Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Отпуск (2)





(Улочка моего детства. Бухара, сентябрь 2017 г.)



- Теперь он и тебя сосчитал.
- Ну, это ему даром не пройдёт!
(м/ф "Козленок, который умел считать до десяти")


      Ещё загодя, собираясь в поездку, я мужественно готовил себя к этой процедуре, которую не в состоянии избежать сегодня ни один человек, приезжающий не только в Узбекистан. В России, конечно, тоже не сахар (одна маленькая неточность при составлении анкеты - всё: заполняешь заново!), но здесь...

          Мне уже не единожды приходилось возвращаться на родину и проходить регистрацию. И должен констатировать, что всякий раз она происходит по-разному, усложняясь и удлиняясь год от году. Словно, перед работниками паспортного стола поставлена задача: как можно изощреннее запутать и усложнить эту - в общем-то простую - процедуру, заставив тем самым гостей, изрядно побегать по всяким инстанциям, расположенным (по закону подлости) в самых разных концах города.
      Откровенно говоря, мне лень описывать в подробностях свои мытарства о том, как  я вместе с братом мотался по городу. И вовсе не потому, что пытаюсь скрыть или смягчить минусы: просто, если честно, жалко тратить время на то, что вы и без меня хорошо знаете. Положа руку на сердце, сознайтесь: ведь это знакомо каждому из нас, кому суждено было родиться на территории постсоветского пространства.  Ничего особенного не произошло за те четверть века, что были объявлены годами "самостийности" и "независимости". А кое-где и вовсе, всё пришло в упадок. Но нам повезло. Более того, на этот раз вся процедура регистрации у нас заняла всего пару часов. Во многом, благодаря моему другу и однокурснику Грише, который загодя приехал к зданию паспортного стола и занял для нас очередь. Он ведь бухарский парень, а значит - умный и сообразительный.





      Наконец, когда оплатив госпошлину (5 долларов) и собрав все необходимые бумаги и документы, мы оказались в кабинете "старшОго", где нам должны были поставить штамп, мой брат весело подмигнул мне и показал на часы. Мол, смотри, как мы быстро с тобой управились. Но... оказалось как в том замечательном фильме про Кощея-бессмертного: "Рано радуешься, Иван-царевич!"
   Начальник молча сгрёб в охапку предоставленные нами документы, вложил туда же мой заграничный паспорт и... задвинул эту пачку куда-то к себе, вниз, под стол.
   - Всё можете идти!
   - Как?! - ошалело уставились мы с братом на него. - А штамп? А паспорт?
   - Через три дня, когда проверка закончится, придёте за ответом.
   - Но мы собирались поехать в Ташкент! - умоляюще взглянул я на начальника. - И потом: как мне ходить без паспорта? Разве так можно?
   - Так положено! - отрезал ответственный товарищ. - Всё, идите и не переживайте.
   Ничего себе "не переживайте"... А главное - никакой расписки о том, что у тебя забрали личный документ... никакой бумажки.





      Ситуация внезапно изменилась, и - соотвественно - следовало срочно внести корректировки в план предстоящих мероприятий. Поскольку поездка в Ташкент (к сестрам) временно откладывалась, то было принято решение, посвятить эти три дня визитам к дяде и тёте, которых можно назвать "последними из могикан", так как они остались единственными из числа поколения моих родителей и с которыми ассоциируется моё далекое детство. Помимо этого, я был связан рядом обязательств и просьб своих российских и зарубежных друзей, которые попросили меня встретиться с отдельными товарищами и передать им не только горячие приветы. Ну и конечно же, я не мог не встретиться со своими друзьями-однокурсниками.
    Понятное дело, что в первую очередь следует навестить тётю, что мы с братом и сделали, наняв такси и отправившись к родному очагу, где прошли мои самые юные и беззаботные годы. На удивление, с тех давних пор мало что изменилось: та же самая квартальная мечеть, то же медресе Рахмон-кули-хана, и та же самая улочка, по которой мы мальчишками бегали "на спор" по раскаленной  земле, обжигая до волдырей босые ноги. И окошко той лепешечной, о хозяине которой мне доводилось писать репортаж три года назад - "Лепёшечник Наим" - http://golibus.livejournal.com/86543.html
    На Востоке не принято ходить в гости с пустыми руками, а потому, я решил предварительно купить пару горячих лепешек у своего друга детства. Однако, как вскоре выяснится, его цех за истекшее время сместится на пару домов далее, что не помешает мне легко его найти. Я застал Наимжона, как обычно, перед раскаленным тандыром, из которого он ловко вынимал пышущие жаром домашние лепешки. Друг был приятно удивлён и растроган, узнав о том, что я посвятил ему настоящий фото-репортаж. И особенно его поразило то, что его обычная скромная профессия, оказывается, вызывала искренний интерес у многих читателей со всего мира.
    - Надо же! - застыл он на короткое время, в изумлении уставившись на меня. - Надо будет попросить моих сыновей, чтобы они нашли в интернете и прочитали мне эту статью! Они у меня умные и сообразительные, а я с компьютером плохо дружу.

 


     Несмотря на то, что с момента нашей последней встречи прошло уже немало лет, тётя почти нисколько не изменилась, всегда оставаясь для меня всё той же озорной, веселой и доброжелательной. Умеющей искусно и непринужденно вести беседу, вставляя по ходу разговора неожиданные шутки и экспромты, что так свойственно для коренных жителей Бухары. Я помню её с самого раннего детства. Мои папа и мама довольно часто, по выходным, наведывались в гости к своим родителям, дома которых были расположены чуть ли не напротив друг друга. А потому, всё моё детство прошло в этом квартале, расположенном в самом сердце старого города, неподалёку от главной доминанты Благородной Бухары - минарета "Калян" ("Калон" - "Большой", "Высокий").
     Когда был жив её муж (мой дядя по матери), она тактично предпочитала оставаться "в тени", предоставляя безоговорочное лидерство своему супругу, как это, в общем-то, и положено на Востоке. Сегодня, несмотря на её солидный возраст (86 лет), она всё так же шустра и подвижна, какой я её всегда знал. У неё пятеро детей, множество внуков и более двух десятков правнуков, проживающих в самых отдаленных уголках нашей планеты, от родной Бухары до Голландии, Норвегии и Соединенных Штатов. И дай ей Аллах здоровья, долгих лет, здравой памяти, бодрого настроения и неиссякаемой энергии.
    Тётя ни в какую не хотела нас отпускать, хотя мы заглянули лишь на несколько минут, чтобы проведать её и справиться о самочувствии.
    - Сейчас я мигом приготовлю кабоб и тогда моё самочувствие значительно улучшится! - заверила она нас с ходу и поспешила на кухню.
    Мне стОило немалых усилий, отговорить её от этой затеи, заверив в том, что я точно найду время и мы ещё обязательно посидим за общим дастарханом. Что, собственно, чуть позже и произошло.
    На данном фото: мой старший брат Ганижан,  моя тётя, с красивым и редким именем Мубашшира (араб. "Приносящая радость") и я, во внутреннем дворике родового дома. Сегодня этот дом перестроен на новый лад, с учётом современных требований, диктуемых временем. В нём удобно и комфортно жить: надежные звуконепроницаемые стеклопакеты, собственное отопление, отдельные ванная и туалетная комнаты, отделанные красивой импортной плиткой и утепленными полами. Всё это так. Но мне, почему-то, ближе и дороже тот ветхий старенький и уютный дом, что неразрывно ассоциируется с моей бабушкой и моим детством,  о котором много написано в книге "Бухарские миражи", в рубрике "Бухарские обряды" и ряда кулинарных статей, посвященных традиционной местной кухне (отдельные главы из книг "Бухарская кухня" и "Магия Востока").
     Кстати, именно в этом доме, в начале 70-х годов, проходила свадьба моего брата, и именно здесь неоднократно выступала со своим ансамблем легендарная Тўҳфахон (Яфа Пинхасова), танцуя и виртуозно выбивая трель из кастаньет ("қайроқ-задан"), импровизируя речитативом народный фольклор и читая по памяти классиков суфийской лирики, зажигая публику своей изумительной игрой на колокольчиках ("занг-задан") в бухарском шоу, под названием "созанда" ("О чём молчит еврейская махалля?" - http://golibus.livejournal.com/140637.html).
     И именно в этом доме мне впервые довелось увидеть оригинальный рецепт бухарского кабоба, который я потом (несколько видоизменив и модифицировав) описал в своей статье "Жаркое по-восточному" - https://golibus.livejournal.com/199403.html
     Словом, об этом доме можно говорить и писать бесконечно долго, но невозможно описать ту атмосферу и ту окружающую ауру -  обычный язык бессилен донести до современного читателя подобные вещи. Поэтому, пусть все эти картинки из прошлого останутся в моей памяти и в моём сердце.





       Во второй половине дня я наконец, встретился с друзьями-однокурсниками: Дамиром и Гришей. Собрались в гостях и Гриши. Учитывая тот факт, что такие встречи происходят нечасто, полагаю, совершенно излишне говорить о том, КАК мы были рады друг другу. К сожалению, с каждым годом нас остаётся всё меньше и меньше: бесжалостное время в назначенный и определенный Всевышним час, забирает в вечность отдельных наших друзей-товарищей и с этим мы вынуждены смириться. Тем не менее, на скорую руку и совместными усилиями мы сварганили жаркое и, не теряя секунды, разлили по стопочкам: "Ну - за дружбу!"
     Мои друзья, являясь заядлыми рыболовами-охотниками, уже с порога поставили меня перед фактом:
     - В четверг поедем на рыбалку!
     - Как? - растерялся я, представив себе поездку в пустыню и прикинув мгновенно, что на это уйдёт ещё один день. - Какая рыбалка? Куда?
     - Тут недалеко... - успокоил меня Дамир. - Всего в ста километрах...
     - Ах! - только и вырвалось из меня. - Ребята, давайте лучше здесь посидим! А с рыбалкой на этот раз вряд-ли получится: у меня столько всего запланировано. Только не обижайтесь, пожалуйста!
     - Жаль... - с грустью произнёс Григорий и, лукаво подмигнув, заверил - Ну, смотри сам. А то - это совсем рядом... "сто метров"!
     И мы дружно расхохотались, вспомнив про мой рассказ "Сто метров" - http://golibus.livejournal.com/41345.html
     И тут я неожиданно вспомнил:
     - Друзья! - я важно встал и поднял очередную стопку - Между прочим, у меня есть для вас подарки! Я привёз с собой всего 5 экземпляров своей очередной книги "Заплатки из лоскутков". Так вот - два экземпляра ваши!
     - О! - обрадовались друзья - Да ты, видать, строчишь книжки быстрее, чем печёшь свои пирожки! А-ха-ха! Ну, прямо-таки настоящий писатель!
     В этот момент,  почему-то, перед моим взором предстал образ моей супруги: когда она злится на меня, то самое оскорбительное слово в мой адрес из её уст звучит так (презрительно и с легкой усмешкой):
     - Пис-сатель! Хм...
     Убивает наповал!





     В тот же вечер, не откладывая в долгий ящик своих обещаний и обязательств, я позвонил ещё по одному адресу.
     - Голиб, будь другом, передай от меня привет и гостинцы моему "старому" другу! - обратится ко мне Виктор, будучи у нас с женой в гостях и прознав о моих планах, связанных с поездкой в Бухару. - Это очень хороший и дорогой для меня человек.
     - У матросов нет вопросов! - отрапортавался я приятелю.
     - Только звони ему долго и настойчиво, а то у него в последнее время со слухом некоторые проблемы...
     - Я всё понял. - прервал я Витю - Обязательно постараюсь с ним встретиться!
     Ака-Вадим оказался вполне приятным и обаятельным человеком. Хотя ему трудно ходить (всё-таки за 80!), но он настоял на том, что встретит меня на автобусной остановке, что расположена прямо напротив его дома. И несмотря на то, что до этого момента наши пути никогда не пересекались прежде, мы сразу же узнали друг друга, с первых же секунд, проникшись обоюдной симпатией. Я даже не заметил, как в ходе нашей неспешной беседы пролетело время и быстро сгустились сумерки. У него тихий и проникновенно-доверительный голос, который не вписывается в нашу сегодняшнюю галдящую и кричащую беспокойную жизнь. Словно лунный голубоватый свет, тихо струящийся и освещая перед тобой темную аллею. И от этого света веет чем-то знакомым и близким, тем, что осталось в том далеком прошлом, навеянным из далекого детства, когда я сладко засыпал под неспешные рассказы моей старенькой бабушки...
     Наконец мы стали прощаться.
     - Нет-нет! - возразил Вадим Аристунович, крепко сжав мою ладонь. - Я Вас никуда не отпущу, пока Вы не зайдёте ко мне домой!
     Возражать было бесполезно. Я подхватил подмышку мирзачульскую дыню и небольшую авоську с гостинцами и мы прошли с ним ещё несколько метров, до его квартиры на первом этаже, расположенной в типичной "пятиэтажке". Естественно, мне пришлось войти в дом, где я наскоро выпил пиалушку чая (без этого на Востоке не принято отпускать) и, пожелав ему всяческих благ, с легким сердцем двинулся к выходу.
     - Поблагодарите обязательно Виктора и его семью! - попросил меня ака-Вадим, выходя за мной на лестничную площадку и прощаясь - Таких людей в наше время уже практически не найти.
     Я согласно кивнул головой.
     - И ещё! - кинул мне вослед мой новый друг - Запомните: теперь этот дом является и Вашим домом! В любое время года!
 
(Продолжение следует...)
Tags: Репортаж
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments