Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

О музе, муках творчества и пирожках...



Мысли вслух

     Если Вдохновение иногда может позволить себе, прилечь и уснуть (причём, порою, уходя  в глубокую спячку), то Тщеславие ни на секунду не смыкает своих век, бдительно бодрствуя и постоянно находясь начеку!

      Это я к тому, что в последнее время, друзья и знакомые стали упрекать меня в том, что не пишу ничего нового. Мне же в ответ, приходится отшучиваться словами моего друга, который в подобных случаях простодушно констатирует:
- Та-а... Муза-Сучка где-то шляется...

Лимит времени

    В один из первых своих приездов в Питер, перебросившись дежурными фразами, Андрей решительно пододвинул стул поближе и, глядя мне прямо в глаза, спросил:
    - Ну, колись: чем сейчас занимаешься?
    - В данный момент, внимательно слушаю тебя.
    - Ща  ка-ак дам больно... топором по голове! - имитируя Карабаса-Барабаса, обиделся товарищ. - Чем конкретно ты занят?
    Пришлось сознаться, что серьезно увлечен шахматами.
    Андрей широко раскрыл глаза, мысленно жалея меня. Стать чемпионом мира мне явно не светило, а потому всё остальное - пустая трата времени и чушь собачья. Тем не менее, узнав, что за два месяца я успел "автоматом" пройти от начинающего до перворазрядника, решил не гасить моего творческого и спортивного интузиазма.
    - Смотри: у тебя в запасе всего пять лет. - приободрит меня товарищ. - Понял? Пять!
    И крепко пожмет мне руку.
    Пройдет пару лет.
    Я уже давно заброшу шахматы и устроюсь работать поваром: надо же, хоть как-то кормить семью, а я с детства испытывал трепет к тому священнодействию, что принято называть кулинарией.
    Очередной Андрюшин приезд как раз придется на пик моего кулинарного творчества.
    - Прекрасно! - похвалит он меня вновь, терпеливо выслушав мои бредни о том, как я со временем открою свою школу, где стану пропагандировать средне-азиатскую кухню. - Только учти, лимит времени очень ограничен: всего лишь три года тебе даётся, чтобы реализовать себя и стать личностью!
    Я понимающе склоню голову...
    Пройдут годы... Мне уже перевалит за пятьдесят...
    Сидим на кухне и обсуждаем моё литературное творчество.
    - Поверь мне: без всяких преувеличений - ты уже вполне состоявшийся писатель. - с азартом убеждает меня Андрюша, внимательно следя за моей реакцией и пытаясь заставить меня поверить его авторитетному мнению. - Конечно, не стану врать: кое-где встречаются незаметные на первый взгляд огрехи... необходимо поработать над стилем и орфографией... убрать лишнее... подчистить, но это, право же, такие мелочи, что и говорить об этом не стоит. Главное, что ты уже состоялся!
    Я скромно молчу, со скорбным выражением на лице. Однако, Андрюшу провести трудно.
    - Сделай лицо по-проще... - прервавшись и почувствовав подвох, делает он мне ехидное замечание.
    В ответ, я пытаюсь слабо улыбнуться.
    - Я тебя просил "по-проще", а не по-глупее! - достаёт меня Андрей и мы в очередной раз разряжаемся смехом.
    Однако, вскоре, вновь возвращаемся к теме нашего разговора.
     - Только учти, - серьезно предупреждает меня напоследок мой друг - на всё про всё, у тебя остался всего лишь год, ясно? Один год!

Вот такие пирожки...

      Помнится, ещё в студенческие годы, ознакомившись с произведением С.Моэма "Луна и грош",  я с удивлением открыл для себя, что, оставаясь совершенно посредственным художником, человек - при этом - может быть замечательным критиком и гениальным провидцем, превосходно разбирающемся в искусстве и безошибочно предсказывающим настоящий талант, опережая намного время и своих современников.
      Вероятно, в определённой мере это относится и к литературе. Иногда, создаётся такое впечатление, что в наше время, когда "писателей" стало больше чем "читателей", наткнуться на что-то действительное стОящее, гораздо меньше шансов, чем в суровые запретные советские годы.
      Сидим с приятелем на кухне и обсуждаем эту тему.
      - Понимаешь, - делится своими размышлениями друг, - раньше мы жили в закрытом тоталитарном государстве, где, достаточно часто, истинному таланту мешала пробиться идеологическая цензура. Теперь же, когда, казалось бы, предоставлена полная свобода творчества, сняты все запреты, и ты можешь писать всё, что тебе угодно, талантливых авторов найти не так-то просто. Слишком много грязной пены и дилетантизма.
      С университетских кафедр мы скатились до уровня обыкновенного ПТУ. Это наблюдается во всех сферах жизнедеятельности. И потом, обрати внимание на такую существенную деталь: раньше, в советское время, читающих было гораздо больше, чем теперь. Народ, зажатый в строгих тисках господствовавшей идеологии, искал глотка свежего воздуха. И - как ни странно - находил. А сейчас?
      В  этой связи, мне кажется, что полная и безграничная свобода также губительна (особенно, для нашего общества), как и её другая крайность - тоталитаризм. Должны быть сдерживающие рычаги, которые давали бы возможность каждому отдельному человеку понять, что Свобода предполагает также и Ответственность. И пока это осознание не придёт к каждому из нас, наше общество обречено оставаться больным.
     - Хорошо, хорошо, всё правильно... всё верно. - соглашаюсь я и, стараясь перевести тему в нужное для себя русло, сетую - Но почему меня не печатают? Вот, посмотри: ты ведь сам отметил, что отдельные произведения у меня удачные... или вот эта миниатюра... Разве, не ты, прочитав вот этот рассказ, воскликнул: "Хорошо написано"?
     Друг устало склоняется ко мне и со всей безжалостностью произносит:
    - Дорогой мой! Хорошо писать - этого мало. Даже если ты напишешь так, что я не удержусь и воскликну "Очень хорошо написано!", то и этого будет недостаточно. Для того, чтобы тебя по достоинству оценили, ты должен писать ТАЛАНТЛИВО!
   И тут же, следом:
   - Ты ведь, повар?
   - Да какой там "повар"... - окончательно расстроившись, отмахиваюсь я.
   - Ну, так вот, запомни: все мы, в той или иной степени, но готовить умеем. Однако, в особо торжественных случаях, предпочитаем, всё же, ресторан и профессионально приготовленную пищу. - И, сжалившись надо мной, в заключение хлопает по плечу: - Впрочем, я готов довольствоваться твоими превосходными пирогами, с которыми не сравнится ни один мишленовский ресторан!
Tags: Миниатюры
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments