Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Все на маёвку!




      Ниже следующую миниатюру (которая навеяна Весной, Первомаем и канувшей в Лету шальной молодостью) я по многим причинам считал "сырой" и "неудачной", а потому, отложил её на долгий ящик в стол. И только на днях, просматривая свои черновики и осознав, что вряд-ли вернусь к ней и что-либо исправлю, рискнул опубликовать.

Свежатина


     Конец 70-х - начало 80-х годов прошлого столетия - самый счастливый период моей жизни. Наверное потому, что он связан с молодостью и беззаботной жизнью бармена, когда всё само плыло в руки и тебе оставалось лишь благодарно принимая щедроты Всевышнего, радоваться и наслаждаться. Именно на этот отрезок истории придется пик так называемого застоя, когда экономическая машина бывшей советской империи безнадежно забуксовав, медленно, но неуклонно начнет скатываться к своей собственной могиле.
     Поразительно, но это же самое время можно охарактеризовать как, самым светлым и - в какой-то степени - даже, раскрепощенным. Да, мы по-старинке продолжали: трындеть в стенах учебных заведений о важности проведения политинформаций; ходить строем на митинги; размахивать "добровольно-принудительно" всученными в наши руки плакатами и транспарантами; но - слушали уже в пол-уха, строй давно перестал "попадать в ногу" и оставаться ровным, а портреты членов Политбюро, мы под любым удобным предлогом, старались сбагрить зазевавшемуся товарищу. Если ко всему этому припомнить знаменитую московскую Олимпиаду, то - не сомневаюсь - у многих моих ровесников глаза невольно увлажнятся, а у некоторых - чересчур сентиментальных - вполне возможно, по щеке скатится ностальгическая слезинка.
    Да, мы были умнее, грамотнее, а главное - добрее и наивнее сегодняшней "крутой" молодежи, которая уже чуть ли не с пеленок знает - КАК надо пройтись по головам к своей заветной мечте, которая давным-давно свелась исключительно к обладанию утилитарными ценностями (машина, квартира, дача, секс...) О! Секс! Именно это слово заставило меня остановить поток своих брюзжаний по адресу нынешней (в общем-то, симпатичной) молодежи и... вспомнить про свою бурную озорную молодость.






(Бармен восточного бара. Бухара. 1980 г.)


    Чего греха таить, уподобляясь одной из барышень, громко и на весь мир заявившей во время телемоста, что "в СССР секса нет!". Был, конечно-же. Просто, она не знала моего друга Шавката и потому я ей прощаю. А то, что мы являлись настоящими друзьями, в этом не было никаких сомнений. Ибо, кто ещё как не друг, готов проявить благородство и щедрость, уступив товарищу выбранную и обласканную одалиску, вот-вот готовую отдаться плотским утехам и райскому наслаждению?
    - Слушай, будь другом, оставь её мне, пожалуйста! - достаточно известная фраза, знакомая любому человеку, которому довелось воспитываться на территории бывшего Союза.
    - Да пожалуйста!
    А вот это уже мог сказать не всякий... Для этого требовалось обладать особыми качествами и понятиями, столь чтившимися на Востоке. Да и как можно было отказать другу, когда вокруг этого "добра" было, что называется, в избытке? Когда, "стада" непуганых иностранных туристов совершенно свободно разгуливали по старым и запыленным улочкам Благородной Бухары.
    Я уже не говорю про "местных" гостей, представляющих братские республики Советского Союза. Эти были доступнее и проще, поскольку подавляющая часть представительниц слабого пола рвалась в Среднюю Азию отнюдь не за тем, чтобы полюбоваться арабской вязью, обрамляющей мраморное надгробие великого Тамерлана или почувствовать атмосферу святости, которой наполнены ветхие стены и дворики комплекса Бахауддина. Это было естественно и вполне объяснимо.
    Один характерный диалог запомнился мне на всю жизнь.
    - Скажите, а это правда, что Вы можете иметь одновременно несколько жен? - на полном серьезе вопросила меня одна молодая девушка из сборной группы туристов, едва они утолили жажду, спрятавшись от жары в "моём" уютном баре, который был размещен в здании уникального памятника архитектуры XVII века - медресе Абдулазиз-хана.
    - Можно у Вас поинтересоваться: что Вы заканчивали? - задал я встречный вопрос.
    - Свердловский институт... - за давностью события, не помню - какой... да это и не суть.
    - Как?! - изумился я элементарному невежеству. - Как, имея высшее образование, можно находиться во власти ложных стереотипов и судить и Востоке, руководствуясь фильмами "Тринадцать" и "Белое солнце пустыни"? Ведь, у нас с Вами единый советский паспорт! Следовательно, и штамп о регистрации брака также может быть только один.
     - Ну-у... - замялась моя собеседница - Мне казалось, что у вас, всё же, немного иначе.
     - Всё правильно! - не выдержав, встряла в разговор энергичная и бойкая дама из Москвы. - Это же элементарно: просто, у них - называют "женами", а у нас - "бл@дями".
     Словом, туристов в ту пору было едва ли не больше, чем коренных  жителей  города. Поэтому нет ничего удивительного в том, что мои друзья-коллеги по цеху - бармены и буфетчики всех мастей и рангов - чувствовали себя эдакими купцами, вальяжно и неспешно расхаживающими меж нескончаемых рядов огромного невольничьего рынка и наметанным опытным глазом профессионала высматривая и отбирая для себя золотые самородки, крупные алмазы, требующие некоторой огранки ювелира, а если повезет по-настоящему, то и - уникальные бриллианты.
     Одним из моих друзей по цеху был Рустам, который работал барменом в экзотическом месте - храме огнепоклонников ("Магоки Аттори"). Понятное дело, что нас связывали не только секреты приготовления того или иного коктейля, но - в основном - общая страсть к противоположному полу.
     Однажды, когда мы с ним оживленно обсуждали предстоящие планы на вечер, на пороге бара неожиданно нарисовалась фигура Шавката. Едва переведя свой дух, наш товарищ в следующую секунду выдаст такое, что со временем превратится в "классику":
     - На турбазу свежих баб завезли!
     Сейчас, когда с той поры минуло более тридцати лет, невозможно без улыбки вспоминать этот эпизод.
     Барную стойку я давно поменял сначала на ресторан, а потом и на столовую Мариинского театра, где неспешно кашеварю, ежедневно выполняя скучную и однообразную работу, пытаясь дотянуть остаток трудовой деятельности до пенсии. На днях, на кухню наведывается одна из сотрудниц из бухгалтерии и осторожно осведомляется:
     - Скажите, а каша у вас уже готова?
     - Готова. - улыбаюсь я, привыкший по утрам угощать администрацию творожной запеканкой.
     - Ой, будьте так любезны, дайте мне одну порцию. - и, как бы извиняясь, поясняет - А то, каждый день - запеканка да запеканка... надоело уже.
     - Как я Вас понимаю: - сочувственно соглашаюсь я, - каждый день - одна и та же жена, да жена... Хочется, хоть какого-то разнообразия.
     - Ну-у, Вы и сравнили-и! - изумленно вскинув брови, смущается пожилая собеседница и через мгновение поймав моё лукавое выражение, кокетливо оправдывается. - Вообще-то, я имела ввиду совсем другое.
     - Ха-ха-ха! - заливается моя напарница, едва только бухгалтерша исчезла. - Ну ты даёшь! Совершенно смутил серьезную женщину. Это же, зам.главного бухгалтера! Теперь она здесь больше не появится.
     - Наоборот, - назидательно просвещаю я молодую коллегу, - теперь, она каждый день будет приходить за очередной порцией каши. Потому как, прежде всего, женщина всегда остается женщиной, и только потом, она может быть "зам главного бухгалтера", "директором", "президентом"...
Tags: Миниатюры
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments