Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Прогулки вокруг дома (9)


Глава 9 -  И вновь - к Почтамтскому мостику...


           Как известно, немалую услугу в государственном перевороте 1740 года, приведшую "дщерь Петра" на российский престол, оказали верные сподвижники будущей императрицы Елизаветы - братья Шуваловы - Александр и Петр. В знак благодарности Елизавета Петровна щедро одарит своих верных соратников, пожаловав братьям Парголовскую мызу, несколько тысяч крепостных, высшие воинские чины и возведя их в графское достоинство. А кроме того, в середине 1740-х годов, дарует ещё и обширный участок на левом берегу реки Мойки: младшему брату - Петру Ивановичу Шувалову - принадлежал земельный надел, занимаемый в наши дни домами №94 и №96, а старшему - графу Александру Ивановичу - достанется меньший участок (дом №92). За усадебным особняком А.И.Шувалов обустроит скромный сад. По описанию А.И.Иванова ("Дома и люди"): "Двухэтажный особняк с декоративной балюстрадой на крыше и прочими барочными изысками, отгороженный от набережной красивой узорчатой решеткой..."

          Со временем свой дом и участок граф продаст президенту Юстиц-коллегии сенатору Ивану Ивановичу Дивову, состоявшему на тот момент помощником главного начальника над полициями всех городов Российской империи, то есть, заместителем барона Николая Андреевича Корфа.
      В последующем, владельцем данного участка становится барон Григорий Александрович Строганов (1770-1857) - русский дипломат, посланник в Стокгольме и Константинополе. Г.А.Строганов перестроит дом, сделав его каменным, но по-прежнему двухэтажным.
      В 1794 году каменный особняк №92 переходит в собственность президента Медицинской коллегии А.А.Ржевского - известного тогда масона и популярного поэта. Его поэтическое дарование найдёт своих поклонников при царском дворе, что послужит ему в дальнейшем для продвижения по карьерной лестнице. Он будет назначен камергером при Екатерине II, а чуть позднее его единодушно избирают членом российской Академии наук.
      Наконец, в 1831 году новым хозяином этого дома становится известный издатель и редактор журнала "Сын Отечества" и газеты "Северная пчела" Николай Иванович Греч. На традиционных "четвергах" в доме Н.И.Греча можно было встретить многих известных литераторов того времени (в том числе и А.С.Пушкина). Иногда, хозяин даже становился одним из первых слушателей, которому Александр Сергеевич читал свои новые произведения и хлесткие эпиграммы на российское правительство.
      В 1865 году новый владелец дома №92 архитектор Иероним Дементьевич Корсини перестроил дом под доходный дом с несколькими меблированными комнатами и стал сдавать их в аренду.
      Осенью того же года, здесь поселится учащийся выпускного класса столичной Консерватории Петр Ильич Чайковский, который по этому случаю напишет сестре: "Квартиру Елизавета Михайловна наняла мне очень сносную за баснословно дешевую цену: 8 рублей серебром, у какой-то доброй старой немки. Вчера утром переехал, комнатка очень маленькая и очень чистенькая; расположение духа моего после деревенского простора несколько хоть и страдает от этих крошечных размеров, но тут все дело в привычке".





         Возвращаясь же в наши дни, хочется лишь отметить, что здесь, на первых двух этажах здания находится детский сад, в который некогда ходили мои дети. Теперь же, когда они став взрослыми, выпорхнули из родительского гнезда и сами обзавелись собственными семьями, я с удовольствием гуляю тут с внуками. И, играя вместе с ними на детской площадке, не забываю им напомнить о том, что "вот сюда я каждое утро приводил ваших сопливых родителей, когда они были точно таким же, как и вы теперь".



Дом А. М. Голицина


1834 - арх. А. И. Буржуа - перестройка флигелей
1842 - арх А. М. Камуцци - перестройка флигелей
1895 - арх. С. П. Кондратьев - перестройка флигелей


      Завершая так называемый "малый круг" наших прогулок, мы вновь подходим к Прачечному переулку, на углу которого находится симпатичное трех-этажное здание - памятник строгого (безордерного) классицизма.
      Начало застройки участка относится к середине XVIII века: тогда в его глубине был построен одноэтажный каменный дом с деревянными службами. Это был дом водочного фабриканта Бартоломео Герцена, который в 1775 г. получит привилегию от Правительствующего Сената на изготовление вейновой водки из виноградного вина. После его смерти, в 1786 году угловая часть участка, которой владел коллежский асессор Гаврилов, долго была незастроенной .
      Нынешний дом был сооружен в 1810-1814 годах  для нового владельца обер-гофмейстера, видного масона Р.А.Кошелева (1749-1827гг.)  и завершен отделкой в 1816 году для другого уже владельца, гофмейстера князя А.М.Голицына.
      В 1810 г. обер-гофмейстер Р. А. Кошелев приобрел угловую пустую часть участка и приступил к постройке каменного дома, намереваясь закончить ее к 1814 г. В 1812 г. дом в стиле безордерного классицизма был вчерне готов, но начавшаяся война с Наполеоном изменила планы Кошелева.





        В 1816 г. участок приобрел князь А.М.Голицын, который и довершил начатое строительство. В то время дом имел каменную ограду, а фронтон был украшен княжеским гербом. Отличительной чертой дома стал красивый фриз.
      Род князей Голицыных происходит от великого князя литовского Гедимина. Внук Гедимина - князь звенигородский Патрикей, прибыв в Москву в 1408 году, поступил на службу к великому князю Василию Дмитриевичу. Сын его - князь Юрий Патрикеевич, женат был на дочери великого князя Василия Дмитриевича и имел двух сыновей. Внук его - князь Иван Васильевич, прозванный Булгак, имел четырёх сыновей.
      Князь Александр Михайлович Голицын (1772-1821) - тайный советник, гофмейстер, собиратель художественных редкостей из рода Голицыных (ветвь Михайловичей). В царствование Екатерины II был камер-пажом. Выказывал императрице бесконечную преданность, и она ему благоволила. Затем был назначен камер-юнкером к великому князю Александру Павловичу. Благодаря уму и умению быть приятным собеседником заслужил его благосклонность и доверие. Отличался весёлым характером и сатирическим умом, был красив, за невысокий рост получил прозвище «le petit Golitzine» («Маленький Голицын»), а за длинное лицо «le prince cheval» («князь-лошадь»). Современники находили его очень похожим на шведского короля Густава IV Адольфа.
     С 12 ноября 1802 года был женат на княжне Наталье Фёдоровне Шаховской (1779-1807), внучке генерал-прокурора Я. П. Шаховского, любимой фрейлине и лучшей подруге императрицы Елизаветы Алексеевны.
       В браке имели двух сыновей и дочь:
       Михаил (1804-1860), тайный советник, посланник в Мадриде, писатель, создатель Голицынской библиотеки в Москве, под давлением брата тайно перешел в католичество. Был женат на княжне Марии Ильиничне Долгоруковой (1822-1907), дочери И. А. Долгорукова;
       Фёдор (1805-1848), камер-юнкер, католик, писатель, иезуит. В 1845 году за отказ возвратиться в Россию был заочно лишен всех прав состояния со ссылкой в каторжные работы. Поступил волонтёром в папскую гвардию и вскоре умер в Болонье;
       Елизавета (1806-1816), после смерти матери её взяла на своё попечение императрица Елизавета Алексеевна, которая мечтала сделать её товарищем детских игр своей младшей дочери Лизы (1806-1808). С разрешения князя А. М. Голицына, находилась всегда при императрице, которая оказывала ей особое внимание и ухаживала за ней как родная мать. Смерть княжны Голицыной от детской болезни в декабре 1816 года стала большим горем для Елизаветы Алексеевны.





       В 1834 г. владелец продал дом графу А. П. Шувалову. Старший сын сенатора, генерал-лейтенанта графа Петра Андреевича Шувалова от брака с княжной Софьей Григорьевной Щербатовой. Получил домашнее образование. В 1823 году поступил актуариусом (регистратором) в коллегию иностранных дел. Был причислен сначала к неаполитанской миссии, а затем — венской. Почти одновременно, в апреле 1824 года, в звании камер-юнкера причислен был и к ведомству министерства Императорского Двора.
     В конце 1826 года в Лейпциге граф Шувалов женился на богатой вдове князя Зубова, Текле Игнатьевне (1801—1873), имевшей ежегодный доход до 120 тысяч рублей. С ней Шувалов был знаком еще в Вене, продолжил знакомство в 1826 году в Москве на коронации и ради неё, отказавшись от дипломатической службы, уехал с ней за границу. Вернувшись в Петербург, в 1834 году Шуваловы купили дом на наб. Мойки, 90/1, который сделался одним из самых модных домов в столице. Здесь собиралось все высшее общество, устраивались балы и играли вист по 250 рублей за партию. Бывал у Шуваловых и Пушкин, хорошо знавший хозяина дома и отзывавшийся о графине: «кокетка польская, то есть очень неблагопристойная»
     Шувалов был сослуживцем Лермонтова по лейб-гвардии гусарскому полку. Многие исследователи с уверенностью подчеркивают, что в образе Печорина в романе «Герой нашего времени» Лермонтов вывел своего приятеля графа Андрея Шувалова. Лермонтов и Шувалов часто встречались в семействе Карамзиных.
     Рисуя портрет Печорина в своем романе, поэт словно списывает его с вполне реального графа Андрея Павловича Шувалова: «Он был среднего роста, стройный тонкий стан его и широкие плечи доказывали крепкое сложение, способное переносить все трудности кочевой жизни и перемены климатов, не побежденное ни развратом столичной жизни, ни бурями душевными; пыльный бархатный сюртучок его, застегнутый только на две нижние пуговицы, позволял разглядеть ослепительно чистое белье, изобличавшее привычки порядочного человека; его запачканные перчатки казались нарочно сшитыми по его маленькой аристократической руке, и когда он снял одну перчатку, то я был удивлен худобой его бледных пальцев.
Его походка была небрежна и ленива, но я заметил, что он не размахивал руками – верный признак некоторой скрытности характера. С первого взгляда на лицо его я бы не дал ему более двадцати трех лет, хотя после я готов был дать ему тридцать. В его улыбке было что-то детское. Его кожа имела какую-то женскую нежность; белокурые волосы, вьющиеся от природы, так живописно обрисовывали его бледный, благородный лоб… Несмотря на светлый цвет его волос, усы его и брови были черны – признак породы в человеке, так, как черная грива и черный хвост у белой лошади. Чтобы докончить портрет, я скажу, что у него был немного вздернутый нос, зубы ослепительной белизны и карие глаза; о глазах я должен сказать еще несколько слов.
Во-первых, они не смеялись, когда он смеялся! Вам не случалось замечать такой странности у некоторых людей?.. Это признак – или злого нрава, или глубокой постоянной грусти…»
     В 1855 г. Шуваловы продали здание. Сменив ряд владельцев, здание оказалось во владении графа В.А.Стенбок-Фермора. Новый хозяин сдал его внаем.



Портрет княгини Ольги Орловой - худ. Валентин Серов.


     Во второй половине 1890-х гг. в доме поселился отставной поручик лейб-гвардии Конного полка князь В.Н.Орлов со своей женой, урожденной О.К.Белосельской-Белозерской. В 1906 г. Орловы выкупили особняк в собственность.
     Последней владелицей дома была княгиня О.К.Орлова. Здесь, в этом доме, она позировала В. А. Серову (сейчас портрет находится в Русском музее).
     На картине изображена княгиня Ольга Константиновна Орлова (1873—1923), урождённая княжна Белосельская-Белозерская - жена начальника Военно-походной канцелярии, генерал-майора князя В.Н.Орлова. По свидетельствам современников, она была гордой, несколько ограниченной женщиной, не отличавшейся ни интеллектом, ни особой красотой, ни высокими духовными качествами. Однако в Петербурге она слыла самой модной и элегантной дамой.
     Серов стремился создать современную по духу картину, оставаясь в рамках традиционного парадного портрета. Картина писалась с большими перерывами на протяжении 1910-1911 годов практически одновременно с совсем непохожим на неё портретом Иды Рубинштейн, что говорит о разнонаправленности творческих поисков художника.
     Серов писал этот портрет по заказу самой княгини. Хотя произведение выполнено с утончённой живописной техникой, оно не лишено иронии и даже насмешки. О.К.Орлова изображена в претенциозной позе:непропорционально большая шляпа, обнажённые плечи, соболий палантин, руки, сжимающие жемчужное ожерелье, выставленная лакированная туфля придают образу вычурное изящество.
     Отношение современников к портрету княгини было противоречивым. Одни восхищались высоким стилем картины, талантом и мастерством Серова. Другие отмечали бескомпромиссность взгляда художника на заказчицу и подозревали его в сарказме. В.Я.Брюсов писал:
    «Портреты Серова – всегда суд над современниками… Собрание этих портретов сохранит будущим поколениям всю безотрадную правду о людях нашего времени.»
     Картина с успехом выставлялась в персональном зале Серова на международной выставке в Риме в 1911 году. Сам художник остался доволен своим произведением, что случалось с ним весьма редко. Заказчица также не высказывала недовольства, но, судя по тому, что через год после смерти Серова она передала портрет в Русский музей Александра III, он ей не очень нравился.


    В советское время каменную ограду сломали, здание расширили по фасаду. Особняк отдали под школу, отделка помещений погибла.
1965:  Школа № 237 Октябрьского района - Мойка, 90 ([108]. C. 203)
1973:  Трест «Запсельэлектросетьстрой» (Мин. энергетики иэлектрификации СССР) - наб. р. Мойки, 90  ([211]. С.226)


000.jpg

Почтамтский мост


     В Петербурге сохранились лишь три цепных подвесных мостика. Все они являются пешеходными: Банковский, Львиный и Почтамтский. Они сделаны по одной конструктивной схеме, но только в Почтамтском конструкция «квадрантов» (механика моста) оставлена открытой, а в других подвесных пешеходных мостиках массивные скульптуры скрывают в себе механику крепления цепей.
История названий моста

C 1823 - Малый цепной мост через Мойку
C 1829 - Цепной пешеходный мост
C 1849 - Прачешный мост
C 1851 - Почтамтский мост

Длина моста — 41,9 м, ширина — 2,1 м.
     Почтамтский мост — пешеходный однопролётный мост в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, перекинутый через реку Мойку и соединяющий между собой Казанский и 2-й Адмиралтейский острова.
Является продолжением Прачечного переулка через реку Мойку недалеко от здания Главпочтамта в Санкт-Петербурге. В этом месте Большая Морская улица проходит по берегу реки Мойки и мост выходит на неё напротив дома № 61.
     На этом месте с конца XVIII века существовал деревянный четырёхпролётный мост балочной конструкции с промежуточными опорами. Этот мост был построен путём обшивки досками деревянных свай, забитых в дно реки. Со временем эта переправа пришла в негодность, появилась необходимость её замены
     При участии архитектора В. Л. Христиановича осенью 1823 года был разработан проект висячего однопролётного цепного моста. Проект был утверждён, и 10 сентября 1823 года на месте деревянного началось строительство под руководством инженера Г. М. Треттера.
     Строительство продолжалось одиннадцать месяцев, и 4 августа 1824 года мост начал эксплуатироваться явочным порядком: местные жители, не дожидаясь окончания строительства, стали переходить Мойку по строящемуся мосту. Некоторые детали моста, в том числе перила, на тот момент не были установлены, и мост достраивался в процессе эксплуатации.
     Опоры моста, сложенные из бутовой кладки с гранитной облицовкой, выполнены со стенками набережных как единое целое. На опорах моста для крепления цепей установлены чугунные обелиски, увенчанные бронзовыми золочёными шарами. Обелиски удерживаются в равновесии чугунными дугами (квадрантами), расположенными с противоположной от мостового полотну стороны. Как обелиски, так и дуги закреплены на опорах анкерными болтами, глубоко заделанными в каменной кладке. Деревянное пролётное строение подвешено на железных кованых цепях и крепится к береговым устоям посредством шарниров. Эти цепи крепятся к обелискам-пилонам специальными шарнирными замками. В качестве ограждения моста установлена кованая железная художественная решётка. Все чугунные и другие металлические части изготовлены на заводе К. Н. Берда. Силами специалистов этого завода была произведена сборка элементов моста. Этот мост дошёл до наших дней с незначительными изменениями.
     В первые годы эксплуатации выяснилось, что мост был построен с отклонением от проекта. Дефекты строительства привели к просадке настила в середине моста и отклонении в сторону реки трёх обелисков из четырёх.
     Обследование состояния конструкции было выполнено путём двух замеров с перерывом во времени. Повторное обследование моста производилось 14 декабря 1827 года. Оно показало, что деструктивные процессы прогрессируют — отклонение обелисков увеличилось.
     Деформации моста продолжались, и в 1901—1902 годах была произведена замена литого чугунного перильного ограждения моста на более легкую металлическую решётку в стиле модерн. Это было временное решение, оно кардинально не повлияло на развитие событий.
     В 1905 году, в связи с прогрессирующими деформациями пролётного строения, а также в связи с катастрофой, произошедшей на Египетском мосту, он был укреплён. Под руководством архитектора К. В. Бальди под мост были подведены две деревянные опоры. После проведения этой реконструкции чугунные обелиски и цепи окончательно перестали поддерживать мост, при этом они были оставлены в качестве декоративного украшения.
     В 1956 году в литейном цеху трамвайного парка имени Калинина по инициативе инженера П. П. Степанова была отлита копия оригинальных перил моста. Литейная модель была изготовлена в Научно-реставрационных мастерских по первоначальному рисунку. Исторические перила моста были установлены на мосту в течение того же года.
     В 1968 году произведена позолота шаров на чугунных обелисках.
     В 1981—1983 годах мост был восстановлен в историческом виде (была восстановлена работоспособность конструкций моста и убраны временные опоры-«подпорки»). Конструкция моста снова стала висячей цепной однопролётной. Авторами реконструкции с использованием новых материалов стали инженер Б. Э. Дворкин и Р. Р. Шипов (институт «Ленгипроинжпроект»). В реставрационных работах участвовали ведущие предприятия Петербурга:
- новое пролётное строение было изготовлено судоремонтным заводом в Петрокрепости;
- цепи были откованы на Канонерском заводе;
- веерообразные сектора пилонов произведены на Кировском заводе.
    В 2002 году оборвалась одна из поддерживающих Почтамтский мост цепей. При обследовании конструкций оказалось, что пешеходной переправой воспользовались для проезда на автомобиле. Здесь были обнаружены следы протектора. Ширина моста составляет 2,2 метра, что позволяет здесь проехать легковой машине. Ремонт Почтамтского моста был осуществлён в 2003 году. Для увеличения расчётной нагрузки здесь были установлены новые цепи, толще прежних.
    Для сохранения работоспособности конструкции, по предложению инженера Ю. Б. Девичинского под мост были подведены две временные металлические опоры.
    Было принято решение провести капитально-реставрационный ремонт с использованием более прочных несущих элементов конструкции (цепей). Осенью 2003 года был произведён ремонт моста с заменой цепей. Они были изготовлены предприятием «Адмиралтейские верфи». Диаметр новых цепей несколько больше диаметра старых для увеличения расчётной нагрузки. Ковка и обжиг цепей были произведены по старинной технологии.
Tags: Репортаж
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments