Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Category:

Этот день в истории - Фаина Раневская



— Неужели я уже такая старая? Ведь я еще помню порядочных людей!


       Завтра, 27 августа - день рождения ещё одной уникальной личности, которой я буду восхищаться до конца своих дней.
       За свою долгую жизнь Фаине Георгиевне Раневской (1896–1984) так и не удалось сыграть ни одной великой роли мирового репертуара. По пальцам можно перечесть все ее экранные и театральные работы. Но и они сделали ее великой. Недаром редакционный совет Британской энциклопедии «Who is who» («Кто есть кто») включил Раневскую в десятку самых выдающихся актрис XX столетия.

          Свою, так и не написанную автобиографию, она собиралась начать словами: «Я родилась в семье небогатого нефтепромышленника»...
      Когда однажды Раневскую спросили, была ли она когда-нибудь влюблена, актриса рассказала произошедший с ней трагикомический случай, который напрочь отбил у нее охоту не только влюбляться, но даже и смотреть на «этих гадов и мерзавцев» мужчин. История эта относится ко временам начала её артистической карьеры.
      Лет в девятнадцать-двадцать она поступила в труппу какого-то провинциального театра. И тут же влюбилась. И не в кого-нибудь, а в первого красавца труппы, по которому сохла вся женская половина творческого коллектива! Разумеется, он был невозможным бабником, как и положено актеру с амплуа «герой-любовник». Она же, по ее признанию, даже в молодости сторонилась мужчин, поскольку была «страшна, как смертный грех».
      Фаина влюбилась как кошка: тенью ходила за красавцем, таращила на него глаза… А он, понятно, обращал на нее ноль внимания… Но однажды герой-любовник вдруг подошел к Раневской и нежно прошептал на ушко: «Милашечка, вы ведь возле театра комнату снимаете? Так ждите меня сегодня вечером: буду к вам часиков в семь».
      Ликующая Раневская тут же побежала к антрепренеру, заняла денег в счет жалования, отпросилась домой, накупила вина, всякой вкусной еды, надела свое любимое зеленое платье (к рыжим волосам), накрасилась, напудрилась…
      Сидит и ждет… Час ждет, другой… Наконец, часов около десяти вечера, заявился наш герой-любовник, в дымину пьяный, потрепанный, в обнимку с какой-то крашеной шлюхой.
      — Милочка, — заикаясь, сказал он Фаине, — погуляйте где-нибудь пару часиков…
     «Вот это была моя первая и последняя любовь», — утверждала Раневская.


Я ВАС ТАК ЛЮБИЛА ВЕСЬ ВЕЧЕР...

       Фаина Георгиевна дебютировала на сцене Малаховского Летнего театра в пьесе Леонида Андреева «Тот, кто получает пощечины», в массовке.
       Перед спектаклем юная Раневская подошла к исполнителю главной роли, знаменитому драматическому актеру Иллариону Певцову, и спросила, что ей собственно надо изображать на сцене?
       Певцов, уже загримированный для трагической роли клоуна, посмотрел на статистку изумленно и, подумав секунду, сказал: «Деточка, ничего делать тебе не нужно. Ты должна меня просто очень любить. И пусть все, что со мной происходит, тебя сильно берет за душу. Вот и вся твоя роль».
       Спектакль прошел с невероятным успехом. Раневская исполнила указания маэстро в точности: она всем сердцем любила Певцова пару часов без остановки. По ходу пьесы молодая актриса все время рыдала, причем не смогла остановиться и выйти из роли, даже когда опустился занавес.
        Еще целый час после окончания спектакля рыжеволосая дебютантка плакала навзрыд, не реагируя на все попытки коллег ее успокоить. Когда Певцов, уже собравшийся домой, вдруг увидел в коридоре, сидящую на пыльном полу и плачущую молодую артистку, он с тревогой спросил:
        — Бог мой, что с вами? Почему вы плачете?
        — Я так любила, так любила Вас весь вечер… — горестно вздохнула Раневская, продолжая рыдать.
        Знаменитый артист пристально посмотрел на Фаину, тогда еще никому неизвестную в Москве фигурантку (так называют актрису, играющую маленькие роли без слов. — Ред.), и убежденно, взволнованно сказал:
        — Запомните эту девушку, друзья мои… Она всенепременно, всенепременно станет великой актрисой!
       Фаина Георгиевна называла Певцова своим учителем. С великой благодарностью вспоминала его: «…он любил нас, молодых… Он внушал нам, что настоящий артист обязан быть образованным человеком. Должен знать лучшие книги мировой литературы, живопись, музыку.


КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

        — Шатров — это Крупская сегодня, — так определила Раневская творчество известного драматурга, автора многочисленных пьес о Ленине.


НАЕЛАСЬ

      Однажды Юрий Завадский, худрук Театра им. Моссовета, где работала Фаина Георгиевна Раневская (и с которым у нее были далеко не безоблачные отношения), крикнул в запале актрисе:
      — Фаина Георгиевна, Вы своими выходками сожрали весь мой режиссерский замысел!
      — То-то у меня ощущение, что я наелась дерьма! — парировала «великая старуха».
      — Вон из театра! — крикнул мэтр.
     Раневская подойдя к авансцене, ответила ему:
     — Вон из искусства!


ВАВОЧКА И ФУФОЧКА

        Фаина Раневская и Варвара Сошальская были заняты в спектакле «Правда хорошо, а счастье лучше». Раневской уже было за восемьдесят, а Сошальгкой к восьмидесяти.
        Однажды на репетиции Сошальская плохо себя чувствовала: в ночь перед репетицией не спала, подскочило давление... В общем, все ужасно. Раневская пошла в буфет, чтобы ку­пить ей шоколадку или что-нибудь сладкое, дабы поднять подруге настроение. В буфете продавались здоровенные парниковые огурцы, в ту пору впервые среди зимы появившиеся в Москве.
        Фаина Георгиевна немедленно купила огурец невообразимых размеров, положила в карман передника — она играла служанку — и отправилась на сцену. В тот момент, когда нужно было подать что-то барыне Сошальской, — Раневская вытащила из кармана огурец:
        — Вавочка, посмотри, какой огурчик я тебе принесла...
        — Спасибо тебе, Фуфочка! — обрадовалась Сошальская.
        Уходя со сцены, Раневская очень хитро подмигнула и уточнила:
        — Вавочка, я дарю тебе этот огурчик. Хочешь — ешь его, хочешь — живи с ним...
        Пришлось режиссеру объявить перерыв, поскольку после этой фразы присутствующие просто полегли от хохота и репетировать уже никто не мог...


КОЕ-ЧТО О МУЖЧИНАХ

      Молодая актриса как-то спросила у Ранев­ской:
      — Фаина Георгиевна, как вы думаете, поче­му у мужчин красивая женщина пользуется большим успехом, чем умная?
      — Деточка, это же так просто! Слепых муж­чин на свете не слишком много, а глупых — хоть пруд пруди...


НЕМНОГО ФИЗИОЛОГИИ

         Киногруппа, в составе которой находилась Фаина Раневская, с утра выехала за город на натурные съемки. Предстояла большая работа, нужно было. много успеть за день. У Раневской же, как на зло, случилось расстройство желудка. По приезде на площадку она сразу направилась к выстроенному на краю поля дощатому сооружению. Аппаратура давно установлена, группа готова к съемкам, а артистки нет и нет. Режиссер нервничает, глядит на часы, оператор сучит ногами. Актриса не появляется. Орут, думая, что с ней что-то случилось. Она отзывается, кричит, что с ней все в порядке. Наконец после долгого ожидания дверь открывается и Раневская, с огромными от ужаса глазами:
         — Господи! Кто бы мог подумать, что в человеке столько говна!


О  ЯЙЦАХ

       Рина Зеленая рассказывала:
       — В санатории Раневская сидела за столиком с каким-то занудой, который все время хаял еду. И суп холодный, и котлеты не соленые, и компот не сладкий. (Может и вправду.) За завтраком он брезгливо говорил: «Ну что это за яйца? Смех один. Вот в детстве у моей мамочки, я помню, были яйца!»
       — А вы не путаете ее с папочкой? — осведомилась Раневская.


КУДА ДЕВАЛИСЬ ДОМРАБОТНИЦЫ?

        Раневская как-то сказала с грустью:
        — Ну надо же! Я дожила до такого ужасного времени, когда исчезли домработницы. И знаете почему? Все домработницы ушли в актрисы.


       Фаина Георгиевна Раневская прожила долго — 88 лет . Актриса, способная заменить собой всю труппу, скандальная особа, язвительная дама с толстым голосом, страшно одинокая и ранимая душа... Гремучая смесь!
      Она никогда не стесняла себя в выражениях. Многие полагали, будто Раневская придумывала шутки, афоризмы, которые потом разлетались по Москве и двигались дальше. На самом деле Фаине Георгиевне незачем было что-то сочинять. Ее остроумие сродни рефлексу — оно непроизвольное.
       Ее боялись и боготворили, с ней искали встреч и ее избегали. Слишком страшно было оказаться на месте человека, нашпиленного на иглу ее афористических резолюций. Но мало кто знал, что в незаурядной личности таится страшно одинокая и ранимая душа...
       Какой была в жизни, как складывалась ее творческая судьба и что происходило на самом деле, может рассказать только она сама со страниц той книги, которую она так и не написала...
Tags: Мои кумиры
Subscribe

  • Арам шум-шум

    Международный пионерский лагерь « Артек» . Фото из интернета. С этой новой игрой нас познакомила Таня, недавно возвратившаяся из…

  • Итальянские зарисовки... (4)

    ТРИППА, ПАНИНО И ЛАМПРЕДОТТО Не пугайтесь - это не венерическая болезнь, а изысканное кулинарное блюдо из обыкновенной требухи. Триппа…

  • Итальянские зарисовки... (3)

    Santissima Annunziata (итал.) - это довольно распространённый в Италии эпитет Богоматери, связывающий её с Благовещением. НА ДОРОГУ К БОГУ...…

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments