Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Алаверды или гости из Германии (2)




Где стоят по квадрату
В ожиданьи полки -
От Синода к Сенату,
Как четыре строки?!
(А.Галич "Петербургский роман")


 Два дня, пока я находился на работе, гости были предоставлены самим себе, а затем "кулютурная" программа продолжилась: миновав Исаакий и Александровский сквер, мы вскоре очутились на Сенатской пристани, прямо напротив знаменитого памятника "Медный всадник" работы Э.Фальконе. На сей раз, мы решили прокатиться на "метеоре" к фонтанам Петергофа.



    Здесь, у кассы, два "гарячих джигита" сошлись чуть ли не ножах, долго и упорно отстаивая право - заплатить за поездку. Местные горожане и иностранные туристы с неподдельным интересом наблюдали за этим захватывающим поединком. Победила молодость. В конечном итоге был достигнут консенсус: туда плачУ я, а обратно - Виктор.




   Наши жены, как две подружки, уютно расположились рядышком на одном краю водной ракеты, ну а мы с Виктором - для равновесия - на противоположном. Я успел для себя отметить одну немаловажную деталь: оказывается, чем ближе к старости, тем упрямее и не сговорчивее мы становимся. Всё это я к тому, что вместо привычного "а ну, живо сюда!", мы - как питерские интеллигенты - играли в вежливость, приглашая друг друга к себе: то есть, они нас, а мы - их. В итоге, так и поплыли, сидя в разных местах.





    Менее чем через час мы уже причалились к петергофской пристани и двинулись по направлению к кассам, дающим право, на посещение Нижнего парка (собственно, самое интересное расположено именно здесь). Понятное дело, что и тут два неугомонных "олигарха" решили схлестнусться - кто быстрее и оперативнее приобретёт  входные билеты. Чудом (мы стояли в разных очередях), опередив всего на пол-минуты, победу вырвал земляк Абрамовича, то есть, ваш покорный слуга.
  Петергоф (в переводе с нем. "Двор Петра") был открыт ещё при жизни великого государя, в 1723 году. Побывав в 1717 г. во Франции и увидев Версаль, он страстно загорелся идеей создания нечто подобного у себя дома. После смерти Петра I этот комплекс был на некоторое время заброшен. Однако уже при Анне Иоановне, а в особенности после восшествия на престол дочери императора - Елизаветы Петровны - Петергофу было уделено немало внимания. А уже к середине 19-го века (при Александре II) между Санкт-Петербургом и Петродворцом было налажено железнодорожное сообщение.




  В годы Второй мировой войны Петергоф сильно пострадал: остались лишь руины и голый остов, скелет, дающий некоторое представление о былом великолепии этого ансамбля. Казалось, что его уже невозможно возродить. Однако, даже в те нелегкие послевоенные годы, советское государство изыскало средства на восстановление и сделало всё возможное для того, чтобы не только вернуть прежний вид, но сделать этот комплекс ещё краше прежнего.
   "Боже мой, как хорошо, что работы по восстановлению этого архитектурного шедевра проходили в советское время, а не в наши дни! - со страхом подумал я - Даже трудно себе вообразить размеры "распила бвбла", которые непременно имели бы место быть! Стадион "Зенит-Арена" отдыхает в сторонке, с завистью поглядывая на другой берег Финского залива."




   И тут (не послушав Виктора) я допустил оплошность, о чём потом горько пожалел. Уже в самом начале, Витя предложил нам нанять авто-кар, который оснащён "звуковым гидом", и на котором мы за час охватили бы львиную долю территории садово-паркового ансамбля, сэкономив время. Но... выражаясь словами Черномырдина: "хотели как лучше, но - получилось как всегда". В итоге, мы прилично намаялись, исходив пешим ходом чуть ли не треть Нижнего парка.




  Наконец, помотав нас по аллеям и узким тропинкам парка, Лена привела нас к своему излюбленному месту - к Римским фонтанам.
  - Ну, как - нравится? - поинтересовалась она у гостей. - Не знаю почему, но это мои самые любимые фонтаны Петергофа.
  Гости в ответ тактично кивнули гловами в знак согласия. Я же был категоричен.
  - А я таки знаю - почему. - устало плюхнулся я на скамейку.
  - Почему? - искренне удивилась моя половинка.
 - Потому, что я наконец-таки понял - почему бог связал меня с тобой.
 - Почему? - ещё более елейным голосом вопросила супруга.
 - Потому, что я ненавижу именно эти два дурацких фонтана!
 Друзья рассмеялись. Они уже давно были в курсе дел Всевышнего: мир держится на очень хрупких весах - на одной чаше которых находится женская половина, а на другой - мужская. Лично у нас с Леной всё состоит в противофазе: стОит мне обратить внимание моей жены на изящную (с моей точки зрения) вещицу, как она, с презрением, роняет: "Фу-у...". И - точно так-же - наоборот. Одним словом, как говорил А.Райкин - "Кроксворд-регбус", на который и по сегодняшний день я пока не сумел найти ответа...




  Побывать в Петергофе и не сфотографироваться на фоне Самсона, разрывающего пасть льву - это всё равно, что не побывать в Петродворце. Фонтан "Самсон" был установлен в честь победы над шведами в день Святого Сампсония Странноприимца. Это как визитная карточка: "И я тут был... мёд-пиво пил". Словом, я заставил друзей повернуться ко мне и щёлкнул пару раз на кнопку смартфона.




   После чего, рискнул совершить селфи. Что в итоге из этого вышло - судить вам. По мне - вроде бы, вполне себе недурственно...
   Лена, похоже памятуя сталинское "больше двух не собираться!", в этот момент находилась в 10-15 метрах от нас. Всё, что более двух человек, она называет "толпой". Словом, это "кошка, которая любит гулять сама по себе".





   Тем временем, Виктору непременно захотелось подняться по лестнице наверх и заснять оттуда величественную панораму Большого каскада. С тем, чтобы потом, по соседней лестнице, вновь спуститься к нам, пока мы неспеша будем огибать главный фонтан по мосту Нижнего парка.





    Далее мы свернули в левую часть Нижнего парка и двинулись по направлению к фонтану "Ева" и далее - ко дворцу Марли. Время давно уже перевалило за полдень, а мы ещё не обедали. Не скрою: лично я только из-за этого закусона и двинулся со всеми. Приятно, знаете ли, на природе тяпнуть втихаря от надсмотрщика и закусить приготовленным бутербродом - и сразу жизнь становится веселее и краше.
    Наконец, у "Львиного каскада" (где я сфотографировал Виктора, обозвав почему-то место "У греческом зале...") мы свернули чуть левее и вскоре оказались в укромном закуточке с лавочкой посередине. От посторонних глаз нас прикрывала аккуратно постриженная живая ограда.
    Ну, а после обеда, мы неспешно обошли дворец Марли и вновь двинулись к пристани, так как стал покрапывать дождик.
    А возвратившись (опять на "метеоре") в город, мы наняли такси (бо сильно были утомлены) и снова перед нами мелькнул памятник Петру I, Александровский сад и Исаакий и Сенатская площадь. И мне вновь, почему-то, на память пришли строчки обожаемого мною кумира:


И все так же, не проще,
Век наш пробует нас -
Можешь выйти на площадь,
Смеешь выйти на площадь,
Можешь выйти на площадь,
Смеешь выйти на площадь
В тот назначенный час?!
(А.Галич "Петербургский роман")

(Продолжение следует...)
Tags: Репортаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments