его три сына - превратились в жертвы ограниченного мышления. Поэтому, находясь у врат Вечности, он составил завещание, в котором говорилось, что всем трём своим сыновьям он оставляет в наследство стадо верблюдов, коих числом было ровно семнадцать. С указанием, что первый сын должен получить половину от этих семнадцати верблюдов, второй сын должен получить треть от указанного общего количества верблюдов, а третий сын - девятую часть от этого.
      И по смерти отца, когда сыновья приступили к выполнению завещания, то вынуждены были признаться, что не могут справиться с поставленной задачей. Так как семнадцать не делится ни на два, ни на три, ни на девять.
      "В таком случае, не продать ли нам верблюдов?" - задумались братья.
      Но в этом случае, получалось, что они нарушают правило завещания.
      Поразмыслив ещё немного, они подумали, что могли бы зарубить этих верблюдов, но... тогда, это не только не шло поперёк воли отца, но также, было бы нехорошо по отношению к самим верблюдам.
       Таким образом, им оставалось лишь одно - найти мудрого человека, который помог бы им разрешить эту задачу.                  После долгих поисков, им наконец улыбнулась удача и на их жизненном пути встретился ходжа Насреддин. Он выслушал внимательно братьев и сказал:
       - Я добавлю своего верблюда к этому стаду.
       В итоге получилось восемнадцать верблюдов.
       - Теперь мы можем приступить к выполнению воли вашего отца. - улыбнулся ходжа и продолжил - следовательно, девять верблюдов, являясь половиной стада - доля старшего сына, шесть (одна треть от стада) - отходят к среднему и два (одна девятая) - доля, которая причитается младшему сыну.
        В итоге, остаётся лишь один верблюд, которого и забирает себе назад мудрец, в точности исполнив завещание старика и обучив тем самым молодых людей тому, чего желал от них добиться их отец.
mualim

Навстречу звёздам: памяти моего Учителя посвящается...






            Вот и не стало моего Учителя... Ещё одного важного и близкого (после родителей) мне человека, с которым канула в вечность чуть ли не целая эпоха. Во всяком случае, для меня - точно. Потому что, с этим именем было неразрывно связано очень многое: моё детство, школьные годы, первые уроки становления, которые затем уже, во взрослой жизни, помогут осознать себя личностью. Потому что он являлся для меня некоей путеводной звездой...
        Если честно, то я подспудно чувствовал, что этот день когда-нибудь настанет, ибо все люди смертны, но... отодвигал от себя эти дурные мысли. Все мы, как правило, желаем своим близким и дорогим нам людям лишь одного - здоровья и долгих лет жизни. "Дожить до ста лет!" Не задумываясь над тем, что важно не количество прожитых лет, а - их качество. Михаилу Михайловичу Белоусову повезло: он действительно, не только прожил долгую и счастливую жизнь, но и оставил после себя достойную память. И - что самое главное - воспитал не одно поколение порядочных и честных людей, каким являлся он сам.
      Он был не только Учителем и Педагогом, но и прирождённым Воспитателем, которых теперь не так часто можно встретить в педагогической среде. Особенно в наше непростое время, когда ценностные ориентиры общества сместились в чисто материальную и прагматическую плоскость, где стремление к деньгам, к наживе и к жажде власти стало нормальным явлением, уступив место тем ценностям, на которых воспитывалось моё поколение советских школьников. И одним из идеалов которых лично для меня всегда являлся Михаил Михайлович.
     Такие люди, наверное, рождаются раз в столетие, и я рад и горжусь, что на мою долю выпало, воспитываться под руководящим началом такой уникальной личности. И всюду, куда бы потом не забрасывала его судьба, на каких бы должностях ему не доводилось трудиться, он с честью и добросовестно справлялся со своими обязанностями, не поступаясь своими моральными принципами и не вступая в сомнительную сделку со своей совестью. Это был в высшей степени порядочный и честный Человек. Каким он и останется навсегда в памяти не одного поколения вращённых им учеников. Впрочем, почему "был"? Он - ЕСТЬ и всегда БУДЕТ! Потому как, лично для меня он не умер, а всегда ЖИВОЙ! И пока я жив, он неизменно - словно живая картинка - будет находиться предо мною. Как моральный ориентир, как спортивная планка, как нравственная высота, к которой мне необходимо дОлжно стремиться с тем, чтобы постараться хотя бы достигнуть её.
     В среде учёных и астрономов принято считать, что каждое мгновение а нашей необъятной Вселенной рождается новая звезда. И мне очень хочется верить, что сегодня, на просторах одной из многочисленных Галактик, вспыхнула новая звезда и имя ей - Михаил Михайлович Белоусов. Он с честью выдержал свой жизненный экзамен на этой Земле и, получив от Всевышнего новое задание, двинулся покорять новые неизведанные просторы необъятного мира. Оставив нам взамен частичку себя - добрую и светлую память.
------------------------------------------
P.S. Ниже, представляю несколько своих миниатюр, так или иначе, связанных с моим Учителем...

МОИМ  УЧИТЕЛЯМ...

     Глядя на немалую часть сегодняшнего поколения молодых людей, в сознании которых хамское поведение или наглая выходка расценивается как раскованность, а грубый и пошлый юмор - как удачная острота, невольно переносишься в своё недавнее прошлое и, сравнивая, приходишь к выводу, что мы жили, все же, намного интереснее.
     И первая мысль, которая приходит сразу вслед за подобными рассуждениями - "наверное, я старею". И, тем не менее, невозможно списать на старость то, с чем приходится сталкиваться почти ежедневно. Когда совсем юные подростки-девочки, идя по улице и абсолютно не стесняясь и не обращая внимания на окружающих, средь бела дня совершенно спокойно пересыпают свою речь таким "изысканным трехэтажным" матом, от которого бывалого боцмана контузило и опрокинуло бы за борт, мне, откровенно говоря, становится немного не по себе. Когда более 80% встречаемых мною детей, закончивших школу, не умеют не только связно излагать свои мысли, грамотно говорить, но сплошь и рядом пишут с ужасающим количеством грамматических и орфографических ошибок, мне становится грустно. Когда молодые люди, утратив элементарную вежливость, былую галантность и учтивость, в разговоре с противоположным полом употребляют такие слова, от которых вянут и отваливаются уши, мне с горечью приходится констатировать, что размах деградации затронул значительный пласт сегодняшней молодежи. И это только в Санкт-Петербурге! Что же, в таком случае, можно сказать об остальных регионах?
      Впрочем, ничего удивительного здесь нет. После развала Союза и последующего вслед за этим огромного количества экспериментов, связанных с реформой школьной программы, отвечающей веяниям "нового времени", с учетом изменившейся политической ситуации, мы "успешно" добились лишь одного: с присущей нам энергией, с завидным упорством, и привычкой - впадать в крайности ("ломать - не строить!"), мы легко расстались с действующей системой школьного образования и, наскоро, можно сказать в одночасье, живо переписав (в который раз!) историю собственного народа, предоставили нашим детям взамен ... кукиш с маслом. С единственной разницей, что теперь, для того, чтобы получить хотя бы приблизительный уровень того образования, который в недалеком прошлом имел право любой гражданин получить бесплатно, следует раскошелиться на немалую сумму денег. Но даже это не гарантирует Вам ничего, поскольку прежних учителей и педагогов уже не найти "днём с огнём".
     В ВУЗах дело обстоит не намного лучше. Поэтому, вряд ли стоит удивляться такому огромному количеству неквалифицированных молодых кадров, заполонивших собою конторы и офисы крупных, средних и мелких предприятий страны. Ценностные ориентиры этих молодых людей, с "легкой руки" и подачи средств массовой информации, с их плоской по содержанию, но эффективной (с точки зрения внедрения в сознание молодежи представления о "новом образе жизни") рекламой, уже давным-давно сместились из области духовных приоритетов в область сугубо материальную и потребительскую. Главная цель сегодняшнего молодого человека - добиться уютного и тепленького местечка в какой-нибудь фирме, где платят много денег. Очень много. Чтобы в первую очередь - можно было бы купить машину, затем - квартиру. Дальше - у кого какая фантазия. В этом и заключается весь смысл жизни. И для достижения этой цели, многие готовы, если потребуется, буквально пройти по головам, не брезгуя никакими средствами.
      Я же, с теплотой вспоминаю нашу школу номер 4 им.А.Навои, наш класс, наконец, наших учителей и преподавателей. До чего же мне повезло в жизни с учителями!

"Лицом к лицу лица не увидать,
Большое видится на расстоянии..."

    Это сейчас, спустя столько лет (и чем дальше, тем больше!), я начинаю осознавать - какие замечательные педагоги жили рядом с нами, щедро одаривая нас теплотой, заботой и лаской, наполняя детские души любовью и знаниями, которые необходимы для становления независимой личности. Чтобы впоследствии иметь право гордиться своим учеником, который сумел реализовать себя в жизни став человеком и гражданином.
    Как же мне отблагодарить Вас, уважаемая ЛЮБОВЬ  МОИСЕЕВНА  ЮХТМАХЕР, за то, что мне выпало огромное счастье - быть непосредственно одним из ваших учеников? Ваши уроки русского языка и литературы никогда не изгладятся из моей памяти. Потому, что Вы искренне и всей душой любили свой предмет и сумели привить эту любовь своим ученикам. Мне никогда не забыть, как на уроке, посвященном Есенину, рассказывая о его творчестве и читая стихи, Вы не сдержались, и у Вас на глазах выступили слезы. И как весь класс, затаив дыхание, (пока Вы снова, не взяли себя в руки) слушал Вас с таким вниманием, что не обратил внимания на школьный звонок, извещающий об окончании урока.
Если верить окружающим, то "четверка", которую Вы поставили мне по русскому языку и литературе заработана мною честно.
     Мне до конца своих дней не простить себе того, дорогой МИХАИЛ  МИХАЙЛОВИЧ  БЕЛОУСОВ, что на Ваших уроках по химии я частенько был невнимателен. И даже "тройку", полученную по вашему предмету, я считаю незаслуженно завышенной. Только теперь, по истечении многих лет, я осознал, что Вы являлись не только хорошим педагогом, но еще и настоящим Воспитателем, сумевшим внушить своим подопечным такие понятия, как Честь, Совесть, Благородство.
     Я в неоплатном долгу перед Вами, уважаемая МАРА  МОИСЕЕВНА  РЕЙХЕР. А ведь, как я боялся Вас и особенно вашего предмета - математики. И, оказывается, напрасно. Потому, что Вы сами же развеяли школьный миф "грозной учительницы", когда однажды,окончив школу, я навестил Вас дома. Я застал Вас такой "домашней" и доверительно сердечной, что на всю оставшуюся жизнь, Вы останетесь в моей памяти именно такой. А "тройкой" по алгебре и особенно "четверкой" по геометрии я горжусь, по сей день.
      Ну, почему же Вы не спросили меня о детекторном приемнике, уважаемая ВЕРА  ВАСИЛЬЕВНА  ПОПОВА? Вы ведь прекрасно знали, что это единственная тема из всего, что я знал по физике, причем на "пять". И, тем не менее, Вы сжалились и поставили "тройку" вместо справедливо заслуживающей меня "двойки".
      Наконец, я хочу до самой земли поклониться Вам, уважаемая АННА  ВАСИЛЬЕВНА  ИВКОВА, - моя первая учительница, научившая меня писать, читать и считать. Помните, как 1 сентября 1964 года, собрав нас во дворе школы, и обратившись ко мне, Вы спросили: "Как тебя зовут?". Растерявшись и полностью оробев, я лишь испуганно промямлил: "Не знаю", и все вокруг засмеялись, а я окончательно струсил, решив, что теперь уж, меня  точно не примут в школу?
       Через десять лет, после окончания школы, мне удастся собрать подавляющее большинство нашего класса. В ресторане гостиницы от ВАО "Интурист" мы "оторвались" по полной программе, прекрасно проведя время и делясь друг с другом впечатлениями и воспоминаниями о нашей школьной жизни. И хотя стол наш был по современным меркам достаточно скромным, главное блюдо, заказанное нами на "второе", почему-то, зафиксировалось в памяти.  Конечно - бефстроганов...

ОТПУСК

  ...А во второй половине этого дня мне посчастливилось побывать в гостях у своего Учителя, который загодя пригласил меня, прознав о том, что я нахожусь в Бухаре. Я не случайно набрал это слово с заглавной буквы, ибо Михаил Михайлович Белоусов на самом деле является любимым и обожаемым человеком, которого любят и почитают не только несколько поколений школьников, закончивших школу № 4 имени Алишера Навои, но и подавляющее число жителей Благородной Бухары.
  Скажу более: я рад и горжусь тем, что будучи прошлым летом в Санкт-Петербурге, Михаил Михайлович с супругой были гостями моего дома и мы нашли время не только тесно пообщаться, но и прогулялись с ветерком на речном "трамвайчике". На память о чём, у меня на видном месте красуется магнитик-блюдце, каждый раз напоминая мне об этом удивительном человеке.



    На самом деле, отец моего школьного учителя - Михаил Иванович Белоусов - был родом из Новосибирска. Всю жизнь являясь кадровым военным Советской Армии и выполняя свой гражданский долг вплоть до своей отставки и выхода на пенсию.

"И бросало меня по свету белому от Амура до Туркестана…"

"А ежели вовсе не судьба нам свидеться, Катерина Матвеевна, то знайте, что был я и есть, до последнего вздоха, преданный единственно вам одной. И поскольку, может статься, в песках этих лягу навечно, с непривычки вроде бы даже грустно. А может, от того это, что встречались мне люди, в последнее время, душевные, можно сказать, деликатные."

      И действительно: Михаилу Ивановичу довелось служить почти во всех республиках Средней Азии (Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан), встретить немало душевных и деликатных личностей, пока наконец, судьба не заставила его бросить свой якорь среди песчаных барханов,  в уникальнейшем из древнейших оазисов Востока -  Бухаре. Обосновавшись окончательно вместе с семьей в этом древнем и гостеприимном городе, пожилой ветеран и бывший фронтовик, заживет мирной жизнью, воспитывая своих детей.
     И именно отсюда, его сын - Михаил Михайлович Белоусов - в 1959 году окончив школу им.М.Фрунзе, поедет  в Ашхабад, поступать в Сельско-хозяйственный Институт, который благополучно закончит через 5 лет, получив диплом Учёного агронома. После чего, пойдёт  в Армию, где успешно прослужит год в войсках ПВО Закавказского Военного Округа, в городе Баку - столице Азербайджана. Кстати, уже там он станет кандидатом в члены КПСС.
      Наконец, возвратившись в Бухару, Михаил Михайлович проработает некоторое время на станции защиты растений, а затем,  в 1966 году устроится преподавателем химии в школе №4 им.А.Навои. Его будущая супруга Анна, годом раньше закончит эту же школу. По этому поводу, Михаил Михайлович будет часто вспоминать и сокрушаться в кругу своих друзей и знакомых: "Надо же - если б не служба в Армии, то я мог бы преподавать у своей же супруги, став для неё ещё и Учителем!"
      А ещё через 4 года, когда мне доведётся перейти в 7 класс, у нас появится предмет "Химия". И в наш класс (а также в мою жизнь) впервые войдёт высокий симпатичный молодой Учитель, с обаятельной улыбкой и характерным юмором. Что, однако, вовсе не помешает ему оставаться строгим и справедливым, что касалось знаний и оценок. С тех пор, он проработает много лет в качестве учителя, педагога и воспитателя, оставив в сердцах его многочисленных благодарных учеников неизгладимые впечатления и добрые воспоминания.
     А потом... Потом, судьба перебросит Михаила Михайловича на другие ответственные участки, где он, верный партийной дисциплине, будет продолжать добросовестно трудиться, завоёвывая с годами почёт и уважение граждан города.
      Сначала, партийное руководство обяжет его стать директором одной из 8-летних школ: и вскоре, благодаря усилиям Михаила Михайловича Белоусова, эта школа поднимется и выйдет на уровень средне-образовательных школ города. Затем - работа  в обкоме, где он станет заведовать отделом по образованию и учебной частью. И всюду, куда бы его не направили, безотказный и с детства приученный к дисциплине учитель, партийный работник и гражданин, всюду он великолепным образом справляется с возложенными на него обязанностями. Сохранив при этом ясность ума, добрый нрав и характерный своеобразный юмор, который обладает удивительной способностью - притягивать и располагать к себе всех, кому доводилось соприкасаться с ним по работе или просто, по жизни.

     На сей раз, можно сказать, я попал "с корабля на бал", так как именно в этот день близкие и родные моего Учителя отмечали юбилей его супруги - обаятельной Анны Ивановны. Со всех концов бывшего Советского Союза прилетели родные, чтобы собраться за уютным домашним столом. И не скрою: особо приятно, что мне было оказано такое доверие и честь, быть причисленным в этот вечер к этому семейству.
    Я не знаю - специально или это просто, совпадение - но на "горячее" были поданы "Манты" - моё самое любимое блюдо! Признаться, я был поражен тому, какое тонкое тесто было раскатано именинницей, о чём, не удержавшись, признался Анне Ивановне.
     - О, в таком случае, теперь я окончательно спокойна! - восторженно отозвалась хозяйка и призналась - А то ведь, я так волновалась... всё-таки, сам мастер-усто...
      "Мастер-усто" при этих словах густо покраснел и... опрокинул ещё одну стопочку за здоровье хозяйки и всех присутствующих.
      Я не заметил, как в конце застолья, все родные и близкие тактично оставили меня наедине с Михаилом Михайловичем. А поговорить, как говорят одесситы, было есть об чём о многом. Причём, как это и следовало ожидать, открыто и без прикрас. Наконец, я не выдержал и задал своему Учителю давным-давно заготовленный вопрос:
      - Скажите: вот Вы всегда учили меня говорить правду и быть честным. Хотя бы по отношении к самому себе. - начал я, заметно волнуясь. - Вот теперь, когда столько изменений произошло в нашей с Вами жизни, оглядываясь назад, в прошлое, сожалеете ли Вы о чём-нибудь?
      Михаил Михайлович совсем на короткое время впал в задумчивость, а потом, подняв на меня свои усталые и много повидавшие в этой жизни глаза, откровенно произнёс:
      - Знаешь, я тебе так скажу: то, что было хорошего в той жизни - это наше. - И, выдержав паузу, заключил - И то, что было плохого - это тоже наше! А вывод из всего этого тебе должно подсказать твоё сердце.
      Мне ничего не оставалось как, опустив голову, впасть в глубокую задумчивость. Спасибо, Учитель!
      Я не остался в долгу, подарив своему Учителю и Педагогу экземпляр очередной своей книги "Заплатки из лоскутков": мне почему-то показалось (во всяком случае, хочется верить и надеяться), что этот скромный подарок - явное свидетельство тех его результатов, что были затрачены не только на моё воспитание.

ВЕЛИК И МОГУЧ...

   Время неумолимо утекает в прошлое и вот уже мы сами, незаметно, перешагнули тот порог возраста, в котором некогда находились наши родители. А потому, хочется остановить мгновенье с тем, чтобы поделиться некоторыми историями, связанными с уникальными личностями, которые давно уже отошли в мир иной. Чтобы хоть на минутку вернуться в то наше до боли щемящее прошлое и по-доброму взглянуть на тех государственных мужей, которые, несмотря на все свои мелкие недостатки (свойственные любому нормальному человеку), тем не менее, не чета были нынешним чиновникам.
   На праздновании своего юбилея, тогдашний секретарь ЦК обкома по идеалогии Х.Н.Муминов пригласил всех сотрудников аппарата в ресторан "Бухоро" (от ВАО "Интурист"). В числе приглашенных был и мой школьный учитель М.М.Белоусов, который с конца 70-х гг прошлого века был назначен инструктором в отдел науки и учебных заведений.
А следует отметить, что Хамид Нуриддинович, несмотря на занимаемую должность и высокое положение, был человеком очень даже доступным и вполне демократичным. Это я помню ещё по тем временам, когда он возглавлял главный рупор местного обкома, газету "Бухоро Хакикати" ("Бухарская Правда"), где мой отец работал сначала ответственным секретарём, а затем (после ухода Муминова) и заместителем редактора. Несмотря на относительно невысокий рост, Муминов выглядел всегда представительно: у него было умное лицо и приветливый взгляд. Во всяком случае, при общении с ним я испытывал заметную робость и на физическом уровне чувствовал, как от него исходит какая-то почтительная аура, столь свойственная умудренным людям, политическим деятелям и государственным мужам.
    "Старая" редакция размещалась в те далёкие 60-е недалеко от древней цитадели Арк, в ветхом глинобитном здании каркасного типа.  Достаточно часто, отец звонил домой маме с тем, чтобы она отправила меня к нему: в обеденный перерыв мы с родителем шли на базар, где совершали покупки и я, затаренный двумя авоськами, тащился по невыносимой жаре в сторону автобусной остановки, чтобы доставить продукты домой.
     Однако я как всегда, несколько отвлёкся. Так вот, моему школьному учителю не раз приходилось общаться в довольно тесной и дружеской обстановке с Муминовым, который, как и всякий нормальный человек, не лишен был чувства юмора. А потому, с удовольствием делился с друзьями и близкими различного рода комическими историями. Вот несколько реальных историй про Хамро Махмуда, поведанных мне Михаилом Михайловичем Белоусовым.

***
В середине 60-х годов прошлого века, бухарским облисполкомом управляла неординарная личность, которого звали Хамро-Махмуд.
Несмотря на несомненный организаторский талант и прочие качества советского руководителя, у него был один существенный недостаток - он плохо ладил с русским языком.

***
К примеру, будучи в Ленинграде, он здорово ошарашил кассиршу, обслуживающую депутатскую кассу, бросив ей:
- Мне два бляд нужен, срочно. Дай!
Чуть позже выяснится, что речь шла о железнодорожных билетах...

***
В другой раз, наоборот, когда одна высокопоставленная особа из Москвы прилетела с какой-то проверкой в Бухару, сильно простуженный Хамро-Махмуд встретил её в своём кабинете, сходу "уложив" гостью следующей репликой:
- Извините, раздевайтесь, ложитесь: я немножко - проститутка...

***
А в московской гостинице, после душа, он долго не мог найти собственный номер, стучась ко всем подряд и выясняя:
- Простите, Хамро-Махмуд тут живёт?

***
Идёт конференция в одном из бухарских районов, где с докладом выступает Хамро Махмудович. А надо отметить, что за многими высоко поставленными чиновниками в ту пору были прикреплены так называемые помощники, которые подготавливали доклад и выполняли прочие технические мелочи. Помощником Хамро Махмуда являлся некий Грабовский, который в конце листа, в самом низу, приписал (для докладчика): "Смотри на обороте". Словом, обычная и понятная вещь для любого человека.
Докладчик, добросовестно пересказав слово в слово подготовленный ему текст и дойдя до этой строчки, невозмутимо закончил в зал:
- Смотри на обороте!
Однако, вместо того, чтобы взглянуть на то, что написано на обороте, Хамро Махмудович отложил этот лист в сторону и... взял в руки следующий экземпляр того же самого текста, который был напечатан под копирку. И... вновь начал читать ещё раз с самого начала.
В перерыве, Х.Н.Муминов дружески слегка толкнёт коллегу в бок и, заговорщически подмигнув, расплывётся в своей добродушной улыбке:
- Хамро Махмудович, а Вы заметили, что дважды прочли один и тот же текст?
На что тот, нисколечно не растерявшись, моментально найдётся:
- А я ведь, Хамид Нуриддинович, сделал это специально.
И на недоумённый взгляд своего собеседника, окончательно разъяснит:
- Чтобы лучше запомнили!

***
У Хамро Махмуда было несколько помощников. Одним из них являлся специалист по машинам по фамилии Филюк. И так случилось, что необходимо было срочно разыскать его для решения какого-то важного технического вопроса. Хамро Махмуд, которому с трудом давался русский язык, подзывает к себе одного из подчинённых и приказывает:
- Иди, срочно найди мне Плюк!
Тот, совершенно обалдевший от такого "кроксфорда-регбуса", долго и мучительно соображает про себя, ЧТО бы это значило. Наконец, "догадывается" и едет в ближайший колхоз, где с трудом раздобыв настоящий плуг, доставляет его к зданию Исполкома.
- Ты чё мне принёс?! - осведомляется председатель, ошарашенно разглядывая сельскохозяйственную соху.
- Вы же сами сказали, чтоб я доставил Вам плуг. - мямлит сотрудник аппарата.
- Э-э... Я тебя про свой помощник сказал: Пи-люк, понимаешь?!

***
Являясь выходцем из простого народа, можно сказать, оторванным буквально "от сохи", Хамро Махмудович страстно желал учиться, но постоянно проваливался на экзамене. Наконец, в один из своих приездов в Москву, он дошёл до приёмной самого Ворошилова. И войдя в кабинет, смело и не без обиды заявил:
- Клемент Ефремович! Значит, когда мы строили Советскую власть, Хамро Махмуд был нужен, так?! Когда началась Великая Отечественная война, Хамро Махмуд был нужен! А теперь, когда я хочу учиться, Хамро Махмуд уже не нужен, да?!
И по личному указанию сверху, его таки зачислят в институт.

***
На вступительном экзамене по русскому языку и литературе, когда Хамро Махмуду был задан вопрос: "Какие произведения М.Горького Вы знаете?", он не задумываясь ответил:
- "Мама"!

***
Во время плановой проверки одного из бухарских районов, комиссию (Н.Х.Гулямов, Б.А.Сон и М.М.Белоусов) пригласили на обед. Словом, в лучших традициях советского времени. Едва уселись за стол, как внезапно открывается дверь и на пороге возникает фигура Хамро Махмудовича. Оказывается, он также, находился в этом же районе с параллельной проверкой по линии ЦК. Вот как об этом повествует сам Михаил Михайлович Белоусов.
«Завидев меня и оглядев наш стол, Хамро Махмуд, осведомляется:
- Йе, Миша, а чё - "юз грамм - юз грамм" (узб. "сто грамм") нету, что ли?
На что я ему пытаюсь объяснить, дескать, жара... проверка ещё предстоит. Не слушая меня, он бросает рядом стоящему чиновнику:
- А ну-ка: давай, принеси коньяк!
Спорить, естественно, бесполезно. Тем временем, пока обслуживающий персонал разливает янтарную жидкость по пиалам, бывший председатель бухарского облисполкома просвещает нас, обращаясь ко мне:
- Слушай, Михал Михалыч! У меня есть один замечательный рецепт от давления. Во-первых, нужен хороший сон.
- Так вот он сидит рядом! - перебиваю я его, указывая на рядом сидящего Бориса Афанасьевича - Самый настоящий Сон!
- Не-е... я имею в виду "ухляй-ухляй" (узб. "спать-спать"). Во-вторых, надо кушать анор (тадж. "гранат") - очень хорошо помогает от давления. И в-третьих (наклонившись почти к самому уху): надо иметь сладкий девишка!
- Ха-ха-ха! - оживляются все вокруг.
После "первой", Хамро Махмуд кивает рядом стоящему: мол, давай, разливай. И на мою вялую попытку возражения:
- Михал Михалыч! Я всё понимаю: нам ещё всем работать, но ведь ты же бухарский! А это ЧТО означает? Правильно - "ҷуф" (тадж.  "чётное"). У русских принято "три", а у нас всего "два". А дальше, опять - работать, работать и работать!»