Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Бухарские миражи (12)

Оригинал взят у golibus в Бухарские миражи (12)





БУХАРСКИЕ  ОБРЯДЫ



ТУЙ (СВАДЬБА)  /часть III/


Домот-бари (Приход жениха в дом невесты)

    Тем временем, сумерки сгущаются и наступает вечер. В доме жениха скапливается тоже немало народу, большей частью мужчины: родственники и многочисленные друзья. Дом гудит словно улей: ближайшие родственники и простой люд, обслуживающий свадьбу, снуют туда-сюда; вакиля дает бесконечные последние указания; друзья, в ожидании домота (жениха) курят в сторонке, обсуждая предстоящий поход к дому невесты, периодически сотрясая своим смехом вечерний воздух; родители жениха волнуются и лихорадочно соображают - не упустили ли чего?; это волнение передается главному "виновнику" торжества: он придирчиво всматривается в зеркало, проверяя - хорошо ли "сидит" на нем халат, не съехала ли в сторону чалма; любопытная и назойливая детвора, собравшаяся со всей округи, так и норовит попасть кому-нибудь под ноги и, прыснув, под оглушительную ругань взрослых, стремительно убегает в сторону для того, чтобы тут же наткнуться на следующего.


Словом, нормальная "рабочая" обстановка обычной бухарской семьи.






     "Домот-бари", что дословно означает "вести жениха" - особо запоминающий праздник не только для многочисленной ребятни, но также и для взрослых ребят, поскольку само шествие предполагает наличие неизменных атрибутов, сопровождающих процессию, а именно - двух факелов ("машъал") на динных шестах, которые несут два факелоносца по обе стороны от жениха, окруженного толпой его близких друзей. Под скандирующие выкрики друзей, плотно облепивших со всех сторон жениха, толпа не спеша движется по направлению к дому невесты. Это яркое и завораживающее зрелище, уходящее своими истоками в глубокую древность, несомненно имеет доисламские, а точнее зароастрийские корни. Удивительным образом, пройдя через века и столетия, оно сохранилось и дошло до наших дней.
   Глядя на пляшущие языки пламени, исходящие от факелов и толпу скандирующих людей, фигуры которых высвечиваются на ночном фоне, человек как бы теряет связь со временем, переносясь в то далекое прошлое, где отсутствуют всякие штампы и условности, где нет места никакой религии и никаким догмам, а витает лишь чистый дух, та изначальная сущность, что заложена в каждом из нас с самого начала сотворения мира. Что-то очень , радостное, торжественное и в то же время непонятное, необъяснимое словами, вибрирует внутри, готовое вот-вот сорваться и зовущее тебя за собой, словно в оставленный и забытый родной дом. И только в самый последний момент сознание реальности существующего мира и страх перед неизвестностью (хотя и желанной), удерживает тебя от дерзкого полета. Во всяком случае, именно такие ощущения всякий раз я испытывал находясь внутри этой процессии когда был еще совсем маленьким ребенком, и те же самые - ощущаю и теперь - будучи уже в зрелом возрасте.







     Раньше весь путь полагалось проделывать пешком. Сейчас времена изменились. Теперь довольно часто, если путь до дому невесты не близок, заказывают автобус и едут в нем, останавливаясь примерно за квартал от означенного дома.
     Жених, вобравший в себя все существующие в мире добродетели, обязан скромно потупив взор, идти навстречу предмету своего желания. При этом, сдержанность и скромность должны превалировать над всеми остальнымими качествами. Так это полагается по этикету.
    На самом же деле, бывает по-разному. У меня до сих пор не стерся из памяти эпизод, вызывающий улыбку, когда мы вели "новоиспеченного" жениха - моего соседа к дому его возлюбленной. То ли толпа была слишком вялой, то ли ребята были уставшими, но то, что традиционного и дружного скандирования с выкриками "А-а-а-ааа!" не выходило, - этот факт был, что называется, налицо. Другой, на месте жениха, возможно бы и расстроился ("А еще друзья называются..."). Однако, вы не знаете моего соседа. Нисколечко не растерявшись, находясь в плотном кольце окружения своих друзей, он вдруг из скромного жениха превратился в ... главного "запевалу". Криками "А-а-а-ааа!" он стал заводить всю "дружину". И, хотя взрослые пристыдили чересчур прыткого жениха, эффект получился своеобразным: до самого дома невесты толпа не смолкала, держась за животы и пытаясь ещё при этом орать, насколько позволяли челюсти, которые свело от смеха...
    Однако, вернемся к тому, как должно быть, согласно традиции. Сторона невесты, тем временем, тоже зря времени не теряет, подготавливаясь к встречи домота. Перед домом невесты, недалеко от порога сооружается большой костер, который следует поджечь со всех сторон в тот момент, когда процессия жениха появится на горизонте. Делать это нужно со знанием дела: если зажечь раньше времени, то костер может потерять свою силу (а то и вовсе сгореть) к тому моменту, когда гости поравняются с ним, и наоборот: нехорошо получится, если жених подошел, а костер ещё только-только начинает разгораться. Поэтому такое ответственное дело поручается не всякому "пожарнику".
     Теперь представим, что все получилось как надо: свита жениха подошда к дому невесты именно в тот момент, когда языки пламени вот-вот вознесутся к небу. Жар, конечно, кругом порядочный. Теперь, по традиции жених со своими друзьями должен три раза обойти костер, прежде чем переступить порог дома своей суженой. Обход следует совершать также, как и шли - не спеша. Конечно, неплохо было бы быстро пробежаться, но... авторитет ронять не хочется.







      Поскольку друзья ни на минуту не разжимают кольцо, в центре которого находится жених, то - понятное дело - жарче всего (в прямом и переносном смысле) приходится тем из его друзей, которые находятся со стороны костра. При этом, скандирование не прекращается. Не раз бывало, что после троекратного обхода у кого-нибудь дымилась подошва обуви. Тут, однако, ничего не попишешь: любовь требует жертв.
     Наконец, обойдя три раза полыхающий костер и очистившись огнем, жених и его свита могут пересечь порог дома невесты. Обход совершается по часовой стрелке. Машъал (факела) оставляют снаружи дома, воткнув шесты в землю, рядом с догорающим костром. Скоро погаснут и они.
     Даже находясь на "территории невесты", друзья жениха тесным кольцом прячут жениха от остального окружения. Они могут слегка расступиться, пропуская жениха вперед и оставаясь сами сзади него лишь тогда, когда жених в сопровождении оямулло медленно двинется в сторону чимилика. Вы хотите спросить меня: что такое чимилик?
     Здесь я мог бы немного покочевряжиться и на восточный манер произнести: "Но тут прокукарекал на заборе петух (или "заорал под дувалом старый ишак") и Шахерезада прекратила дозволенные речи...".
     Но, поскольку до утра ещё далеко, то я вам отвечу на это просто: что такое "чимилик" вы узнаете в "следующей серии".

Чимилик (Уединение)

    Происхождение самого слова "чимилик" (или, как иногда можно слышать, "чимлик") мне так и не удалось, к сожалению, выяснить. Не рискуя строить от себя догадки в отношении этимологии, могу сказать только одно - смысл данного слова можно перевести как уединение.
    Характерным элементом данного обряда служит своеобразная занавеска, перекрывающая собою один из углов комнаты (как правило, почетный, то есть - противоположный входу), функция которой заключается в том, чтобы скрыть молодожен от "посторонних" взоров. Для того, чтобы наглядно представить, что из себя представляет чимилик, следует мысленно на высоте двух метров отмерить примерно по полтора метра от угла вдоль стен, благодаря которым, собственно, этот угол и образован. В старинных домах и по сей день можно обнаружить в этих местах вбитые в стену медные или стальные кольца. Сквозь эти кольца продевают и стягивают достаточно прочную веревку, к которой прикрепляется непосредственно сама нарядная занавеска. Она представляет сплошной, достаточно плотный и красивый (по местным критериям) материал, который полностью закрывает угол комнаты, за который помещают молодожен.







   Лично у меня, почему-то, в связи с этим часто всплывает в памяти мое детское увлечение голубями. Пытаясь улучшить породу, мы, порой, отбирали намечаемую парочку и ...накрывали их обычным деревянным ящиком для того, чтобы ускорить, так сказать, процес воспроизводства. И хотя умом я прекрасно понимаю, что своим кощунственным сравнением низвожу это священное таинство до столь примитивного "парования" (термин голубятников С.Г.), однако, ничего с собой поделать не могу.
    Сначала к этому углу ведут невесту в сопровождении оямулло и близких родственников. Обряд обставлен очень торжественно: прежде всего зажигаются две свечи, символизирующие две души, нашедшие друг друга для того, чтобы объединиться. Невесту, одетую в традиционный свадебный наряд, обступают плотным кольцом близкие родственники. Процессию возглавляет оямулло, которая читает специальные стихи-песнопения, смысл которых сводится к пожеланию счастья в новой предстоящей жизни. И вся эта процессия очень медленно движется по направлению к "заветному углу", то есть к чимилику. Во все время следования, над головой невесты держат две лепешки. Смысл, полагаю, в каких-либо особых комментариях не нуждается. Доведя невесту до "заветного" угла, оставляют её на время одну и, опустив занавес, возвращаются на исходное место, где их уже поджидает, нетерпеливо топая всеми своими пятью копытами, красавэц-жених. Теперь то же самое предстоит жениху. Во все время процессии, и жених и невеста обязаны, скромно опустив ресницы, изображать из себя саму покорность и невинность, не преходящую, однако, во святость.
     Поскольку этот обряд имеет довольно глубокие корни, лично мне, пытаясь его осмыслить, представляется приблизительно следующая интерпретация: этот небольшой огороженный участок должен символизировать в сознании молодожен "свой" новый личный дом, призывая, тем самым, к ответственности, осмотрительности и быть по-хозяйски рачительными и бережливыми в предстоящей совместной жизни. Вместе с тем, если взять чисто родительский аспект, то нетрудно догадаться, что отделение части комнаты, показывает готовность родителей пожертвовать частью своего дома в пользу молодых, как бы "отрезая от себя ломоть". Ведь, если глубоко задуматься, ни один обряд на свете не возникает на "пустом месте": первоначально все элементы его, как правило, хорошо продуманы, тщательно выверены и взяты непосредственно из самой жизни и продиктованы именно её законами. Это уже потом, в последующих поколениях, он может, несколько изменяясь и дополняясь, привести к тому, что в итоге утрачивается (а порою и вовсе забывается) его изначальный смысл.







      Как и в случае с невестой, во все время шествия над головой жениха словно нимб присутствуют две лепешки, а оямулло читает песнопения, посвященные теперь уже жениху. Хвалебные песнопения я бы условно разделил на две части: вначале в торжественно строгом ритме читаются оямулло двустишия общего характера. После каждого двустишия "толпа" выкрикивает характерное скандирование, которое произносится так: "Ҳазор але!" (благодарение Бога, переводимое примерно как "Тысячу раз да", "Да будет так", что-то в этом роде). Затем песнопение переходит во вторую часть, более мажорную, в которой читаются двустишия-характеристики жениха, также сопровождающие громкими выкриками: "Ёр-ёр, ёр-о-ле!" (В суфийской терминологии слово "Ёр" (друг, возлюбленный) означает Бога. Однако, я не уверен, что в данном конкретном случае это следует понимать именно так.). Ниже приводится небольшой отрывок из текста, который читает оямулло:


Дар хона домот омад,
Бо җўрахо шод омад.
(Все остальные, хором:)Ёр-ёр, ёр-о-ле!
Дар хона домот омад,
Як гули ҳаёт омад.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!
Домотомо хушҗамол,
Хушҗамоли баркамол.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!
Даҳ панҗаҳош - даҳ ҳунар,
Байни ёронаш сарвар.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!


(К нам домой жених пришел,
С веселыми друзьями пришел.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!
К нам домой жених пришел,
Словно цветок жизни к нам пришел.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!
Наш жених красив собою,
Красив и совершенен.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!
Десять пальцев - десять ремесел,
Среди друзей авторитетен.
Ёр-ёр, ёр-о-ле!
и так далее.


      Наконец, когда процессия с женихом и оямулло во главе подходит к чимилику, напряжение окружающих достигает наивысшего своего апогея, поскольку приближается один из самых интереснейших и забавных моментов, который (согласно традиции), поможет в сознании гостей и близких внести ясность в отношении будущего распределения ролей и расставить точки над "i" в предстоящей жизни молодых. Смысл заключается в следующем: кто первый наступит на ногу другого, тот и будет, следовательно, "играть первую скрипку в домашнем концерте", а проще говоря, доминировать. В связи с этим существует масса курьезных историй, которые вам могут поведать в любой бухарской семье. Как правило, мудрая невеста, предоставляет наивному жениху право - первому наступить (один-единственный раз!) на свою ножку с тем, чтобы в последующей совместной жизни "проесть ему всю плешь". Хотя, как и везде, бывают редкие исключения.(13)







     Молодым в первую очередь преподносят чашу (коса) с молоком, из которой отпивают по несколько глоточков: сначала жених, а потом - невеста. Цвет этого напитка символизирует прежде всего чистоту, трезвость и счастье. После чего подают ещё одну чашку (косу), но уже со сладкой водой (канд-об). Это - для "сладкой жизни". Хотя - кто его знает, - лично я в этом акте улавливаю скрытый подтекст: "шоб жизнь вам медом не казалась!". Но самое примечательное заключается в следующем: отпив несколько глотков, жених опускает в косу с водой свой мизинец и, вытащив его, протягивает невесте, которая с радостью (ну, во всяком случае, без отвращения) облизывает (или обсосасывает) данный пальчик. Будем исходить из того, что жених перед этим не ковырялся в носу. В этом акте я вывел для себя несколько значений: первое - преодоление брезгливости и, как следствие, второе - сближение, сроднение на всю жизнь, и третье - некий акт покорности со стороны невесты, что позволяет молодому жениху почувствовать себя с полным правом мужчиной. Только такой подход позволяет правильно и нормально оценить интерпретацию того или иного элемента обряда или ритуала, поскольку поверхностное "фуканье" и "современная" трактовка вряд-ли способствуют правильному пониманию происходящего, и, следовательно, не представляет никакой ценности. Затем невесте в подол вакиля перекладывает с десяток свареных вкрутую яиц, по одному из которых жених с невестой также съедают, не забыв предварительно почистить от скорлупы. Этот символ в комментариях, полагаю, не нуждается (плодовитость, многодетность и т.д.).
    Да, чуть было не упустил из виду "мелочь": именно, находясь впервые в уединении, жених подготавливает для своей будущей половины неожиданный (сейчас уже - вполне ожидаемый) сюрприз, что-либо из ювелирных украшений. Это могут быть золотые серьги (понятное дело не штамповка), либо золотое ожерелье ("ясный перец" - не стразы), или, на худой конец, золотой браслет (конечно-же, ручной работы). Объясняется это прежде всего тем, что в старину (я имею в виду - до прихода советской власти), население не имело понятие о таких вещах, как "стабильный бумажный рубль" или "сберегательная касса", а "наивно" держало в своих мешочках либо золотые монеты, либо серебрянные, справедливо полагая что "золото, оно и в африке золото".
В заключение мне остается лишь добавить, что как и в других народностях, процесс бракосочетания заканчивается определенным ритуалом (скажем, в России получил довольно широкое распространение следующий: невеста, стоящая спиной к подругам, бросает через плечо свадебный букет и та из подруг, которая поймает его, может также надеется на свою скорую свадьбу), бухарская свадьба не является исключением. Жених, собрав остатки совместной трапезы и завернув в платок, выходит к своим друзьям и, стоя спиной к ним, также бросает свой узелок "на счастье". Слабонервным я настоятельно не рекомендую смотреть на то, что происходит за спиной жениха. В результате всеобщей свалки, в конце концов, какой-нибудь инвалид, с оторваной рукой или ногой, остается в живых, теша свое сознание тем, что и ему в скором времени перепадет подобное мероприятие.








Тўй (Вечернее празднество)

     Этот пункт обряда, который в воображении многих является кульминацией свадебного торжества и ассоциируется со словом "свадьба", я как раз-таки и должен был опустить, поскольку в старину данный этап был не столь существенен; во всяком случае, проходил достаточно скромно, а в ряде случаев и вовсе отсутствовал. Сегодня это делается для молодежи, близких знакомых и родственников, чтобы иметь повод (как бы это сказать помягче?)... Ну, одним словом, чтобы "нажраться". Да, да - того и другого. Следует отметить, что данный этап смог "органично" вписаться в быт бухарцев только благодаря "советской эпохе", которая за семь десятков лет не могла не наложить своеобразный отпечаток на культуру и быт проживающего населения. Рамки данной статьи не позволяют мне, к сожалению, отвлечься на то, чтобы произвести анализ того, каким образом и в каких сферах жизнедеятельности упоминаемая эпоха произвела структурные изменения, изменив в значительной степени не только уклад жизни, но и коренным образом повлияв на само сознание бухарцев. А потому, нет ничего удивительного в том, что в сознании некоторой части сегодняшнего молодого поколения, данное мероприятие имеет чуть ли не главное значение.







      Честно говоря, мне не очень хочется описывать типичное застолье со всей сопутствующей данному мероприятию "инфраструктурой": специально зарезервированный накануне зал какого-нибудь ресторана, специально приглашенный вокально-инструментальный ансамбль, местные артисты и созанда, и, конечно-же, неизменный тамада. Ну совсем как и везде на постсоветском пространстве. С небольшими различиями, определяющими национальный колорит и традиции. Как и везде, все тихо, торжественно и скромно до... первой стопки; затем - перезвон бокалов и характерный одновременный лязг сотен вилок и ножей; снующие туда-сюда официанты, вечно забывающие донести водку до нужного стола, зато аккуратно успевающие затаривать свои подсобные шкафчики; потом - дебаты почти за каждым столом, под аккомпанимент чего-то там говорящего тамады, которого никто не только не слушает, но о существовании которого уже напрочь забыли; ну и в заключение, наконец-то, то, ради чего, собственно, и происходит любая "настоящая" свадьба - "вынос тела" отдельных слабаков и, напротив, демонстация своей силы и мускулов отдельными представителями захмелевшего контингента, что, естесственно, не обходится без служителей правопорядка или же "местного ОМОНа".
Конечно, я слишком все утрирую, но, если взять общий рисунок любого подобного застолья, то буду не так уж недалек от истины. Впрочем, вы сами это отлично знаете и без меня.
     Завершается праздничный вечер совместным танцем жениха и невесты, разрезанием сумасшедших размеров торта-небоскреба и благодарственной речью родителей молодожен, обращенной к приглашенным гостям. Это означает, что можно расходиться, что, как правило, и случается чаще всего. Хотя, бывает и по-другому...
     Справедливости ради, следует только отметить, что описываемая свадьба была приятным исключением из общих правил.



ПРИМЕЧАНИЯ:


13   На эту тему существует очень много баек и действительно курьезных историй. Все они схожи в одном, а именно: вызывают улыбку. Мама автора данной статьи не без смеха поведала о том, как ей первой удалось наступить на ногу мужу, что, собственно, не помешало им уважительно и с почтением относится друг к другу и прожить счастливую жизнь.
Tags: Мои книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments