Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Отпуск (4)






         Вообще-то, строго говоря, тема народных ремесел - это совершенно отдельная и большая глава, охватить которую невозможно в рамках беглого репортажа. Об этом написаны десятки рефератов, книг и научных статей такими видными учеными-востоковедами, как В.Бартольд, А.Кун, Е.Бертельс, А.Арендс, О.Сухарева, Г.Пугаченкова, Л.Ремпель и многими-многими другими литераторами и исследователями Востока. Мне лишь, остается бегло пробежаться по самой малой части того богатого наследия, что нам оставила Средняя Азия и в частности Бухара. Только теперь я начинаю осознавать, какая это была великая и в то же самое время скромная уникальная цивилизация.

           XIX век в Бухаре был ознаменован расцветом художественных ремесел - чеканки и производства ювелирных изделий, ткачества, вышивки и золотого шитья, резьбы и росписи по дереву и ганчу.





          Мы с Зарриной неспешно продолжаем переходить от одного павильона к следующему. На этот раз, попадаем в мир "золотого" шитья, гобеленов и сюзане.
   Следует отметить, что Золотошвейное искусство Бухары - "Зардўзи" - это совершенно уникальный феномен, присущий только этому региону, истоки которого восходят к началу VI - VII веков нашей эры. К середине XIX века золотое шитьё было сосредоточено в Бухаре и призвано было обслуживать в первую очередь эмира, придворную челядь и прочих чиновников. Интересную деталь на существование золотого шитья в Бухаре в XVII в. можно найти в отчете Бориса и Семена Пазухиных — послов от царя Алексея Михайловича к Абдулазизхану в 1669–1671 гг., где говорится, что перед отъездом из Бухары послы получили подарки —«щитый золотом кафтан, чалму и кушак».
    Так уж сложилось, что дом наш, в котором прошло моё детство, юность и молодость, располагался как раз рядом с Золотошвейной фабрикой, куда мы пацанами по весне бегали воровать молодой урюк ("давча"). Преодолев невысокий решетчатый забор, мы плавно, прямо с него, опускались на упругие ветки урючин и... набивали себе в майки кислые зеленые плоды. Понятное дело, что ни до какого золотого шитья и царственных халатов нам не было дела.
    К концу XIX началу XX вв. этот вид искусства получил широкое распространение и стал настолько популярным, что золотошвейными халатами принято было одаривать практически всех иностранных гостей Двора. Орнамент золотошвейных изделий, большей частью, был растительного происхождения (реже - геометрического). Из изображений плодов и фруктов в орнаментальную композицию в основном включались миндаль, гранат, черешня и виноград. Для очень дорогих и высокопоставленных гостей халаты, достаточно часто, украшались драгоценными камнями: жемчугом, изумрудом, бриллиантами и сапфирами.
  Вот, что удалось мне вычитать из статьи, посвященной специально этой теме:

      К XIX веку исторически сложились три основных вида композиций золотого шитья, известных народным мастерам старшего поколения под названиями: «даукур», «бутадор», «дархам». «Даукур». Основа декоративного оформления украшаемого предмета — орнаментированная золотошвейная кайма («кур»). Ею обшиваются все края предмета (в одежде — полы, концы рукавов и подол). Все поле свободно от зашива. Однако в любом случае в мужском или детском халате, в военных мундирах с композицией «даукур» на спине обязательный элемент узора — крупный, чаще всего центричного решения медальон («таук») с растительной стилизацией. В военных мундирах («калючи») в некоторых случаях орнамент в виде кругов («нишон»—знак отличия) располагался в нижних углах передних полок и на груди. Акцент декора в композиции «даукур» падает на оформление каймы и медальона на спине халата. Кайма многих изделий отличается необычайным богатством и своеобразием орнаментальных форм. Незашитое основное поле изделия с композицией «даукур» облегчало задачу мастеров, ускоряло выполнение заказов. «Бутадор» (или «гулдузи»). Отличается зашивом всего центрального поля отдельными кустиками, чаще всего одинаковыми по рисунку узорами, расположенными на некотором расстоянии друг от друга. «Дархам». Орнамент центрального поля представляет собой непрерывной узор, состоящий из элементов то соприкасающихся друг с другом по вертикали или горизонтали, то образующих сетку.
( Источник - https://moluch.ru/archive/67/11433/  - Холикова Н. Ш., Нуриддинова М. У. Золотошвейное искусство Бухары // Молодой ученый. — 2014. — №8. — С. 298-301.)





       - Голиб, мне ничего от тебя не надо. - заверил меня мой минский друг, накануне моей поездки в Бухару, однако, тут же поспешил уточнить - Ты, кажется, не забыл, что у меня на днях намечается юбилей? Так вот, я всего лишь навсего прошу, привезти мне из Бухары настоящий местный нож!
 - Хорошо, постараюсь... - согласился я и пояснил - Если на таможне пропустят.
 - А ты засунь его себе в жопу! - подсказал мудрый Андрюша.
  - Ага, обязательно... - стиснув зубы, процедил я в ответ.
  Но нож, всё-таки, привёз. Причём, обошлось без дефлорации...

   Чилонгар - означает "кузнец". Мне и тут повезло: я попал на семейство потомственных кузнецов, родом из Жондора. Между прочим, откуда я и сам родом. Раньше, в советские времена, этот районный центр, расположенный в 18 км к югу от Бухары,  назывался Свердлов, в честь одного из большевистских вождей и ближайшего соратника Ленина - Якова Михайловича Сведлова. После распада СССР ему вновь вернули прежнее имя.
Род Идиевых издавна занимается этим нелегким видом ремесла. В Бухаре их работы представлены двумя братьями и их сыновьями: Нодир, Миршод, Бехбуд и Мурод.
 Итак, Корд (тадж.), Пичак или Пчак (узб.) — национальный нож среднеазиатских народов.  Он имеет прямой широкий клинок из углеродистой стали клиновидного сечения с односторонней заточкой. Такие ножи именуют ещё и "чустовскими", по имени города, расположенного в Наманганской области, где развито производство подобных изделий. Они несомненно красивы, очень остры и удобны в работе. Однако, имеются свои недостатки: как и все высокоуглеродистые клинки, они требует повышенного внимания, так как, если по окончанию работы такой нож не протереть и оставить мокрым, то через некоторое время он покроется ржавчиной. В целом же, подобные ножи очень практичны и имеют массу достоинств.





           Лично меня привлек невероятно красивый нож из так называемой дамасской стали. Ручка его украшена серебром и инкрустирована мелкой бирюзой.
           Существует множество теорий о превосходстве «настоящей дамасской стали» (то есть литого булата или вуца) над всеми другими видами металла. Это мнение весьма сомнительно. К тому же металлургические исследования до сих пор не доказали, что литой узорчатый булат обладал какими-то необычайными свойствами, выходящими за пределы дозволенного законами физики. Так что все разговоры о том, что булатные мечи якобы «резали кольчугу как масло», можно отнести к разряду баек. Есть предположение, что в Дамаске существовал обширный рынок оружия, где булатные клинки предлагались в большой массе — отчего их и назвали дамасскими. Впрочем, это лишь одно из многих предположений.
Герои данного репортажа также, дали сдержанную оценку подобным ножам, добавив правда при этом, что "с эстетической и декоративной точки зрения, они конечно-же изящны и привлекательны. Я поинтересовался ценой этого конкретного ножа и нисколько не удивился тому, что он стоит немногим более 120 долларов.
- А откуда вы берёте булатную сталь? - спросил я.
- Мы заказываем уже готовые заготовки, которые нам поставляют из заграницы - пояснил мастер - И нам остается только, обработать эту "болванку".
В ходе разговора, удалось выяснить, что местные кузнецы, в основном, при изготовлении ножей используют один из трёх типов  металла - это темная сталь ШХ-15, дешевая нержавейка и... автомобильный клапан.
 Ручка же, как правило, делается из рогов животного (сайгак, косуля, ), кости или дерева. Реже - наборная из цветного камня.





          Наконец, порядком устав от такого многообразия и пестроты калейдоскопа ярких картинок, мы подошли к стенду ювелиров ("заргар"). Тут уж, наши глаза и вовсе разбежались. Здесь нам тоже, удалось разузнать не менее интересную информацию от местного мастера-ювелира Тохира Мухаммедова и продавщицы-консультанта по имени Фазолат.
        Известно, что в XIX в. в Бухаре было до 400 ювелиров. До сегодняшнего дня сохранился даже "Купол ювелиров" ("Ток-и заргарон"), где как правило располагались многочисленные лавки и лавчонки мастеров и продавцов ювелиров. Восточный стиль отличался дробностью формы, обилием подвесок, свободных соединений, придающих изделию воздушность и легкость.  Имело место использование филиграни, ажурной прорези и зерни, а также драгоценных и полудрагоценных камней. При этом следует отметить, что традиционные формы в значительной степени видоизменялись под воздействием местной моды. То есть, сказывается веяние времени, и мастера, естественно, подстраивались, внося в свои новые изделия свежие идеи и новации. Оставаясь при этом верны местным исторически сложившимся традициям.
       Какие же изделия можно отнести к традиционным бухарским украшениям? Давайте, вместе с вами, попробуем перечислить и начнем, пожалуй, с головы. И это - в первую очередь - головные украшения тилла-кош, височные подвески мохитилло (бибишак) и каҷак. Нагрудные украшения "зеби-гардан" и "нози-гардан" ("гардан" - "шея"). Наконец, серьги типа "барг" ("листья"), "ҳалқа" ("кольцо")  и другие браслеты, декорированные прорезной ажурной резьбой в стиле "ислими". Кроме того, различные пояса для знати с крупными серебряными пряжками. Особый интерес исследователей ювелирного искусства всегда вызывала проблема семантики форм, связанные с архаическими, культовыми и астральными представлениями местного населения, зачастую, уходящими в глубь столетий, задолго до пришествия ислама. Их корни теряются в язычестве и зороастризме.
         В свою очередь, серьги также, имеют свои довольно специфические названия. К примеру: "алфонҷ" ("качели"), "лангар" ("якорь"), "се бодом" ("три миндаля"), "амири" ("эмирские"), "мухаммади" и пр. То же, что касаемой формы: "лўлаги", "софиги", "кундаль сози"...





      В любой трационной бухарской семье, свекровь дарила невестке серьги, которые принято называть в местной среде, как "ҳалқи-шибирма".
     Что же касается декора бухарских браслетов, то он интересен тем, что является более поздним по происхождению, то есть сложился в период расцвета исламского искусства. В его основе - ажурная сквозная резьба в стиле "ислими".
Как уже было отмечено выше, анализ семантики ряда бухарских ювелирных изделий связан еще с доисламскими представлениями, а потому бытование привело к утрате изначально заложенного в нём смысла. Что, тем не менее, нискольно не умаляет их эстетической красоты и самобытности. Однако стойкость форм дает возможность выявить тот первоначальный смысл, который был присущ этим замечательным произведениям искусства.




         В заключение нашей небольшой прогулки по старому городу, мы неспешно дошли до "купола ювелиров", а затем, повернув направо, двинулись по направлению к следующему "куполу продавцов головных уборов" ("Ток-и тельпак фурўшон"), рядом с которым находится единственная сохранившаяся с XVI века действующая (!) мужская баня "Хамбом-и бозори корд".
       Едва мы вошли под своды восточного пассажа, я достал свой смартфон и заснял на видео кусочек повседневной жизни древнего города, который и предлагаю своим читателям.





        А во второй половине этого дня мне посчастливилось побывать в гостях у своего Учителя, который загодя пригласил меня, прознав о том, что я нахожусь в Бухаре. Я не случайно набрал это слово с заглавной буквы, ибо Михаил Михайлович Белоусов на самом деле является обожаемым человеком, которого любят и почитают не только несколько поколений школьников, закончивших школу № 4 имени Алишера Навои, но и подавляющее число жителей Благородной Бухары.
       Скажу более: я рад и горжусь тем, что будучи прошлым летом в Санкт-Петербурге, Михаил Михайлович с супругой были гостями моего дома и мы нашли время не только для общения, но и прогулялись с ветерком на речном "трамвайчике". На память о чём, у меня на видном месте красуется магнитик-блюдце, каждый раз напоминая мне об этом приятном событии в моей жизни.





        На самом деле, отец моего школьного учителя - Михаил Иванович Белоусов - был родом из Новосибирска. Всю жизнь являясь кадровым военным Советской Армии и выполняя свой гражданский долг вплоть до своей отставки и выхода на пенсию.

"И бросало меня по свету белому от Амура до Туркестана…"

"А ежели вовсе не судьба нам свидеться, Катерина Матвеевна, то знайте, что был я и есть, до последнего вздоха, преданный единственно вам одной. И поскольку, может статься, в песках этих лягу навечно, с непривычки вроде бы даже грустно. А может, от того это, что встречались мне люди, в последнее время, душевные, можно сказать, деликатные."

           И действительно: Михаилу Ивановичу довелось служить почти во всех республиках Средней Азии (Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан), встретить немало душевных и деликатных личностей, пока наконец, судьба не заставила его бросить свой якорь среди песчанных барханов,  в уникальнейшем из древнейших оазисов Востока -  Бухаре. Обосновавшись окончательно вместе с семьей в этом древнем и гостеприимном городе, пожилой ветеран и бывший фронтовик, заживет мирной жизнью, воспитывая своих детей.
           И именно отсюда, его сын - Михаил Михайлович Белоусов - в 1959 году окончив школу им.М.Фрунзе, поедет  в Ашхабад, поступать в Сельско-хозяйственный Институт, который благополучно закончит через 5 лет, получив диплом Учёного агронома. После чего, пойдёт  в Армию, где успешно прослужит год в войсках ПВО Закавказского Военного Округа, в городе Баку - столице Азербайджана. Кстати, уже там он станет кандидатом в члены КПСС.
           Наконец, возвратившись в Бухару, Михаил Михайлович проработает некоторое время на станции защиты растений, а затем,  в 1966 году устроится преподавателем химии в школе №4 им.А.Навои. Его будущая супруга Анна, годом раньше закончит эту же школу. По этому поводу, Михаил Михайлович будет часто вспоминать и сокрушаться в кругу своих друзей и знакомых: "Надо же - если б не служба в Армии, то я мог бы преподавать у своей же супруги, став для неё ещё и Учителем!"
       А ещё через 4 года, когда мне доведётся перейти в 7 класс, у нас появится предмет "Химия". И в наш класс (а также в мою жизнь) впервые войдёт высокий симпатичный молодой Учитель, с обаятельной улыбкой и характерным юмором. Что, однако, вовсе не помешает ему оставаться строгим и справедливым, что касалось знаний и оценок. С тех пор, он проработает много лет в качестве учителя, педагога и воспитателя, оставив в сердцах его многочисленных благодарных учеников неизгладимые впечатления и добрые воспоминания.
      А потом... Потом, судьба перебросит Михаила Михайловича на другие ответственные участки, где он, верный партийной дисциплине, будет продолжать добросовестно трудиться, завоёвывая с годами почёт и уважение граждан города.
      Сначала, партийное руководство обяжет его стать директором одной из 8-летних школ: и вскоре, благодаря усилиям Михаила Михайловича Белоусова, эта школа поднимется и выйдет на уровень средне-образовательных школ города. Затем - работа  в обкоме, где он станет заведовать отделом по образованию и учебной частью. И всюду, куда бы его не направили, безотказный и с детства приученный к дисциплине учитель, партийный работник и гражданин, всюду он великолепным образом справляется с возложенными на него обязанностями. Сохранив при этом ясность ума, добрый нрав и характерный своеобразный юмор, который обладает удивительной способностью - притягивать и располагать к себе всех, кому доводилось соприкасаться с ним по работе или просто, по жизни.





            На сей раз, можно сказать, я попал "с корабля на бал", так как именно в этот день близкие и родные моего Учителя отмечали юбилей его супруги - обаятельной Анны Ивановны. Со всех концов бывшего Советского Союза прилетели родные, чтобы собраться за уютным домашним столом. И не скрою: особо приятно, что мне было оказано такое доверие и честь, быть причисленным в этот вечер к этому семейству.
 Я не знаю - специально или это просто, совпадение - но на "горячее" были поданы "Манты" - моё самое любимое блюдо! Признаться, я был поражен тому, какое тонкое тесто было раскатано именинницей, о чём, не удержавшись, признался Анне Ивановне.
 - О, в таком случае, теперь я окончательно спокойна! - восторженно отозвалась хозяйка и призналась - А то ведь, я так волновалась... всё-таки, сам мастер-усто...
 "Мастер-усто" при этих словах густо покраснел и... опрокинул ещё одну стопочку за здоровье хозяйки и всех присутствующих.
  Я не заметил, как в конце застолья, все родные и близкие тактично оставили меня наедине с Михаилом Михайловичем. А поговорить, как говорят одесситы, было есть об чём о многом. Причём, как это и следовало ожидать, открыто и без прикрас. Наконец, я не выдержал и задал своему Учителю давным-давно заготовленный вопрос:
 - Скажите: вот Вы всегда учили меня говорить правду и быть честным. Хотя бы по отношении к самому себе. - начал я, заметно волнуясь. - Вот теперь, когда столько изменений произошло в нашей с Вами жизни, оглядываясь назад, в прошлое, сожалеете ли Вы о чём-нибудь?
 Михаил Михайлович совсем на короткое время впал в задумчивость, а потом, подняв на меня свои усталые и много повидавшие в этой жизни глаза, откровенно произнёс:
- Знаешь, я тебе так скажу: то, что было хорошего в той жизни - это наше. - И, выдержав паузу, заключил - И то, что было плохого - это тоже наше! А вывод из всего этого тебе должно подсказать твоё сердце.
 Мне ничего не оставалось как, опустив голову, впасть в глубокую задумчивость. Спасибо, Учитель!
 Я не остался в долгу, подарив своему Учителю и Педагогу экземпляр очередной своей книги "Заплатки из лоскутков": мне почему-то показалось (во всяком случае, хочется верить и надеяться), что этот скромный подарок - явное свидетельство тех его результатов, что были затрачены не только на моё воспитание.
(Продолжение следует... )
Tags: Репортаж
Subscribe
promo golibus март 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments