Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

ИТАЛЬЯНСКИЕ МОТИВЫ (10)

Часть вторая - ФЛОРЕНЦИЯ



Постоянно пьем "Чинзано",
Постоянно сыто - пьяно (о-йес)
(из м/ф "Приключения капитана Врунгеля")








    На вокзал Термини мы пришли задолго до отправления поезда Рим - Флоренция, так как номер в отеле нужно было сдать до полудня. Удивило, что во всём огромном вокзале нигде нет ни одной лавочки, где бы можно было посидеть.






  Поднявшись на 2-й этаж, мы нашли кафе со столиками, однако, прежде чем усесться, необходимо (для приличия) хотя бы что-нибудь купить. Я прошелся с подносом по кафе, которое больше напоминает обыкновенную столовую самообслуживания и выбрал жареный картофель и бутылочку фруктового сока, заплатив за всё это 8 евро.
  Картофель на вкус показался нам больше варенным, чем жареным, зато сок понравился обоим.







        Наконец, ознакомившись с электронным билетом и убедившись в том, что ничего не напутали, мы с интересом уставились на огромное табло в центре зала, где каждую минуту обновлялась информация о поездах. Удивительно, но информация об отправлении того или иного поезда появляется  чуть ли не в последний момент - минут за 10 - 15 до самого отправления.
          Естественно, я нервничал, потому как неизвестно, на какой путь нам предстоит бежать. А их тут более двадцати!







           Однако мои волнения оказались напрасными: мы вовремя успели на свой поезд и быстро нашли вагон и место. В точно указанное время, "Frecciarossa" бесшумно отчалил от вокзала, и нам только оставалось, полтора часа с интересом наблюдать за италийским пейзажом из окна экспресса. Скорость была приличная, по всей вероятности, менее 250 - 300 км/час: во всяком случае, я обратил внимание на то, как быстро мы обгоняли легковые автомобили, движущие по параллельной трассе.





       Не знаю - почему, но когда я сажусь в самолет или на поезд, во мне самым непостижимым образом пробуждается жор: я готов сожрать что угодно и кого угодно! Благо, жена, изучив меня за 30 лет совместной жизни до кончиков нервных окончаний, накануне, в супермаркете, заставила купить меня вареную колбасу с фисташками. И не 3-4 слайса, сквозь которые просвечивается видимый нам мир, а в целых полтора сантиметра толщиной. Когда продавец бросил этот кусочек колбаски на весы, я с ужасом схватился за голову - 750 грамм!
       - Ничего страшного - перехватив мой взгляд, отреагировала жена - Как раз, хватит до самой Флоренции.
       И надо отметить, что вопреки известной восточной поговорке "Послушай, что говорит женщина и сделай всё наоборот - и будет верно!", вынужден  констатировать, что иногда, всё-же, и женщину могут посещать здравые мысли. Воистину: мир, оказывается, непостижим!






            Вокзал Санта-Мария Новелла оказался небольшим, но очень симпатичным сооружением. Впрочем, мы уже догадывались о том, что после Рима нас должны встречать менее величественные по масштабу и инфраструктуре города. И - тем не менее - было такое ощущение, что мы неожиданно попали в страну лиллипутов: всё такое маленькое и скромное по сравнению с Римом. Хотя - как нам придётся убедиться вскоре - всё это, конечно, вполне относительно и условно.






      К примеру, эту церковь - Санта-Мария-Новелла - , расположенную возле главного вокзала, трудно назвать маленькой.
        Еще находясь на вокзале Риме, я выяснил по "вайфаю" - какой автобус нас довезет из Санта-Мария Новелла до нашей гостиницы. Автобус маршрута С2 подходил для этого идеально.
     И вот, мы выходим из небольшого вокзала на площадь и я пытаюсь (по навигатору) сорентироваться - где тут остановка автобуса С2?




ххх


О силе и материальности мысли...


   - Ну и куда нам теперь? - повернулась ко мне супруга, призрительно уставившись на мою растерянную физиономию.
   Всякий раз, когда нам предстоит уезжать, я начинаю ужасно нервничать. С Леной же, происходит прямо противоположное: едва мы прибываем на новое место жительства, с женой происходит необъяснимая метаморфоза.
    "Господи! - подумал я - Кто мне сможет объяснить: почему мы с возрастом начинаем бояться своих жен? Ведь, когда-то в молодости, мы дрожали от волнения, заслышав её имя. Сейчас тоже дрожим, но уже несколько по-другому..."
    Как тут не вспомнить сентенции С.Довлатова: "В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса."
   Невольно вспомнился разговор на эту тему с моим минским другом:
   - Андрей, ты не находишь, что они (имеется в виду - жены) нас ненавидят уже за то, что мы существуем на этом свете? Один лишь мой вид, уже раздражает её...
   - Я тебе приведу другой пример: к нам в гости заглянул один мой товарищ. Не успели мы перекинуться парой слов, как в комнату внезапно входит жена. Я, на секунду уставившись на нее, понимаю, что сейчас должно произойти нечто. И действительно: пристально глядя мне в глаза, усмехнувшись и фыркнув, она собирается покинуть комнату.
  Мой товарищ (в недоумении):
  - Наташа! Но ведь, он даже слова ещё не сказал?
  На что, супруга, (с обидой):
  - Он меня мыслью обидел...


ххх






       - "Боже мой! - подумал я, когда мы с трудом втиснулись в этот "игрушечный автобус" - Всё такое маленькое, узкое и тесное... Да ещё и с чемоданами все!"
        На каждом повороте, водитель терпеливо ждал, когда пешеходы соизволят его пропустить. А улицы - язык не поворачивается, назвать эти узенькие улочки "улицами".
        - Наш переулок Пирогова по сравнению с их улицами, кажется настоящим проспектом! - делюсь я своими первыми впечатлениями по телефону с другом.
        - Это ещё ничего: вот, когда вы прибудете в Венецию...
        "Ежели и наш отель окажется таким же тесным, то мне не сносить головы!" - прокручивались мысли всё то время, пока мы добирались от вокзала до центра города. Там, возле башни Барджелло и была забронирована наша 4-х звёздочная гостиница  "Borghese Palase Art Hotel".








       Наконец, очутившись на узкой улице Гиббелино, водитель автобуса повернулся к нам, дав понять, что мы приехали. С огромным волнением я дотащил наш чемоданчик до стеклянных дверей гостиницы. И только перешагнув порог  отеля, где нас встретила очаровательная Олимпия, меня постепенно отпустило.



ххх


Об общении и языковом барьере...



      - Голибушка, дорогой, меня интересует только один вопрос: и как вы там общаетесь? - озабоченно справляется мой друг по телефону.
      Я ему привожу лишь один из наших многочисленных диалогов:
      "- Гебен зи мир битте, плис, дуэ бильетто!
      - ?
      - Дай два билета, ссука!"
      И продолжаю:
      - Ты не поверишь, Андрей, но сегодня, возле стойки ресепшна, когда на идеальном английском мне целых 20 минут рассказывали  о правилах проживания в отеле, я всё понял.
      - Может, это был не идеальный английский, а плохой русский?



ххх








          Отель и в самом деле оказался вполне недурственным. Во всяком случае, после римского. Едва я попытался расплатиться за проживание, Олимпия расплылась в широкой улыбке и пояснила, что оплата будет производиться перед отъездом. Меня этот факт почему-то обрадовал не особо: "Кто его знает, что им ещё вздумается включить в итоговый баланс?" Неизвестно откуда, появился носильщик, который подхватил наш чемоданчик и донёс его до самого номера. Это встревожило меня ещё больше: "Наверное и эта услуга платная?".
     - Надо дать ему чаевые - подсказала жена.
     Я сунул было руку в карман, за кошельком, но наш слуга вежливо улыбнулся и, пожелав нам приятного времяпровождения, быстро покинул номер, оставив нас одних.







       Ближе к вечеру, освоившись с новой для себя обстановкой и оставшись довольной, моя царица постепенно отошла, отчего и моё настроение существенно улучшилось.
      - Ну-с, госпожа: куда мы сегодня рванём? - осторожно поинтересовался я - На площадь Синьории или к мосту Веккьо?
      - Нет - ответила жена - Сегодня был такой утомительный и напряженный день, что мне хотелось бы лечь по-раньше с тем, чтобы завтра к утру прийти в себя и быть готовой к новым ощущениям. Давайте, поужинаем в номере и - в койку.
      Мне ничего другого не оставалось, как нехотя согласиться с волей госпожи.
     - Вы обождите, я только на угол сбегаю... - процитировал я вслух строки из моего любимого А.Галича ("На сопках Манчжурии"),  посвященные не менее уважаемому Михаилу Зощенко.
     И поскакал на улицу, в поисках "мини" или супермаркета.






      Неспешно и с удовольствием бродил меж узких лабиринтов флорентийских улиц, наслаждаясь и впитывая в себя местный воздух и ауру, исходящую от стен многовекового города, невольно проводя параллели между бухарскими улочками, которые такие же узкие и также хранят тысячелетнюю историю города. И - влюбился во Флоренцию с первого взгляда, с первого вздоха. Это невозможно объяснить словами - это лишь можно прочувствовать на уровне сердца. Я рад, что Всевышний сподобился, одарить меня такой благодатью.







      Ибо, ничем другим невозможно объяснить тот факт, что, не будучи ни разу в жизни в этом городе прежде, мы остановились в самой сердцевине, где чувствуется пульс города и откуда до всех главных достопримечательностей рукой подать. Прав мой друг который признался:
     - Ты знаешь, Голибушка, как мы счастливы за вас: потому как, нас эта "заграница" уже заела, а вы на всё это смотрите глазами первооткрывателей, когда самые первые впечатления глубоко и накрепко впечатываются в ваши сердца и это остаётся на всю оставшуюся жизнь!
     Да: площадь Синьории (расположенная, кстати, всего в двух шагах от нашей гостиницы) предстала моему взору совершенно неожиданно, на одном из поворотов. И я застыл на некоторое время. И понял лишь одно: словами и буквами невозможно передать отдельные состояния души: это как вспышка молнии, как озарение, которое происходит помимо твоей воли, где-то в глубине твоей души. А потому, пытаться придать всему этому словесную шелуху - бесполезная задача.






        И - конечно-же - тот самый Давид. Неважно, что копия. Важно - какие ты чувства испытываешь при созерцании  этих идеальных пропорций человеческого тела. Не знаю - сколько времени я простоял перед статуей, но когда очнулся и глянул на часы, понял: надо срочно бежать "домой". Ведь, я выскочил на улицу всего на 10 - 15 минут, для того, чтобы найти супермаркет.






     Кстати, он оказался тоже рядом с нашей гостиницей, что в последствии сослужит нам немалую услугу: не всегда же мы можем позволить себе, питаться в ресторанах и тратториях, которые порой не дешевле, чем в Риме. Хотя, в общем и целом, цены тут на порядок ниже, чем в столице Италии.












        Наутро предстоял поход в галерею Уффици: билеты были приобретены заранее по интернету. И тем не менее (судя по опыту - Ватикан), я волновался и - как оказалось - не напрасно: таких "умников" как мы, оказалось немало. Из нас также, образовалась не маленькая очередь. Зато, в процессе продвижения очереди, мы сделали маленькое открытие: узнали немало интересной информации, например, про оливу.












    Описывать посещение галереи Уффици, как вы вероятно догадываетесь, мало интересное занятие: лучше, посетить самому. И всё-же, не могу устоять перед тем, чтобы не выразить своё восхищение перед полотнами художников Раннего Возрождения: Чимабуэ, Дуччо ди Буонинсенья и Джотто.












       Дуччо ди Буонинсенья является самым значимым представителем сиенской школы живописи того времени, которая делала акцент на использовании цвета и декоративности. Его «Мадонна Ручелай»  была написана в 1285 году. Дева Мария изображена сидящей на богато украшенном троне, по ее лицу, написанном согласно византийским традициям, скользит едва заметная улыбка. Кромка одежд Марии украшена золотом.
      Чимабуэ считается последним представителем византийской традиции в итальянской живописи. В его «Мадонне Санта-Тринита», темпера на дереве, написанной в 1280-1290 гг., можно наблюдать постепенное отдаление от византийских канонов. Художник попытался придать трону Мадонны, в арках которого изображены пророки, пространственную глубину. Эти попытки изобразить трехмерное пространство продолжит ученик Чимабуэ Джотто.
        Джотто считается отцом современной живописи, а его искусство можно отнести к Проторенессансу. Его «Мадонна Оньисанти», написанная в 1310 году, значительно отличается от произведений Дуччо и Чимабуэ. Фигура Богоматери обретает массу и объем, трон имеет пространственную глубину, создается иллюзия трехмерного изображения. Фигуры Джотто более похожи на настоящих людей, имеющих тело и душу, живущих в реально существующем, осязаемом мире.











        Трудно оставаться беспристрастным и равнодушным перед работами Симоне Мартине и многих других мастеров эпохи раннего Возрождения.







   В какой-то момент, я ловлю себя на мысли, что следует немного отвлечься и "отдышаться". Подхожу к окну и вижу такое, что рука  произвольно потянулась к фотоаппарату: ну как не запечатлеть такую галерею мостов, перекинутых через реку Арно?







  Вторая половина галереи третьего этажа была уже представлена работами более зрелых художников Раннего Возрождения: Филиппо Липпи, Пьеро ди Козимо, Пьеро делла Франческа, Андреа Мантенья, Сандро Боттичелли...







      Нам показалось,что мы всё уже осмотрели, когда вошли в лифт и Лена нажала на кнопку 1.
      - Куда ты нажала? - начал было отчитывать я жену... - У них ведь, цифра "один" означает "два". А нам нужно на "выход"!
     - Я знаю! - упрямо ответила супруга, не желая признавать свою "ошибку".
     - Вот увидишь: сейчас мы снова будем кружиться, как в Сикстинской Капелле в Ватикане!
      Дверь лифта открылась и мы оказались на втором этаже, где, к моему великому изумлению, перед нами предстали полотна таких корифеев, как: Витторе Карпаччио, Тициан, Рафаэль, Микеланджелло, Леонардо да Винчи, Понтормо...
     - Ну как: я, все-же, была права? - усмехнулась Лена.
     - Спасибо за то, что Всевышний направил твою руку на нужную кнопку! - вынужден был я частично признать её правоту.














     
            Насладившись "Венерой Урбинской" Тициана, работами любимого Рафаэля и многими другими талантливыми живописцами XV - XVI вв., мы сполна получили то наслаждение, которое, собственно говоря, и ожидали получить. Мы ещё погуляли немного по внутреннему дворику галереи, изучая скульптуры выдающихся личностей своего времени, которые так органично смотрятся в нишах колонн.














      И только потом, неспеша двинулись по направлению к понте Веккьо - одной из самых интересных достопримечательностей Флоренции.
(Продолжение следует...)
Tags: Репортаж
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments