Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Рождественское чудо





       Нет, похоже, я всё-таки, последний романтик и непревзойденный тупица.
       Возьмите в руки пачку чипсов или попкорна и удобно располагайтесь где-нибудь на диване или в кресле: сейчас я вам поведаю ещё одну рождественскую историю о... несостоявшемся чуде.       

         Да-да: вам ведь не раз, вероятно, доводилось смотреть трогательные сценки из клятой западной жизни, где в самый последний момент, перед тем как утопиться  (повеситься, застрелиться), на помощь несчастному спешит "ихний" Санта-Клаус, ну или там, какой-нибудь сердобольный человек с тем, чтобы спасти героя и подарить ему веру в Жизнь.
       Вы не поверите, но - честно говоря - я по наивности своей полагал, что это можно встретить только на загнивающем Западе, но никак не у нас. Заблуждался, оказывается...
       Что отличает, к примеру, меня (а также, многих моих сверстников) от остальных обывателей, проживающих на одной седьмой части суши нашей планеты? То, что мы - "Хомо Советикус" - то есть, люди советской формации и нас уже не исправить. Это уже диагноз. Ведь, есть же на свете инвалиды и люди с ограниченными возможностями? Вы же не станете отрицать сей факт? Другое дело, что ТАМ - они живут и пользуются всеми благами, наравне с обычными людьми, а у НАС - они только существуют.
       Но и это уже хорошо. А то тут такие слухи распространяются в последнее время... что, мол, исчезают "незаметно" эти самые старики, а потом их квартиры переходят неизвестно куда, в чьи-то непонятные руки. В общем, такие страшилки ходят в народе, что я даже боюсь их вам пересказывать: не дай Бог, обвинят ещё по какой-нить статье и - засодют. А жить-то, поди, охота! Пусть, хоть и немного осталось, но всё-же...
       Кстати, вот об этом я и хотел поговорить.
       Всем известно, что с возрастом человек стареет. И вот, наступает (как всегда, "вдруг") такой момент, когда цифры прожитых тобою лет начинают пугать и ты спешно начинаешь собирать необходимые бумаги для оформления "заслуженной" пенсии. Я сознательно взял в кавычи это слово, ибо ничего оно, кроме как взрыва хохота, не вызывает. Опять-таки: смотря в какой стране ты живёшь.
       Я прекрасно помню, с каким щемящим душу чувством, в своё время, воспринял тот факт, что моя любимая и кроткая бабушка, оказывается, получает пенсию всего... в 40 рублей! Мог ли я себе предполагать тогда, что пройдёт всего каких-нибудь 40 лет и я сам окажусь в таком статусе, что моя бедная бабуля (с того света) будет уже откровенно жалеть своего внука? Но - ближе к сути.
       Одним словом, когда я, собрав все необходимые документы, с гордостью двинулся в свой родной "собес" (1) Адмиралтейского района, неожиданно (во всяком случае, для меня) выяснилось, что за свой почти 40-летний трудовой стаж, я заслужил пенсию аж в целых 7 с половиной тысяч рублей (Чуть более 100 евро). Честно говоря, я был готов к моральному унижению со стороны родного Отечества, но... не настолько.
       - А чё так мало? - как-то само-собой, нетактично вылетело из меня, когда мне озвучили сумму. И в следующее мгновение (видимо, по старой "восточной" привычке) пропищал, как бы выклянчивая у симпатичной и равнодушной как робот сотрудницы. - А нельзя ли чуть-чуть надбавить? Ведь, сорок лет, всё-таки...
       - Вам начислено столько, сколько положено! - холодно остудила меня работник пенсионного фонда. - Видите: ваша самая первая печать в Трудовой книжке появилась в советское время, да ещё совсем не читается. И к тому же, в другом государстве!
       На мгновение я почувствовал себя виноватым, что родился в СССР.
       - Понимаю... - промямлил я, как овечка, приговорённая к закланию. - Но я не виноват, что мы тогда с вами жили вместе.
       И тут же запнулся, почувствовав, КАК это можно интерпретировать в определенной ситуации.
       Моя оппонентша милостиво простила мне этот промах, так как в запасе у неё было много козырей.
       - К тому же, печать на узбекском языке.
       Теперь я был виноват, что родился в Узбекистане.
       - И что?
       - А то, что необходимо установить подлинность этой самой печати! - раскрыла она на меня свои красивые голубые, небесного цвета, глаза. - Иными словами говоря, подтвердить Трудовую книжку.
       Я опешил. И едва лишь смог произнести:
       - То есть, Вы хотите сказать, что она "липовая"?
       - Я ничего не хочу сказать. - отрезала она, обнажив на это раз ряд белоснежных и ровных зубов. - Я только констатирую факт!
       Боясь продолжать дискуссию (вдруг, совсем ни с чем не останусь?), мне оставалось напоследок лишь прошамкать, пряча свой единственный зуб:
       - Ну, хорошо: я согласен со всем, что Вы мне тут наговорили. Но - хоть на что-то я имею права рассчитывать как человек, достигший пенсионного возраста в такой Великой и могучей стране, как Россия?!
       - О да, конечно! - тут же отрегаривала не без сарказма моя "спасительница". - Семь с половиной тысяч - это ещё далеко не предел: существуют ещё и такие понятия, как "социальная пенсия", "пособие для безработных" и "минимальный прожиточный минимум".
       - Спасибо! - сердечно поблагодарил свою "покровительницу", почувствовав, что пока ещё не коснулся самого дна. И на всякий случай, умоляюще прошептал:
       - Ну, пошлите, хотя бы запрос в Узбекистан!
       - О, по этому поводу Вы можете не переживать. - плотоядно ощерила она свои острые зубки. - Запрос уже нами послан.

       Так уж вышло, что в очередной свой отпуск я отправлюсь на свою малую родину. И там, узнав все подробности моих мытарств, связанных с пенсией, моя племянница крепко вцепится в своего дядюшку.
        - Вы только не переживайте: я сама всё выведаю и соберу необходимые бумаги и документы. - заверит она меня.
        Мне станет стыдно и я соглашусь, несколько дней потратить на то, чтобы съездить вместе с нею в Галасию (2) и побывать в местных архивах.
        На удивление, ветхая мазанка РайОНО не развалилась за эти сорок лет, оставаясь в целости, словно время не властно над нею. Чего нельзя было сказать об архиве: на всё это просветительское учреждение приходился чуть ли не единственный компьютер. Правда, никакой базы данных в нем не оказалось. Все запыленнные канцелярские книги и журналы с советских времен хранились в единственном книжном шкафу. На моё удивление, нашелся и "мой" журнал, весьма затрёпанный, но - "живой". С него мы и сделали нужную справку.
        В горархиве нам повезло несказанно более: там уже всё было занесено в базу данных, а кроме того, мне даже выдали справку "О реорганизации", пояснив при этом:
        - Это, чтобы к Вам не придрались - почему организация "ВАО Интурист" уже не существует, а архивные документы у нас.
        - Спасибо! - с благодарностью взгляну  я на начальника отдела, мысленно проникнувшись уважением и благодарностью к своим замлякам - "Восток - дело тонкое!"
        По приезду в Питер, я уверенно двину свои стопы в Пенсионный фонд своего района и... буду вновь разочарован.
        - Эх! - с сожалением произнесет сотрудница, ознакомившись с документами. - Всё бы ничего, но вот тут у вас отсутствует отчество.
        - Но ведь, вот оно! - с недоумением укажу я на "шапку" документа.
        - Нет-нет. - Этого недостаточно. Вот, ежели б и в каждой строчке, напротив Ваших инициалов стояло ещё и отчество, то бумага, скорее всего бы, прошла. -  Уверенно заявит она. И тут же, бегло взглянув на справку из Галасии - Ну, а это - вообще, можно сказать, "филькина грамота" - ни официальной формы, ни государственного бланка...
        - Но помилуйте! - не выдержу я. - Откуда в этом провинциальном учреждении взяться государственному бланку?! И потом: ведь, справки списываются с образцов советского времени - о каком "государственном" бланке может идти речь?
        Однако все мои доводы хладнокровно и беспощадно разбились о "логику существующего положения и времени".
        В конце-концов, я был так измучен и измотан, что рискнул поделиться своими соображениями вслух, предварительно ознакомившись с бейджиком, приколотом на пышной груди моего оппонента:
         -  Простите, Ирина Александровна, я хочу поинтересоваться: предположим, что я побегаю с месяц по различным инстанциям, соберу все необходимые и "правильные" документы. На какую сумму увеличится в этом случае моя пенсия? На одну тысячу, две или три?
         - Ну-у... это всё зависит от конкретных справок. - уклончиво произнесёт моя собеседница. - В принципе, очень может быть, что и на "три".  А может быть, даже и более...
         В ту же самую секунду я вспомню анекдот, с которым ну просто не смогу не поделиться со своей "благодетельницей".

        Доктор объясняет пожилому пациенту:
        — Вы постепенно теряете слух, и чтобы замедлить этот процесс, вам необходимо прекратить курение, употребление алкоголя и связь с женщинами.
        Старик (с изумлением):
        — И это всё, лишь ради того, чтобы немного улучшить слух?!


        Словом, я уже хотел было плюнуть на всё, но племянница заставила меня вновь устыдиться, заявив по телефону:
         - Неужели Вы настолько не уважаете свою жизнь и свой труд, что готовы вот так просто, согласиться со всем этим?! Не волнуйтесь: я завтра же поеду в горархив и заставлю переделать бумаги так, как "надо"! И перешлю с надежным человеком в Санкт-Петербург.
         - Только ради Аллаха, не вздумай делать там перевод печатей! - взмолюсь я, вспомнив недавний разговор в собесе. - Тут все переводы и заверения нотариусов, сделанных за рубежом, считают недействительными. Это, оказывается, нужно делать непосредственно в России!
         И уже чуть позже, когда поеду на улицу Восстания (бюро переводов), где за 4 листа перевода печати мне придётся заплатить 5000 рублей, я наконец пойму, что у нас, оказывается,  "всё схвачено и за всё заплачено": все мы дружно несёмся веселой "тройкой" к светлому будущему.


         Но всё выше сказанное можно назвать всего лишь "прелюдией" к "рождественской истории". Потому как настоящее чудо произойдёт сегодня утром, когда я, нечаянно нажав не на ту кнопку в компьютере, вдруг попаду на сайт пенсионного фонда. Где, с удивлением для себя узнаю о том, что в прошлом (читай в 2017) году минимальная пенсия, оказывается, составляла 8 540 рублей.
         "Ни фуя себе" - скажу я сам себе.
         И тут вдруг, словно по волшебству, из правого нижнего угла монитора "вылетит" форма, в котором мне любезно предложат, задать любой интересующий меня вопрос. Естественно, я "живо" откликнусь, написав им, что всё это типа брехня, потому как, вот я - такой-то имярек - весь год исправно получаю не более 7500 рублей в месяц.
          Не прошло и минуты, как у меня зальётся соловьиной трелью "мобильник".
          - Это Голиб Саидов?
          - (Ошарашенно) Да.
          Короче: меня пристыдят по полной, разъяснив несознательному и отсталому элементу российского общества, что давно уже существует "Фонд социальной защиты", где работают "Дон-Кихоты", которые готовы БЕСПЛАТНО вступиться за меня и отстоять мои законные права.
          - Простите, я не ослушался: Вы только что нечаянного произнесли слово "бесплатно"...
          - Да-да, так и есть - бесплатно! - заверит меня на том конце добрая фея, с очаровательным именем-отчеством Ольга Николаевна. - В какое время Вам удобно сегодня подъехать к нам?
          - Как: прямо даже сегодня? - растеряюсь я от такого внимания. - Ну, если можно, то в 15-00.
          - Отлично! - приободрит меня "волшебница" и ласково прощебечет - Запишите Ваш кодовый номер - 1225.
       

          - Вы куда эт собрались? - удивится моя супруга, прекрасно изучившая меня с головы до пят и прекрасно осведомленная, что только что-то сверхестественное способно оторвать мою задницу от компьютера.
          - Представляешь, ты оказалась права: сохранились, оказывается, ещё в России социальные институты, защищающие права простых граждан и пенсионеров! - виновато признаюсь я супруге. - Вот, только что позвонили и предложили безвозмездную помощь. В общем, буду дома через  полтора-два часа.
          - Ну-ну! Кошелёк-то, не забыли прихватить? - насмешливо поинтересуется вдогонку моя жена.
          - Лена! Ну, как тебе не стыдно? - пристыжу я её, находясь уже на пороге. - Надо верить людям!
       

          Словом, жена оказалась права. Ещё по пути к назначенному адресу, у меня зазвенит телефон. На том конце провода обо мне у вежливо осведомятся:
          - Вы знаете, что записаны на собеседование с юристом, на 15-00?
          - А как-же: я как раз, нахожусь в автобусе, который везёт меня к вам.
          - Если Вы вдруг нечаянно заблудитесь - обязательно позвоните к нам! - заботливо подскажет мне бархатный баритон.
          "Бл@ть, ну совсем как в Америке!" - подозрительно мелькнёт в моей башке вызревающий червячок сомнения.
          Всё окажется именно так, как я себе и предполагал: "Фонд защиты социальной помощи" - прочту я вывеску над небольшим типичным строением, напоминающим обыкновенный детский садик, по всей вероятности, арендованное на короткое время; небольшой холл-предбанник, с наскоро слеплённой стойкой, за которой сидит красивая дура с провокационным вырезом-декольте и с заученными заранее короткими фразами, с немигающими глазками, справляется о посетителях; тесная, но вполне приятная и чистая комната ожидания, с непонятными картинами на стенах; большой плоский монитор во всю стену, но почему-то с фиксированной картинкой.
           Вскоре меня пригласит к себе в кабинет симпатичная куколка, одетая в строгую и безупречную форму. Уже следуя за ней по лестнице, ведущей на второй этаж, я столкнусь с посетителями, которые возвращались после собеседования.
           - Это же чистой воды "лохотрон"! - нисколечко не стесняясь нас, в приступе возмущения, заявит одна из них своей подруге.
           - Да. - согласится другая, коротко взглянув на нас и подытожив окончательно - Настоящее "разводилово".
           Дабы не смущать свою спутницу, я сделаю вид, что не услышал этого диалога.
           Через минуту нашего общения, все мои сомнения окончательно развеются. Мне даже показалось, что моя молодая собеседница - неплохой, кстати, психолог - тоже, поняла моё состояние. Некоторое время, она ещё что-то убежденно пыталась мне внушить, смотря прямо мне в глаза, словно пробуравливая и гипнотизируя насквозь. В какой-то момент, я также, уставился в её красивые зеленые очи, задавшись при этом целью, не сводить своего взгляда с тем, чтобы смутить более юную оппонентку. Однако я ошибся: она хладнокровно смотрела на меня своими ясными и немигающими глазами, продолжая размеренно и не спеша развивать свою мысль. Впрочем, чему тут удивляться: их учат теперь этому на специальных курсах. Я же, первым дрогнул и отвел свои глаза ибо это уже выглядело несколько странно и непривычно, если не сказать, вульгарно. Поскольку, я, в отличие своей собеседницы, рос в советское время, где всем нам, наряду с прочими качествами, внушали также и чувство стыда. То есть, я покраснел и опустил глаза в пол, сдавшись на радость "победителю".
           Тем не менее, Анастасия оказалась очень неглупой девочкой, мгновенно, с первых же минут раскусив мою натуру, а потому, последующий наш диалог походил на разговор двух друзей, расставших на относительно небольшой отрезок времени.
            - Вы не беспокойтесь. - успокоила она меня. - Наша первая встреча абсолютно бесплатная.
            - Спасибо. - благодарно подниму я на неё свои глаза. - А скажите: если я соглашусь на ваши услуги, сколько это будет мне стоит? Ну, хотя бы на первых порах?
            - Ну, в конкретном Вашем случае, это стОило бы от 16 до 20 тысяч. - не стала лукавить и уклоняться от ответа девушка-юрист.
            Надеюсь, не долларов? - улыбнулся я. - И это уже хорошо.
            - Вы совершенно напрасно иронизируете. - ответила мне она. - Ваш случай вполне типичный и знаете, сколько к нам обращаются пенсионеров? В одном только Санкт-Петербурге - почти миллион триста тысяч! Это каждый четвертый житель, включая младенцев.
            - Виноват. - вновь вынужден буду сознаться я.
            - Нет-нет: это, конечно же, не Ваша вина. - поспешит заверить меня Анастасия. - Просто, меня откровенно возмутило то, как несправедливо с Вами обошлись работники пенсионного фонда. Хотя и их понять можно: за каждую оплошность или неточность, штраф вешают на них, а потому, им вовсе не хочется брать на себя ответственность. Но я удивляюсь другому: как можно терпеть такую несправедливость? Ведь, Вы проработали почти сорок лет! И они посылают запрос, ждут по полгода (в Вашем случае), когда этот запрос дойдёт до их коллег в соседнем государстве, и потом - ещё столько же, когда придёт ответ...
            - Знаете, мне тут неожиданно пришла в голову одна восточная притча, связанная с ходжой Насреддином. - перебил я свою собеседницу. - Слышали о таком?
            - Как же: книга Л.Соловьёва "Повесть о ходже Насреддине" и её вторая часть "Возмутитель спокойствия" - это мои настольные книги. - мгновенно отреагировала молодая девушка, за что я её зауважал с ещё большей силой.
           - Ну так вот: однажды Насреддин явился во дворец и заключил пари с эмиром, которое заключалось в том, что ходжа за 20 лет обязуется, научить своего осла, читать Коран. Его приятели и друзья стали жалеть и оплакивать заранее своего друга, который таким образом подверг себя риску, быть казнённым и обезглавленным. На что, мудрый ходжа резонно возразил своим оппонентам:
           "Да погодите вы оплакивать меня: за двадцать лет, либо ишак сдохнет, либо - эмир отправится на тот свет, либо - я".
           Анастасия повеселела и уже вновь, по-другому, взглянула на меня.
            Я же, приободрённый такой поддержкой, вдохновился и подытожил итог нашей беседе.
            - Видите ли в чём всё дело. Тут ни Вы, не я  - не виноваты. Всё дело в очень простом: мы построили именно тот капитализм, которым нас пугали в прошлом на политинформациях, "со звериным оскалом" и тому подобное. Ведь, на Западе, чтобы стать миллионером, надо приложить немало умственного труда и с десяток лет жизни. А тут - "сел" на "краник" с нефтяной или газовой трубой и - дело в шляпе. Поэтому и нечего удивляться, что пенсионеров так много "развелось", и что молодые не хотят рожать. Потому и чуда в нашей стране никак состояться не может.
            И вообще: как я убедился на своём личном примере, классика бессмертна - "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих!"
       
----------------------------------------------             
       
Примечания:

1 - В советское время собес представлял собой орган социального обеспечения. Он занимался вопросами поддержания жизнедеятельности наиболее уязвимых слоев населения. Туда обращались за помощью инвалиды, пенсионеры, малоимущие, многодетные семьи. В настоящее время его функции разделены между пенсионным фондом и органами социальной защиты.

2 - Районный центр, находящийся в 7 км от Бухары.
Tags: Миниатюры
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments