Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Доктор Шапиро или Жизнь прекрасна!


("Мой Петербург", батик, худ. Т.Жердина)

     Известный в конце прошлого века на весь Союз доктор, один из главных врачей советской Армии Леонид Иосифович Шапиро на самом деле был очень простым и доступным в общении милым старикашкой. Нас сблизила с ним любовь к шахматам. Я тогда работал в шахматном клубе им.М.И.Чигорина в качестве рабочего, а ему -  квалифицированному судье - достаточно часто приходилось  проводить различного рода турниры.

        К моменту нашего с ним знакомства это был уже совсем худощавый старик, с обвисшими мешками под глазами, с сухой морщинистой кожей и заметно сгорбленной осанкой. Это первое впечатление, однако, мгновенно улетучивалось, стОило лишь, заговорить с ним. Он весь распрямлялся и заметно преображался. Особенно эти живые и озорные глаза. О-о! Они могли рассказать вам очень многое! В его умудренном взгляде читалось всё: и детская наивность, и недоверчивая осторожность, приобретенная за годы молодости, которая пришлась как раз на сталинское время, и искренняя расположенность к собеседнику, которая выражалась в уважении к оппоненту и умению слушать, и некая легкая ирония по отношению к жизни в целом.
    За плечами остались далекие и светлые воспоминания дореволюционного детства, бурная молодость, тревожные тридцатые, Великая Отечественная, фронт, госпиталь, затем работа в советской Армии. И всё это время - труд, труд, труд... Он был не только ветераном войны и труда, но и Заслуженным врачом советской Армии.
    В орденах и медалях я застал его лишь единожды, 9 мая. Награды настолько плотно облегали несчастное тело, что - казалось - подомнут своею тяжестью старого ветерана. В тот день я даже постеснялся к нему подойти: настолько парадным, величественным и недосягаемым он показался для меня. Словом, настоящий герой и защитник Отечества.
    Зато в обычные дни Леонид Иосифович сам находил меня и, заговорчески подмигнув, кивал головой на шахматную доску. Иногда, мы прерывали поединок и выходили на перекур. Здесь, у входа в клуб, на бывшей улице Желябова 25, где постоянно мельтешит перед глазами толпа вечно спешащих куда-то людей, мы с ним выкурили не одну пачку сигарет.
    Это был тот самый тип пожилых людей, который, несмотря на свой почтенный возраст, любил остроумный фривольный анекдотец, умел заценить хороший юмор, да и сам, при случае, не прочь был тряхнуть стариной. Одним словом, с ним было, что называется, не соскучишься. Вдобавок ко всему, старичок являлся ещё и превосходным рассказчиком.
    - Леонид Иосифович, Вам необходимо бросить, к черту, курить! - строго пытаюсь ему внушить, глядя на то, как он заколотился в очередном приступе кашля. - Восемьдесят лет, всё-таки...  Пожалейте себя.
    Откашлявшись и аккуратно обмакнув носовым платком прослезившиеся уголки глаз, он нехотя соглашается со мною:
    - Да надо, надо бы...
    И тут же, вероятно вспомнив историю, лукаво прищуривается:
    - А я тебе разве не рассказывал о том, как пытался завязать с этим делом?
    - Нет.
    - Ну, тогда слушай.
    Тут старик смачно затянулся и, усмехнувшись себе под нос, не спеша выпустил густое облако табачного дыма.
    - Было это лет пять тому назад. Я тогда очень страдал от кашля. А тут ещё и знакомые достали: "Силы воли Вам не хватает..."
    Это у меня-то, её не хватает?! В общем, разозлился я не на шутку и говорю сам себе: "Всё: с этой минуты ни одной сигареты!" Твердо так. Ты ведь, меня знаешь? Словом: сказано - сделано!
    Поначалу, в первые часы, правда, очень тяжело было: рука автоматом тянулась к карману. Выкинул сигареты, спички. Чтобы хоть как-то забыться, занял себя делом. На следующий день просыпаюсь нормальным человеком: кашель почти прекратился, настроение прекрасное, давление в норме. Радуюсь, и только. "И чего только я раньше до этого не додумался?" - удивляюсь сам себе. Словом, так прошло три дня. А на четвертый - вызвали "скорую". Еле откачали.
    Решился, после этого случая, обратиться за консультацией к своему ученику (Леонид Иосифович назвал мне какую-то очень известную фамилию, которую я, к сожалению, теперь уже забыл). Встречает он меня, значит, и смущенно так обращается:
    - Простите, Леонид Иосифович, право, мне даже как-то не совсем удобно об этом говорить Вам - моему учителю - но кто Вас надоумил до такой очевидной глупости? Как можно резко лишать организм той необходимой порции никотина, к которой он уже привык? Вам что - жить надоело?!
    - Нет, ты представляешь себе? - заливается старик смехом, переходящим в очередной приступ кашля. - Чуть было копыта не откинул. А я ведь, ещё пожить хочу!
Он с наслаждением окинул взором голубое безоблачное небо, затем взгляд его опустился на толпу прохожих. Вдруг, глаза его как-то странно заблестели по-юношески, с огоньком:
    - Вон, смотри-смотри: какая задница идёт, а? Да не туда ты смотришь! Во-он, в сторону ДЛТ (Дом Ленинградской Торговли).
    Наконец, и я впиваюсь взглядом в эту действительно обворожительную и гипнотизирующую часть женского тела, перед которой все возрасты покорны. Остаток перекура мы оба, молча, провожаем "цель" пожирающим взглядом, стараясь не упустить её из виду. Тем не менее, она, все же, теряется, исчезая за углом, и мы, тяжело вздохнув и бросив окурки в урну, вновь возвращаемся к прерванной партии.
Tags: Байки бухарского квартала Петербурга
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments