Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Прогулки вокруг дома (4b)






Глава 4 (продолжение)

Дом Российско-Американской компании - Дом Общества для заклада движимых имуществ - Здание ломбарда.

Адрес: набережная реки Мойки №72
Здание принадлежало торговой Российско-Американской компании с 1805 г.
В 1853 г. перестроено арх. Желязевичем Рудольфом Андреевичем.
В 1909 г. перестроено под ломбард арх. Барановским Гавриилом Васильевичем.
Стиль: Эклектика

        В конце XVIII столетия, дом этот принадлежал А.Р. Воронцову - президенту Коммерц-коллегии, в 1802 - 1804 гг.  - государственному канцлеру (брату сподвижницы Екатерины II Е.Р.Дашковой - директора Петербургской Академии наук и президента Российской академии). После смерти Воронцова (1805 г.) его дом перешел в собственность Российско-Американской компании, созданной в 1799 году и призванной осваивать Аляску. Следует напомнить, что этот полуостров был открыт в 1741 году русскими мореходами и принадлежал России. Позже, в 1867 году, царское правительство продало Аляску США за смехотворную сумму - 7,2 миллиона долларов. После этого Российско-Американская компания была ликвидирована.
      Правителем канцелярии этой компании являлся Рылеев К. Ф., с ежегодным жалованьем в 1400 рублей в год ассигнациями.
На стене дома находится мемориальная доска: "В этом доме в 1824-1825 годах жил декабрист Кондратий Федорович Рылеев". Квартира занимала значительную часть первого этажа.
      В этом же доме проживал сподвижник Рылеева по тайному Северному обществу А.А. Бестужев-Марлинский, с которым они вместе выпускали альманах "Полярная звезда".
      Здесь, на традиционные "русские завтраки", устраиваемые почти ежедневно К.А.Рылеевым, собирались знаменитые личности того времени: Н.И.Гнедич, А.А.Дельвиг, А.С.Грибоедов, брат поэта Лев Пушкин... Угощение было простое: ржаной хлеб, кислая капуста и "графин очищенного русского вина".
      Накануне восстания на Сенатской площади, на квартире Рылеева собрались члены тайного Северного общества. Диктатором восстания был назначен С.П.Трубецкой. Расчет был на то, что восставшие войска заставят Сенат объявить царское правительство низложенным и издать манифест, обращенный к русскому народу. В этом тексте объявлялось "уничтожение бывшего правления" и учреждение Временного революционного правительства, ликвидация крепостного права и уравнение в правах всех граждан перед законом; объявлялась свобода печати, свобода вероисповедания, уничтожение рекрутчины, введение всеобщей воинской повинности, введение гласного суда...
      В общем, всё то, за что всегда боролись передовые и прогрессивные люди своего времени и что никогда не приживалось, почему-то, на этой несчастной земле. Достаточно вспомнить и провести исторические параллели между Февральской революцией 1917 года, августом 1991-го, и вплоть до сегодняшнего дня. Во все времена власть зубами и когтями держалась за власть, не желая делить её ни с кем. Правда, исключение составляет последний российский самодержец Николай II, отрекшийся от престола, но и это не помогло: потомки обзовут его "безвольным" и "неудачником", да к тому же, он плохо кончит, попавшись в лапы большевиков.
      После поражения восстания, в Зимнем дворце начались допросы. Выяснилось, что "заговор делался" на Мойке у Синего моста, на квартире Рылеева. И в ночь на 15 декабря Николай I приказал "привести поэта Рылеева живого или мертвого". Арест последовал немедля.
      В 1876 году дом №72 был перестроен "для заклада движимых имуществ" (то есть, под ломбард). В 1909 году архитектор Г.В.Барановский реконструировал его мезонин в полный третий этаж.




       Постепенно мы приближаемся к Исаакиевской площади и Синему мосту. Последний же, получил своё название по окраске и  был построен в 1818 г. Это самый широкий мост в городе и один из самых широких в мире (97 м). Чуть далее за ним (если двигаться против течения реки), расположен Красный мост, а если проследовать ещё немного, то обязательно наткнётесь и на Зеленый мост. Как видите, наши предки были намного мудрее нас, давая нейтральные и аполитичные названия не только мостам, но и улицам ("пройдусь по Абрикосовой сверну на Виноградную и по Тенистой улице...") Это тебе не "Володарский мост" или "Мост имени Кадырова", который перекинут через Дудергофский канал в Красносельском районе города. И в самом деле, полный  "дудергоф"! Хотя... в отношении одного моста - лично я бы - сделал безусловное исключение - это Мост Немцова. Без всяких кавычек!
      В самом центре площади находится памятник Николаю Первому. Установленный в 1859 г. в центре Исаакиевской площади, он - тем не менее - является далеко не самым известным памятником северной столицы. Проект памятника принадлежит Огюсту Монферрану, а конная скульптура создана Петром Карловичем Клодтом, который как известно, "делал лошадей лучше чем сами жеребцы".  Данный памятник стал настоящим триумфом русской инженерной мысли. Ведь это первый конный памятник в Европе, установленный на двух точках опоры. Отсюда легенда: якобы Клодт, желая убедить власти в правильности своих расчетов, обещал после установки лечь перед памятником, так что если бы фигура рухнула, она бы погребла своего создателя.
     От Монферрана в этом памятнике – сложность силуэта, богатство декора и, самое главное, изощренный  постамент. Монферран как архитектор всегда сочетал в себе тягу к мощным, могучим формам и страсть к декоративности, иногда даже к «украшательству». Пьедестал выполнен архитекторами Н. Ефимовым и А. Пуаро, скульпторами Р. Залеманом и Н. Рамазановым.
         От Клодта же, досталось бесподобное решение, с каким ему удалось воплотить в камне ту динамику и натуральность, которую вряд ли кто лучше смог бы передать: столько экспресии, натуральности и жизненной правды вложено в этот поистине мировой шедевр скульптуры талантливым автором!




       Обратите внимание на интересную деталь в надписи - единичка (рядом с именем) стоит не римская, а арабская. С чего бы?
       Многоярусный пьедестал сложен из 118 блоков финляндского и сердобольского гранита, шокшинского порфира и белого итальянского мрамора и украшен аллегорическими женскими фигурами Мудрости (с зеркалом), Силы (с мечом), Веры (с крестом и библией) и Правосудия (с весами), для которых, если верить легенде, позировали жена императора и три его дочери (Ольга, Мария и Александра). Горельефы на пьедестале изображают важнейшие события времени царствования Николая I: восстание декабристов (1825 г.), усмирение холерного бунта на Сенной площади (1831 г.), награждение Сперанского по поводу составления первого свода законов (1832 г.) и открытие Веребьинского моста на железной дороге Санкт-Петербург — Москва (1851 г.).
      Целостную композиционную картину этого ансамбля дополняют фонари, считающиеся одними из самых красивых в городе.
      Памятник установлен таким образом, что направлен лицом к Исаакиевскому собору. Спиной же Николай развернулся ко дворцу одной из своих дочерей – Марии Николаевны (отсюда еще одна легенда: мол, потому Мария долго не жила в этом дворце:  вид из окна ее, как бы это выразиться по-мягче, несколько смущал прынцессу).
      Существует легенда, что на памятнике (не ручаюсь  за конкретное место - где именно) вроде бы, то ли отлито (вероятно, золотом), то ли выведено, то ли нацарапано, очень неприличное слово из трёх известных букв. Лично мне доводилось слышать, что оно чётко просматривается как раз между семенниками коня (если это не лошадь). Есть мнение, что моделями в этой работе служили реальные английские лошади Мильтон и Адмирал. Я, конечно же, не рискнул забраться на пьедестал, но... если таковой смельчак найдётся, то буду ему весьма признателен, если он подтвердит (или - наоборот - развеет) мои сомнения на сей счёт.
      С противоположной стороны Исаакиевского собора, в центре Сенатской площади, расположен другой известный памятник – Медный всадник. Оба памятника расположены на одной оси, лицом в одну сторону. Отсюда старая петербургская присказка про памятник Николаю: «Дурак умного догоняет, да Исаакий мешает». Действительно, об умственных способностях Николая и современники, и многие историки были невысокого мнения. Взять хотя бы во внимание тот известный факт, что он был ярым антисемитом! Словом, как у всякого смертного, естественно, недостатки были присущи и этой личности. А вот о памятнике этого не скажешь: его достоинства неоспоримы!
       Памятник Николаю I был торжественно открыт на Исаакиевской площади 25 июля 1859 года.





          Об Исаакиевском соборе и соответственно обо всех остальных зданиях, расположенных на Исаакиевской площади, разговор следует вести особо, ибо это отдельная и большая тема.
       А пока (дабы нам окончательно не сбиться с маршрута) мы вновь повернёмся и взглянем на ту же панораму, но уже от Исаакия, то есть, лицом к Мариинскому дворцу (здание слева от памятника Николаю 1), зданию Дома министерства государственных имуществ - Всесоюзный научно-исследовательский институт растениеводства имени Н. И. Вавилова (справа) и - собственно - дом, расположенный по адресу набережная реки Мойки №70 (по центру, сразу за памятником).


Дом Гавриловой

Вознесенский пр., 3
Мойки наб., 70
Архитекторы: Матвеев В. А.
Год постройки (перестройка): 1950-1959
Стиль: Сталинский неоклассицизм.

     Вначале этот дом принадлежал надворному советнику (по петровской Табели о рангах данный гражданский чин соответствовал воинскому чину подполковника) Иванову и вскоре, от него перейдёт к надворному советнику Гаврилову. После смерти последнего, в "Санкт-Петербургских ведомостях" (от 29 отктября 1815 г) появится заметка, извещающая о том, что "в доме Гавриловой у Синего моста открывается книжная лавка В.А.Плавильщикова". Здесь впоследствии будут собираться  писатели и ученые, молодые офицеры и в их числе будущие декабристы.
     Основная масса литературы библиотеки (а к 1820 году она уже насчитывала 7000 книг) носила остро выраженный просветительный и обличительный характер. Здесь были труды А.Н.Радищева, а также работы западноевропейских утопистов-социалистов. В августе 1823 года Плавильщиков умирает и оставляет завещание, в котором он предоставляет право своему старшему приказчику (молодому тогда ещё А.Ф.Смирдину) право купить эту книжную лавку с библиотекой "по той цене, которую он признает для себя выгодной". Талантливый приемник вскоре так развернется, что 1 апреля 1832 года в "Санкт-Петербургских новостях" появится объявление о том, что у Синего моста сдаётся внаём квартира, "в коей помещалась библиотека и типография книгопродавца Смирдина". К тому времени Смирдин переместит свою книжную лавку с библиотекой на Невский проспект, в дом лютеранской церкви, сняв там обширные помещения в первом и на втором этажах.
     В 1870-х годах дом этот перешел от дочери Гаврилова к жене швейцарского подданного А.В.Филипен-Дюваль. А с начала XX века здание принадлежало Швейцарскому благотворительному обществу.
     Дом этот упомянут Федором Михайловичем в романе "Преступление и наказание". Здесь, во дворе дома, в ямке под большим камнем, Раскольников спрятал драгоценности и деньги, похищенные у убитой им старухи-процентщицы.



Вид углового дома перед сносом. 1950-1952.


     Современный облик дом приобретёт в послевоенные годы, когда вместо старого трёх-этажного дома появится четырех-этажное здание, построенное в сталинском стиле.
      Здесь, прежде чем свернуть направо (на Вознесенский проспект), следует немного остановиться у здания, расположенного напротив с тем, чтобы рассказать вкратце о нем, а также, вспомнив свои личные переживания, связанные с недавней историей страны, которая проходит буквально на наших с вами глазах.




Мариинский дворец


Дворец вел. княгини Марии Николаевны -
Законодательное собрание Санкт-Петербурга
Архитекторы: Штакеншнейдер А. И.
Год постройки: 1839-1844
Стиль: Эклектика

      Если коротко, то вначале на этом месте в 1762-1768 гг. архитектор Ж.-Б. Валлен-Деламот построил дом для графа И.Г.Чернышева. Впоследствии фундамент и стены этой постройки использовал архитектор А.И.Штакеншнейдер, включив их в здание дворца, построенного им в 1839-1844 гг. по заказу императора. Дворец был возведен для великой княгини Марии Николаевны, дочери Николая I, - это был императорский подарок к ее свадьбе с герцогом Лейхтенбергским. При строительстве дворца архитектор пустил под снос несколько соседних домов.
      Именно сюда, на эту площадь я прибегу, едва заслышав по радио призыв - защитить демократию от ГКЧП.
      - Куда ты? - попытается остановить меня супруга, выбежав вслед за мною и остановившись на пороге парадной - У нас ведь, трое детей!
      - Вот именно поэтому я должен быть там, чтобы защитить их будущее! - пафосно крикну я обернувшись. И как сумасшедший, рванусь по направлению к Вознесенскому проспекту.
      И уже буквально через минуту окажусь возле Мариинского дворца, куда со всех сторон стекались решительно настроенные горожане. Там же, я застану небольшую группу молодых людей, с которыми буду таскать какие-то решетки и легкую арматуру, строя баррикады и перегораживая Вознесенский проспект как раз, начиная от нашего переулка Пирогова и вплоть до улицы Декабристов. За спиной, на площади, у Мариинского дворца, постепенно стал скапливаться народ, шел импровизированный митинг. А впереди был пустой проспект, на который вот-вот должны были выехать танки, движущиеся (по слуху) к городу со стороны Сиверской. По другой версии, это была псковская дивизия. В любом случае, было реально страшно. И в то же самое время, было какое-то странное и возбуждённое состояние, которое сложно определить словами. И я думал: "Вот, я нахожусь в самом эпицентре событий. Что зависит конкретно от меня?" И понимал: я должен тут стоять. Конечно, для танков эти наспех сложенные игрушечные баррикады ничего не значили, но это морально нас поддерживало и укрепляло дух. Мне важно было проверить себя.
       Мы ведь, тогда все были наивными и искренне верили в то, что Собчак - это честный, мужественный и принципиальный человек. Это уже потом, значительно позже я узнаю про то, как он (да и многие другие лидеры) осторожничали и занимали выжидательную позицию, с тем, чтобы потом оказаться вовремя "в струе". О том, что там - наверху - никому не нужно было никаких серьёзных перемен, за которые ратовали Г.В.Старовойтова, М.Е.Салье и прочие активные сторонники демократических преобразований, борющихся за реальное народовластие. Впрочем, очень скоро и они поймут, что после 1993 года всё скатится к обычному "распилу денег и власти".
      Но тогда, многие из нас верили, что вот, "взошла она - звезда пленительного счастья!" Я очень хорошо запомнил этот  короткий период времени, когда почувствовал на губах вкус настоящей Свободы, дышал этим и жил. И счастлив, что мне удалось зацепить это удивительное время, полное надежд и какого-то радостного ощущения бытия.
      Кто сегодня помнит про трёх молодых парней, что сложили свои головы и отдали жизни в те драматические дни августа 1991 года? Каждый из них посмертно получил звание Героя Советского Союза. Я хочу напомнить их нам всем. Это - Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов.
Tags: Репортаж
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment