Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Русская рулетка



Продавец дынь в Самарканде. Фото С.М.Прокудина-Горского, между 1905 и 1915 гг.

(из цикла "шоферские байки и истории")

     Очередной рейс, в общем-то, вышел удачным: из двадцати пяти тонн дынь, пятнадцать было продано в Москве и пять - в Таллине. Оставалось поскорей избавиться ещё от пяти тонн капризного товара. Решено было ехать в Ленинград, так как к этому располагало всё: и сам город, с его достопримечательностями, и расстояние, и вероятность того, что удастся быстро распродать. Ну, и конечно же, потому, что там жил я...    

          Прибыв в "Колыбель Революции", братья облюбовали Некрасовский рынок, где сразу же, принялись торговать прямо с борта Камаза. Спешка обуславливалась тем обстоятельством, что данный сорт относился к разряду осенне-зимних. Долго он мог храниться только при условии аккуратной и бережной транспортировки. Естественно, подобные условия в период развала Союза соблюсти было довольно сложно. Это были остатки того товара, что был под завязку загружен с месяц тому назад. Всю дорогу нежные и капризные дыни лежали на дне кузова, принимая на себя  тяжесть своих "собратьев", покоившихся сверху. Внешне оставаясь целыми и невредимыми, некоторые из них, тем не менее, имели один существенный дефект, о котором могли догадываться лишь специалисты: если внимательно приглядеться, то несложно было заметить темные пятна на боках, означающие, что это место поражено, а следовательно, на вкус оно непременно будет горьким.
    Рейс и так уже окупил себя с лихвой, и даже принес немалую прибыль, но расставаться так просто с пятью тоннами драгоценного груза хозяину, конечно же, не хотелось. А потому, на свой страх и риск он решил продолжить бизнес.
    - Пока не побьют... вывел остаповское заключение мой старший брат, благоразумно "умыв свои руки".
    На этот раз, клиентом братьев оказался обычный колхозник из Туркмении. Он скверно изъяснялся по-русски и имел столь же смутные представления о нравах царящих в России. Имя его звучало странно даже для нашего уха - Кадам.
    Поначалу всё шло более-менее гладко, не предвещая беды.
   - Падхади, народ! Палавина сахар - палавина миёд! - подзывал он зычным голосом прохожих.
   И народ подходил, интересовался, покупал и расходился по домам, довольный приобретенной дыней...
   Младший брат, с ранних лет проникнувшись особой любовью к русскому народному фольклору, удивительным образом умел налаживать контакты с простыми выходцами из народа. Этот контингент, почему-то, больше всего импонировал его раскрепощенной и открытой душе.
   Следует отметить, что тогда, в конце 80-х годов прошлого столетия, "демократия" в России ещё только-только делала свои робкие шаги, а потому такой социальной прослойки, как бомжи, просто не существовало. Зато в достатке хватало алкашей, тунеядцев и прочей оригинальной публики.
    Вот и на сей раз, чутьё не подвело Шухрата. В первый же день, ему с легкостью удалось собрать вокруг себя весь "бомонд", что избрал местом своего обитания Некрасовский рынок. Приманкой послужили пару огромных дынь и бутылка "противотанковой". Гости в долгу не остались: в знак благодарности, они с удовольствием делились народным творчеством.
    Больше всех запомнилась одна жизнерадостная особа, лет пятидесяти, с редкими и гнилыми зубами. Приняв из рук брата граненый стакан, доверху наполненный портвейном, она в считанные секунды опрокинула содержимое вовнутрь, затем грациозно и плавно развела руки в стороны, отставив одну ножку назад, совершила реверанс. После чего, хрипло завела истертую до дыр "пластинку", изящно притоптывая себе в такт дырявым носочком изношенной туфли:

В лесу родилась ёлочка,
А рядом - старый пень.
И пень просил у ёлочки
Четыре раза в день...

    Между тем, торговля у Кадама шла вовсю. Он уже совершенно освоился с обстановкой и даже позволял себе изредка отпускать легкие шуточки, заигрывая с местными красавицами.
    - Дэвишка, падхади, не сисьняйся! - обращался он к своей сверстнице, которая стояла и размышляла - стоит ли раскошеливаться на дорогой десерт или можно обойтись без него. Наконец, соблазн, всё-таки одержал верх.
    - А она сладкая? - спросила она, интуитивно догадываясь об ответе.
    - Вай! - в ужасе воскликнул хозяин. - Сапсем абижайшь! Ты тока пасматры: палавина миёд - палавина шакалод! Хочишь, дам папробивать?
    - Щас ты у меня попробуешь! - рявкнула, появившаяся неожиданно откуда-то из-за его спины пожилая, но бойкая и энергичная женщина и, вынув из своей сумки кусок дыни, протянула ему в лицо. - На, пробуй!
    - Чиво, такой? - сделал удивленное лицо Кадам-бай, заподозрив неладное и внутренне приготовившись к неприятному сценарию.
    - Ешь, говорю! - угрожающе подступила к нему мстительница, сунув ему кусок под самый нос.
    - Чё, горкий, да? - понизив голос, поинтересовался туркмен и тут-же, видимо, желая поскорее замять неприятный инцидент, неудачно выразился, перейдя на шепот:
    - Хай, ладна, иди атсюда... ни мишай работат...
    Тетка на секунду остолбенела от такой наглости, а потом...
     Что было потом, Шухрат с удовольствием рассказывал всякий раз, как только дальнобойщики собирались вместе, чтобы потравить свои байки. Такого отборного и первоклассного мата ему не приходилось слышать ни до, ни после...
    С огромным трудом, призвав на помощь все имеющиеся в арсенале способы воздействия, братьям все же удалось замять конфликт. После чего, ещё битый час все искали виновника, который от страха, бросив свой товар, забился за колеса соседнего Маза.
    Целых два дня, после случившегося, Кадам не высовывал носа из кабины, зализывая свои раны и постепенно приходя в себя от полученного потрясения.
    - Э-э, Ганиджан - делился он позже своими впечатлениями, - этат сумащедщий женчина - просто, зверь, какой-то...
    - Да нет же, дорогой - успокаивал его мой брат, - всё объясняется гораздо проще. Это называется "русская рулетка": кому как повезёт...
Tags: Байки бухарского квартала Петербурга
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments