Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Categories:

Этот день в истории - Вильям Похлёбкин





       20 августа 1923 года родился Вильям Васильевич Похлёбкин - историк, скандинавист, геральдист, дипломат, специалист по истории международных отношений, крупнейший знаток русской и мировой кулинарии. До сих пор, его кулинарные книги востребованы и популярны среди народа, являясь образцами-эталонами и оставаясь настольными книгами многих профессионалов и домохозяек. Ни до, ни после него, не вышло ни одной сколь-нибудь яркой, толковой, увлекательной и грамотно изложенной книги, которая по масштабу и энциклопедичности смогла бы соперничать с автором "Занимательной кулинарии", "Тайны хорошей кухни", "Всё о пряностях", "История водки" и ещё нескольких десятков самых разных книг.
   

           Наибольшую известность, благодаря своим научным работам по кулинарии, Похлёбкин приобрёл как исследователь и популяризатор кулинарии, занимаясь гастрономической историей, семиотикой кухни и кулинарной антропологией. Он, в частности, реконструировал древнерусское кушанье кундюмы (кундюбки) и ассортимент блюд и напитков в русской классической драматургии конца XVIII—начала XX века. Похлёбкин предложил также разнообразить пищевой рацион космонавтов и ввести для них купаж чёрного и зелёного чая. Монография Похлёбкина «История водки» была удостоена премии Ланге Черетто. Почти все кулинарные книги Похлёбкина неоднократно переиздавались по просьбам читателей.
        Похлёбкин родился в семье революционера Василия Михайловича Михайлова, который взял себе подпольный псевдоним Похлёбкин. По признанию самого Похлёбкина, его прадед был крепостным и служил поваром и преуспел в приготовлении похлёбок, откуда, предположительно, и пошла фамилия: «Больше ни у кого в роду склонности к поварской профессии не отмечалось, а мне, похоже, передалось, у меня есть что-то в кончиках пальцев». По одной версии Вильям Похлёбкин был назван в честь Уильяма Шекспира, по другой — Вил-Август, по инициалам В.И. Ленина и в честь Августа Бебеля, что затем превратилось в Вильям. В семье, тем не менее, Вильяма называли Августом
         1955—1961 годах Похлёбкин возглавлял основанный им журнал «Скандинавский сборник», выходивший в Тарту на гонорары от статей и переводов Похлёбкина. Однако, по свидетельству академика Георгия Арбатова, Похлёбкин «не мог ужиться с директором Института истории и его прихвостнями». Похлёбкин был против существовавшего в Институте истории праздного времяпрепровождения, считая, что из-за этого нет возможности работать, и выступил со своей критикой на учёном совете. В итоге ему закрыли доступ в спецхран Государственной библиотеки им. В. И. Ленина и в государственные архивы, а также запретили открытые контакты с представителями иностранных государств. В 1963 году, когда учёный совет отклонил тему докторской диссертации Похлёбкина, он ушёл из Института истории. Похлёбкин стал переписываться и вести обмен работами частным образом. Впоследствии Похлёбкин отметил, что любит «индивидуальное творчество» и не терпит «организованности» в любой работе, поскольку «тогда исчезает и объективность, и полновесность любого исследования»
         После того, как Похлёбкину закрыли доступ к источникам информации, его прежняя научная карьера фактически закончилась. Как знаток кулинарии и специалист по скандинавским странам, владевший иностранными языками, принимал участие в создании Книги о вкусной и здоровой пище.
         В течение нескольких лет Похлёбкин жил на 38 копеек в день. В 1964—1965 годах Похлёбкин четыре месяца добровольно питался лишь чёрным хлебом с купажом чёрного и зелёного чая. Он пришёл к выводу, что за счёт потребления полутора килограммов чёрного хлеба в день и крепкого, заваренного артезианской водой чёрного и зелёного чая четыре раза в день по две-три чашки без сахара можно сохранять работоспособность; при этом Похлёбкин по собственному признанию потерял всего один килограмм веса.
          Одной из самых знаменитых книг по кулинарии является книга Национальные кухни наших народов (1978). Профессор философии Роналд Ф. Фельдштейн в своей работе, посвященной В.Похлебкину, пишет:

         Одной из самых известных его публикаций был справочник о кухне каждой советской республики, а также о кухнях отдельных автономных областей, который впервые появился в 1978 году под названием «Национальные кухни наших народов». Большинство работ  по кулинарии не являются строго поваренными книгами, которые сосредоточиваются на рецептах и предлагают очень мало исторического и культурного фона. В работе Похлебкина дело обстоит скорее наоборот: у него гораздо больше исторических и культурных деталей, чем в других подобных книгах. Это делает его уникальным историком кухни…

          В 1991 году вышла монография Похлёбкина «История водки», где он попытался установить, «когда началось производство водки в России и было ли оно начато раньше или позже, чем в других странах». Причиной написания монографии, по утверждению самого Похлёбкина, стал международный спор конца 1970-х годов о приоритете изготовления водки, когда, по словам автора книги, «ряд марок советской водки был подвергнут на внешних рынках бойкоту».
          Смерть Вильяма Васильевича стала одной из загадок его жизни.
          Слухи о том, что Похлебкин сказочно богат, преследовали историка всю жизнь. Но это и немудрено: книги Похлебкина расходились влет, он был весьма популярен за рубежом и наверняка получал немалые гонорары. По крайней мере, так все думали. Это мифическое богатство, по одной из версий следствия, и стало причиной его гибели. Однако близкие Похлебкина в один голос утверждали, что тот даже на пике своей популярности жил весьма скромно. Хотя у него имелись и редкие книги, и фарфор, и картины, но денег у Вильяма Васильевича никто никогда не видел. И только его племянник однажды обмолвился о том, что как-то попросил у дяди взаймы 300 долларов. Похлебкин открыл дипломат и вынул оттуда несколько купюр. Молодой человек утверждал, что дипломат был просто набит пачками денег.
          Он будто предвидел свою кончину. Говорил, что за ним следят, что кто-то тайно бывает в его квартире и что-то ищет... Остерегался всех и вся; чтобы встретиться с ним, нужно было заранее отправить телеграмму. Но и почтальону Похлёбкин дверь не открывал: шёл на узел связи и сам забирал свою почту, включая телеграммы. Живя на четвёртом этаже, никогда не открывал даже форточку. Хотя сосед по подъезду Иван Староненков мог войти к нему в любое время, но... умер незадолго до убийства друга.
          Убийство обнаружили не сразу. Соседи начали беспокоиться о Похлёбкине, поскольку две или три недели его никто не видел, мало ли что, всё-таки 76 лет... Впрочем, милиции даже не пришлось взламывать замки – две мощные двери были просто прикрыты. При входе понятым стало дурно от тяжкого запаха. Над окровавленным телом хозяина гудели стаи сытых мух. Убили его одиннадцатью ударами заточки... В крови нашли серьёзную дозу алкоголя – словно бы он целую бутылку водки выпил; но Вильям Васильевич вообще не пил, никогда и ничего, мог лишь чуть пригубить для дегустации...
          Рядом с телом на полу лежала книга Похлёбкина «Великий псевдоним», на которой остался грязный след ботинка 46-го размера, – и все улики. Следы взлома и ограбления не найдены, мотивы преступления не найдены, подозреваемые не найдены, местная милиция следствие вскоре закрыла.
          У Похлёбкина не было телевизора, телефона, стиральной машины. Зато была великолепная библиотека – около 50 000 редких книг на нескольких языках, а также дорогие картины, коллекции монет и китайский фарфор XII века. Родственники утверждают, что ничего этого не взяли. Денег, правда, в доме не было ни копейки, его и хоронить было бы не на что, если бы не помощь ректората МГИМО и издательств. На похоронах почётный караул дал траурный залп.
           Кем же, всё-таки, он был?
           Учёный с мировым именем. Историк. Специалист по международным отношениям и геральдике, действительный член Географического общества СССР и Нью-Йоркской академии наук, лауреат медали Урхо Кекконена и премии Гуго Гроция. Основатель «Скандинавского сборника», редактор-консультант по странам Северной Европы в «Советской исторической энциклопедии»; один из создателей герба Российской Федерации. Энциклопедист: его перу принадлежат «Словарь международной символики и эмблематики» и «Внешняя политика Руси, России, СССР за 1000 лет в именах, датах и фактах», «Финляндия как враг и как друг» и «Птенцы гнезда МГИМОва», а ещё «История водки» и «Великий псевдоним» (небольшая книга о Сталине).
          Но небывалую славу Похлёбкину принесли более 50 его книг, посвящённых творению еды; их общий тираж в мире – почти сто миллионов. Он занимался теорией и практикой кулинарии, гастрономической историей, семиотикой кухни и кулинарной антропологией (в частности, реконструировал несколько древнерусских кушаний и ассортимент блюд и напитков в русской классической драматургии конца XVIII – начала XX века). Вёл прелестные кулинарные колонки в газете «Неделя» и журнале «Огонёк».
          Так не стало В.В.Похлёбкина.
          Что со страной будет дальше?
          Похлёбкин этот вопрос себе задавал и ответил так: «Вопрос, что будет с Россией, как сложится её дальнейший исторический путь, вовсе не решён. Он неясен, запутан и исторически остаётся открытым».
Tags: Мои кумиры
Subscribe

  • Урра-а! Склад!

    - Теперь он и тебя сосчитал... (из м/ф «Козлёнок, который умел считать до десяти») Друзья, спешу поделиться с вами очередной…

  • Рабочие будни...

    На днях к нам на работу нагрянули... китайцы. Да-да - прямо на кухню! - Голиб, завтра побрейся, пожалуйста, и оденься во что-нибудь более…

  • Гостиница "Спутник"

    (из цикла "Моя трудовая деятельность") ЕСЛИ ЖЕНЩИНА ПРОСИТ... В перерыве между раздачей служебного питания присаживаемся с моей…

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments