Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Голод не тётка




    Весенний солнечный лучик плавно соскользнул с грязных штор в глубину комнаты и опустился на небритое лицо Анатолия. Заглянув в раскрытый рот хозяина квартиры, он медленно прошелся по его длинному кривому носу и остановился на уровне глаз. Молодой человек невольно зажмурился, перевернулся на другой бок и... проснулся. И едва открыв глаза, мгновенно почувствовал нестерпимую боль в висках. Обхватив ладонями голову, Толик откинулся на спину, бессмысленно уставившись на потолок, с потрескавшейся известкой, а затем, на обшарпанные стены с рваными и выцветшими обоями.

          Во рту, после вчерашнего, было сухо и очень горько, а потому ужасно хотелось пить. Однако, до воды ещё надо было дойти: она была там, на кухне, а он - здесь. С трудом приподнявшись, Анатолий отшвырнул в сторону подушку и прижался тощей спиной к прохладной стене. Затем, тяжко вздохнув, медленно обвел мутным взором комнату. На полу, возле стола, в беспорядке валялись пустые бутылки от портвейна. Увидев их, Толя вновь схватился за виски: казалось, ещё немного, и голова треснет как арбуз, пополам.
   "Похмелиться. Нужно срочно опохмелиться!" - это было единственная мысль, которая прочно засела в голове, не давая покоя. Анатолий прекрасно знал, что денег больше нет и взяться им не откуда: всё, что можно было продать или сдать в «комиссионку», он уже давным-давно перетаскал. Из всей мебели в квартире, что досталась ему в наследство после смерти матери, оставались лишь массивный круглый стол, да старенький диван.
   «Нет, так дальше жить нельзя! - подумал он, тоскливо уставившись в окно.- Ещё немного, и можно окончательно скатиться до состояния бомжа».
   А за окном: весело чирикали воробьи, натужно каркали вороны, и с соседних крыш, искрясь и переливаясь многоцветной радугой на солнце, стекал подтаявший снег. Весна уверенно вступала в свои права.
   Пронзительный звонок в дверь, заставил встрепенуться хозяина.
   - Какого чёрта, ещё там, принесло?! – выругался вслух Анатолий, с трудом поднимаясь с дивана и на ходу напяливая на себя рваную тельняшку, служившую ему, как домашней, так и парадно-выходной одеждой.
   - Толик! Открой, слышишь, Толик!! – узнал он голос Марины – соседки по лестничной  площадке.
   «Странно»… - удивился про себя Анатолий, гадая, зачем он понадобился «новым русским», которые, бывало, в упор не замечали его прежде.
   Он распахнул дверь. На пороге стояли Марина и её муж Виктор.
   - Толик, извини, пожалуйста… - начал, было, сосед, льстиво улыбаясь из-за спины своей супруги.
   - Вить, ты иди, спускайся... Я сама! – перебила повелительным тоном  своего мужа Марина и, повернувшись к соседу, обдала его очаровательной улыбкой.
   - Толик, дорогой, выручай: нам с Витей срочно надо отлучиться, а Маркизика не с кем оставить.
   - Какого Маркизика? – не понял Анатолий, с трудом соображая, о чем идет речь.
   Вскоре выяснится, что супруги решили с пару недель позагорать на Сейшелах, а за несчастным котом некому присмотреть. Предусмотрительная хозяйка заблаговременно распечатала на трех листах внушительную инструкцию ухода за котом, которую и вручила обалдевшему Толику, сунув, ему отдельно в руку пять зелененьких бумажек.
   - Здесь пятьсот долларов, должно хватить – затараторила Марина, не давая соседу опомниться. – Вот ключи! Прости, мы опаздываем на самолет. Там всё подробно расписано.
   Толик тупо уставился на доллары.
   - По приезду, мы тебя обязательно отблагодарим! – выкрикнула соседка, уже спускаясь по лестнице. -  Только учти, он у нас очень капризный. Королевских кровей, всё-таки. Витя его за две штуки баксов приобрел. Ну, пока!
   Дверь парадной внизу громко хлопнула, а вскоре послышался и рокот удаляющего авто. После чего, наступила тишина. Анатолий,  не веря своим глазам, всё ещё стоял на пороге, разглядывая зеленые бумажки и почесывая небритую щетину. Однако, вскоре, придя в себя, он наспех оделся и помчался к ближайшему обменнику. Разменяв одну из пяти бумажек, новоявленный нувориш, первым делом, купил в магазине три бутылки портвейна, буханку ржаного, пол-палки вареной колбасы и заглянул по пути в зоомагазин. Его сильно удивило, что несчастный пакетик кошачьего корма стоил больше, чем бутылка вина.
   Придя домой, он сходу опрокинул два стакана крепленого напитка и только затем, удобно расположившись на диване, принялся изучать «талмуд», оставленный ему Мариной. Постепенно, по мере изучения, он с изумлением стал открывать для себя интересные вещи: оказывается, животные в наше время, находятся в явно предпочтительном положении, чем некоторые из людей. Ему непременно, сию же минуту, захотелось познакомиться с этим чудо-котом.
   Едва переступив порог соседской прихожей, взгляд его уставился на хмурого мужичка, расположившегося на стильном диванчике, в стиле Людовика XVI-го. Правда, без рук, без ног: одна голова, с сердитыми и недовольными глазами. Потребовалось некоторое время, прежде чем Толик осознал: перед ним возлежал тот самый воспитанник, за которым ему предстояло ухаживать. Подобное пушистое чудо с человеческим лицом он видел впервые. Вытаращив свои большие голубые глаза, Маркиз с интересом изучал незнакомца. С минуту, оба молча разглядывали друг друга. Наконец, удовлетворив своё любопытство, Анатолий вынул из кармана трико список и, не обращая внимания на кота-перса, прошел на кухню. И тихо ахнул, застыв на месте: такую кухню ему тоже не доводилось видеть прежде.
   - Да-а... живут же, люди… - вылетело у него невольно.
   Обнаружив кошачью миску, Анатолий тщательно вымыл её, протер насухо, а затем, мерной ложкой насыпал ровно столько, сколько значилось в инструкции.
   - Кис-кис-кис! – позвал он кота, поставив миску на место.
   Кот даже не шелохнулся, продолжая, однако, наблюдать за гостем.
   - Ах, ты зараза… - обиделся «кормилец». – Ну, ничего: голод не тётка!
   Затем он быстро поднялся и прошел в туалет, который тоже заставил его на несколько минут замереть от невиданной прежде красоты.
   «Почище, чем у меня на кухне» – вынужден был он признаться самому себе.
   Наконец, обратив внимание на лоток, он поднял его и, ополоснув под водой, вновь поставил на место. Затем, внимательно сверился со списком. Вроде, ничего не было упущено. Анатолий ещё раз окинул взором туалет, заглянул в ванную комнату и, присвистнув, довольный направился в прихожую. На всё про всё, у него ушло каких-то пять-семь минут. На прощанье, он весело подмигнул мрачному коту:
   - Ну, до завтра, дуралей! – и насмешливо передразнил, вспомнив соседку: – Хм… Мар-ки-зик!
   Четыре дня подряд, добросовестный сосед исправно, по часам, захаживал проведать кота, меняя корм и подчищая лотки. А на пятый... Толя откровенно "ушёл в запой".
   Очнулся же, примерно через неделю. И первое, что заставило его подскочить на диване, была мысль о несчастном Маркизе.
   - Бляха-муха! – выматерился он, спешно напяливая свою тельняшку. – Жив ли он там?!
   Трясущимися непослушными руками Анатолий с трудом открыл дверь, отгоняя от себя подальше страшные мысли и бросил взгляд на диван. Диван был пуст. Сердце сжалось и опустилось куда-то вниз. Он быстро прошел на кухню – пусто. Затем глянул в ванную комнату – никого. Проверил оба туалета – безрезультатно. В страшном волнении, держась за грудь, Анатолий прошелся по всем комнатам. Кота нигде не было. В отчаянии, он вернулся на кухню, и устало плюхнулся на стул. Сердце бешено колотилось.
   «Должен же, остаться, хотя бы, труп?!» - недоумевал он, с ужасом вперив свой взор в затейливый орнамент на паркете и представляя себе, что он скажет хозяевам. Две тысячи баксов! Как он расплатится?! Да и где найти такие деньги?! Внезапно, он вспомнил про свою квартиру. От этой мысли ему стало совсем плохо. Он встряхнулся и поднял голову к потолку. И тут же, уперся взглядом на знакомого мужичка, который сидел на самом верху кухонного шкафчика и жалостливо глядел на Анатолия своими огромными, как два блюдца, голубыми глазами.
   - Мурзик!! – только и вскрикнул Толик, от радости, перепутав кличку кота.
   Несчастный Маркиз, весь взъерошенный и худющий, словно нахохлившийся воробышек, сидел под потолком, не мигая, взирая на своего спасителя. В его глазах было столько страдания, что в какой-то момент, Анатолию даже показалось, что ещё немного, и кот заговорит с ним человеческим языком.
   Через три дня соседи возвратились из своего круиза. Толя не помнил, как он отдавал им ключи и что, при этом, говорил. Помнил только, что заперся после этого у себя в квартире и на целых три дня вновь ушел в запой.
   На четвертый день, его разбудили не прекращающийся звонок и барабанная дробь в дверь.
   - Толик! Толь, ты жив?! Открой, слышишь, Толя!!! – донеслись до него знакомые крики соседки.
   Неимоверным усилием воли он заставил себя подняться и, кое-как дойдя до прихожей, открыл дверь.
   - Боже мой! Как ты нас перепугал! – заверещала Марина и, не ожидая приглашения, вошла в переднюю. – Мы уже подумали, не случилось ли чего страшного, хотели вызвать милицию!
   - Не надо, милицию! – в мгновение ока протрезвел Анатолий.
   - Вот, держи, это тебе от нас с Витей! – Марина протянула ему огромный пакет.
   - Что это? Зачем... - начал, было, Толя.
   - Это костюм. Шикарный английский костюм! – Марина торжествующе уставилась на соседа, ожидая его реакции.
   - Ну, что вы… Я не могу принять такой дорогой подарок. – поломался для приличия  Анатолий, прикидывая – сколько же за него могут дать в "комиссионке".
   - Можешь, можешь... - заверила довольная хозяйка кота и сунула ему в руку зелененькую бумажку. – А это тебе от Маркизика!
   Толик смущенно сунул купюру в карман и заметно повеселел.
   «Значит, всё обошлось, слава Богу!» - подумал он про себя.
   Между тем, Марина кокетливо прильнула к нему и, прижав его слегка к стенке, льстиво заглянула прямо в глаза:
   - Толь! Скажи мне, только честно: что ты сделал с Маркизиком?
   Анатолий вытянулся в страхе вдоль стены, приподнявшись на цыпочках и, стараясь не дышать на соседку, еле выдавил:
   - Я… я ничего не делал…
   - Неправда! – строго помахала перед Толиным носом пальчиком Марина, отчего тому снова стало не по себе. И тут же, игриво ткнув его тем же пальчиком в живот, умоляющим тоном вопросила: - Ну, сознайся, Толь?! Ну, пожалуйста, между нами...
   Деваться было некуда: врать Анатолий не умел. Он тяжело выдохнул, собираясь сделать чистосердечное признание:
  - Понимаешь...
  - Понимаешь, - в ту же самую секунду перебила его соседка, возвращаясь, по-видимому, своими мыслями к любимому коту. – Маркизика просто не узнать: он стал такой ласковый, добрый… ну просто, как будто взяли его и подменили. А главное – перестал привередничать: ест всё подряд. Причем, с удовольствием.
  Марина вновь пристально посмотрела на Анатолия.
  - Ну, Толь, дорогой... - она с чувством сдавила его руку. – Выдай секрет, пожалуйста!
  - Да какой тут секрет? Нет никакого секрета! – оживился Толик и назидательно подчеркнул: - Просто, котику не хватало общения, понимаешь? Элементарного человеческого общения!
Tags: Мои книги
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments