Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Джузеппе Арчимбольдо (1527 - 1593)





«ВЕРТУМН»
Ирина Опимах



       Старинный замок Скоклостер — одна из самых известных достопримечательностей Швеции. Он был построен во второй половине XVII века и принадлежал графу Карлу-Густаву Врангелю — фельдмаршалу и богатейшему человеку тогдашней Швеции. Сегодня замок Скоклостер — музей. Тут можно увидеть настоящие произведения искусства — скульптуры, настенные росписи, картины, а также старинные книги и оружие. Но самое известное сокровище Скоклостера — «Виртумн», знаменитая картина Джузеппе Арчимбольдо, портрет императора Рудольфа II, составленный из изображений фруктов и овощей.

      Императора и художника долгие годы связывали теплые, дружеские отношения. Портрет этот стал последней и, наверное, самой значительной картиной удивительного, ни на кого не похожего мастера Джузеппе Арчимбольдо.





Портрет императора Рудольфа II в образе Вертумна, 1590


Джузеппе Арчимбольдо родился в Милане в 1527 году в семействе миланского художника Бьяджо Арчимбольдо и его супруги Кьяры Паризи. В Милане всегда помнили о том, что несколько лет великий Леонардо да Винчи работал при дворе миланского герцога. Сеньор Бьяджо дружил с семейством Луини, преданными поклонниками Леонардо, хранившими его рукописи и рисунки, — Аурелио Луини берег как святую реликвию наброски из записных книжек Леонардо, счастливым образом попавшие в руки его отца Бернардино.
Несомненно, юному Джузеппе показывали листы Леонардо, и он с восторгом разглядывал фантастические образы, созданные воображением гения Возрождения, — удивительные чудовища, карикатуры, всевозможные гибриды растений и животных, составляющие человеческие лица. Эти рисунки навсегда остались в памяти Джузеппе.





"Флора", 1588


 Заметив у сына явные способности к рисованию, старший Арчимбольдо стал привлекать его к своей работе. В 22 года Джузеппе, уже на равных с отцом, работал в Миланском соборе, а в 1551 году самостоятельно выполнил очень важную работу — расписал пять гербов, которые были торжественно преподнесены миланским герцогом королю Богемии Фердинанду I. Фердинанду очень понравились гербы.
  Тогда он впервые узнал о способном молодом художнике и запомнил его имя, а спустя 11 лет, уже будучи императором Священной Римской империи, пригласил художника в Вену на должность придворного портретиста и копииста, предоставив, как сообщают хроники, «почетнейшее жалование». Последующие 25 лет жизни Арчимбольдо были связаны с Габсбургами — императорами Фердинандом I, его сыном Максимилианом II, высоко ценившим художника, и внуком Рудольфом II, просто обожавшим Арчимбольдо. Все это время он прожил в Вене и Праге в качестве придворного живописца.




"Вода" 1566

Перебравшись в Вену, Арчимбольдо и начал рисовать свои головы, составленные из различных цветов, плодов и животных (портреты членов высочайшего семейства и первая серия «Времена года»). Эти причудливые картины очень нравились Габсбургам, они с удовольствием дарили их своим друзьям, правителям европейских государств. У Арчимбольдо были прекрасные отношения со всеми тремя императорами, но особенная дружба его связывала с Рудольфом. Перенеся столицу в Прагу, он захватил с собой и своего любимого художника. Рудольф II был удивительным человеком. Современники сравнивали его с Фаустом и Просперо, героем
шекспировской «Бури».





"Зима", 1563

          Известный историк Н. Гордеев пишет в своей книге «Пражская научная школа конца XVI — начала XVII века»: «Рудольф стремился к универсальному знанию, а через него к познанию гармонии мира и созданию гармонического общества. Широта взглядов императора, его исключительная толерантность позволили ему создать щадящую атмосферу для окружавших его деятелей науки и искусства, что ставит его в один ряд с такими покровителями наук и искусств, как Птолемеи». Прага при Рудольфе стала культурным центром всей Европы. Здесь работали лучшие умы того времени: выдающиеся астрономы — Тихо Браге и Иоганн Кеплер, крупнейшие алхимики — Михаэль Сендивой и Михаил Майер, Эдвард Келли, знаменитые философы, медики и мистики.
     Уже после смерти Рудольфа Иоганн Кеплер в своей работе «Рудольфовы таблицы» высоко отзывался об императоре, подчеркивая его роль в деле просвещения и развития наук. Особо почитались при дворе алхимики, из всего пытавшиеся найти философский камень и способ превращения свинца в золото. Однако сам Рудольф II совсем не стремился с их помощью обречь неслыханные богатства, гораздо больше ему хотелось общения с внеземным,
«астральным» миром. Недаром пражане, попивая пиво, любили послушать легенды о том, как их император общается с духами. И недаром: именно во времена правления Рудольфа возникла знаменитая легенда о раввине Иегуде Ливен бен Бецалеле, создавшем искусственного человека Голема, разгуливавшего по ночной Праге...





"Сидящий образ лета", 1573

 Мистические пристрастия Рудольфа не мешали ему увлекаться искусством. В знаменитой «Книге художников» Карел Ван Мандер пишет о великолепном вкусе императора, понимании искусства и поддержке, оказываемой художникам. В своем дворце Рудольф собрал огромное количество настоящих шедевров.
 Среди сокровищ его кунсткамеры были картины Дюрера, Брейгеля Старшего, Тициана, Лукаса Кранаха Старшего и многих других художников — голландских, итальянских, немецких. Часто полотна покупались за весьма немалые деньги.
  Когда императору что-то нравилось, он не скупился. Коллекция Рудольфа II считалась тогда лучшей в Европе. Но кроме картин в кунсткамере хранились и странные, экзотичные предметы, к примеру, как пишет Бенно Гейгер в книге об Арчимбольдо, «чучела птиц со всего света, гигантские мидии, рыба-меч и рыба-игла, драгоценные камни, демоны, запаянные в стекло, предметы из недавно открытой Америки, драгоценности и целый зверинец экзотических животных». Рудольф отправлял по всему свету своих агентов, чтобы они добывали экспонаты для его кунсткамеры. Участвовал в деле ее создания и Арчимбольдо — во первых, одной из его обязанностей, помимо писания королевских портретов, было приведение в порядок и украшение кунсткамеры, а, во-вторых, он тоже иногда отправлялся в поездки в поисках новых сокровищ императорского собрания.





"Весна", 1573

 При блестящем дворе Рудольфа, среди умнейших и образованнейших людей того времени, собранных императором, Арчимбольдо занимал далеко не последнее место. В чем-то он очень походил на своего кумира Леонардо — талантливый в самых разных областях, с широчайшей эрудицией, он служил императору и как архитектор, и как театральный художник, музыкант, гидротехник.
  Арчимбольдо носил титул «Мастер празднеств». Подобно Леонардо, он помогал своим венценосным господам устраивать роскошные яркие зрелища, театральные представления, которые славились по всей Европе и служили доказательством могущества и богатства Габсбургов.





"Земля", 1570

  В одной из придуманных им праздничных процессий шли лошади, «переодетые» драконами, и настоящий слон! А еще, как и Леонардо, он был замечательным изобретателем — придумывал и строил различные гидравлические механизмы (говорили, что он изобрел способ быстро форсировать реки без мостов и паромов) и удивительные музыкальные автоматы. Так, к примеру, современники рассказывают о двух его изобретениях — «перспективной лютне» и «цветовом клавикорде». О лютне рассказывается в инвентарной описи Градчанского замка за 1621 год, а о клавикорде — в «Мантуанском диалоге» поэта и философа Грегорио-Команини, одного из ближайших друзей художника. В те времена были в моде пифагорейские теории цвета и звука, и Арчимбольдо попытался в своих музыкальных инструментах поставить в соответствие определенные цвета и звуки. И видно, на этом пути художник добился определенных успехов: однажды, рассказывает Команини, Арчимбольдо нарисовал на бумаге (видно, цветом) последовательность аккордов, и придворный музыкант Мауро Кремонезе сыграл их на клавесине! «Этот в высшей степени изобретательный живописец, — писал Команини, — умел не только верно передать цветами полутона, но и разделять тон точно пополам. Он мог изобразить очень мягкий и равномерный переход от белого к черному, постепенно добавляя черноты, подобно тому, как музыкант начинает с низких тяжелых нот, переходит к более высоким и кончает совсем высокими».





"Огонь" (он же "Марс"), 1566

    С годами Рудольф становился все более закрытым человеком. Он так и не женился, хотя молва приписывала ему многочисленные любовные интриги (правда, некоторые утверждали, что он был девственником). Порой, никого не желая принимать, он уединялся в своем замке и часами бродил по залам среди своих картин и редкостей. Или проводил опыты, пытаясь получить эликсир вечной молодости, не зная, что это невозможно, как невозможен и вечный двигатель, который придумывали его придворные ученые.
    И Арчимбольдо затосковал, ему захотелось вернуться домой, в любимый Милан. В 1587 году император отпустил художника, а за долгую и верную службу пожаловал своему любимцу 1500 рейнских гульденов — сумму по тем временам далеко немалую. Отпустил, но с условием, что живописец и далее будет радовать его своими картинами. Арчимбольдо, конечно, согласился и действительно отправил из Милана в Прагу несколько своих работ, а в 1591 году Рудольф получил своего «Вертумна». «Портретом Рудольфа II» назвали эту работу друзья художника Джованни Ломаццо и Грегорио Команини. И действительно, в этом странном существе натюрморте из тыкв, вишен, яблок легко угадывались черты пражского короля. Команини, вдохновленный этой картиной, даже сочинил целую поэму, которая также была отправлена императору.





"Портрет Евы", 1578






"Портрет Адама", 1578

   Рудольфу, обожавшему все необычное, странное, этому правителю магической Праги, города алхимиков и мистиков, портрет очень понравился, и в знак благодарности и восхищения мастерством художника император пожаловал Арчимбольдо титул пфальцграфа. Да, Арчимбольдо мог не бояться, что заказчик его не поймет, они были под стать друг другу — этот император и этот художник…
   Вертумном звали этрусского бога садов и земледелия. В Древнем Риме он стал также покровителем торговли. Часто Вертумна изображали в образе юноши с садовым ножом в одной руке и корзиной плодов в другой. Согласно мифу, Вертумн мог принимать любой образ, что он и сделал под властью волшебной кисти Арчимбольдо. Художник написал его в образе существа, состоящего из спелых плодов, овощей, злаков, цветов. Но удивительным образом это странное существо вдруг становится похожим на Рудольфо II: тяжелый, типично габсбургский подбородок, заросший бородой (колючие растения), круглые блестящие глаза ( темные вишня и ежевика), одутловатые щеки (наливные красные яблоки), выпуклый лоб (тыква), уши (початки кукурузы). Бог Вертумн, каким его изобразил художник, словно двойник  императора, живущий в ином мире.





"Портрет Ирода", 1580

   Тут много спрятанных зашифрованных деталей, в которых отражается личность Рудольфа. Именно об этом и говорит Команини в своей поэме «Вертумн»:

Хоть мой вид, быть может, страшен —
В нем величие сокрыто,
Скрыт мой королевский облик.
Мне скажи теперь, ты хочешь
Разглядеть, что я укрыл?
Покрывало тогда сброшу...

  Замечательный фантазер, удивительный художник и философ Арчимбольдо покинул наш бренный
мир 11 июля 1593 года. В миланской книге регистрации смертей есть запись: «от удержания мочи и почечных
камней». Умер, оставив после себя множество поразительных картин.





"Адмирал", 1560


 А высочайший покровитель Арчимбольдо Рудольф II, прослыв безумным, пережив заговоры и козни близких (его родной брат Матиуш заставил Рудольфа отречься от престола и заточил его в Градчанском замке), скончался спустя 15 лет, 20 января 1612 года. После его смерти столицей империи Габсбургов опять стала Вена, а Прага постепенно превратилась в глубокую провинцию. Но в 1648 году любимый город Рудольфа вновь стал местом, где творилась история — здесь разыгралось одно из последних сражений Тридцатилетней войны. В Прагу вошли войска шведского короля.
   Прекрасная Злата Прага была безжалостно разграблена. Были разграблены и богатейшие коллекции Рудольфа. Многие из них попали во дворец шведского короля, но кое-что осталось у его генералов. Так, «Витрумн» попал тонкому ценителю живописи фельдмаршалу Врангелю и стал жемчужиной его собрания, украсившей и прославившей замок Скоклостер.





"Официант" (Натюрморт с бочкой), 1574
    А потом об Арчимбольдо забыли — забыли на целых три века.
    И только в начале ХХ столетия сюрреалисты, наткнувшись на его картины, пришли в восторг и провозгласили Арчимбольдо своим предтечей, а очень скоро художник стал кумиром всех интеллектуалов мира. Ему начали подражать — картинки в стиле знаменитого миланца называют сейчас «арчимбольдесками». Он стремительно вошел и в массовую культуру, где только не увидишь его зверино-фруктово-овощные головы — на афишах, календарях, на книжных обложках… Сегодня уже ясно, что этот художник — настоящее чудо, недаром одна из множества книг, посвященных ему и написанная выдающимся современным французским романистом Андре Пьейром де Мандьяргом, так и называется — «Чудо Арчимбольдо». И все исследователи, рассказывая о жизни и творчестве художника, обязательно упоминают и его удивительного покровителя, пражского мечтателя императора Рудольфа, запечатленного на одной из лучших и последних картин художника — «Вертумн».
    Их имена в истории стоят рядом…





"Библиотекарь", 1566
Tags: Живопись
Subscribe
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments