Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Кипрские зарисовки (7)





       Оставшиеся несколько дней до отъезда были использованы нами, что называется, "по-полной": мы ежедневно ходили купаться на море и ни в чём себе не отказывали, отлично осознавая, что в Питере нас ждёт не "бархатный сезон", а серые свинцовые тучи, дождливая погода и пронизывающая до костей холодрыга. А потому, следовало напоследок расслабиться, понежиться в тёплой водичке, походить голыми ногами по горячему песку и позагорать на шезлонге.
 

           Хотя, если честно, ежедневное однообразие тоже, быстро надоедает. Во всяком случае, я говорю лишь про себя. Сразу же, почему-то, в сознание всплыл эпизод из итальянского фильма "Сеньор Робинзон" (1976), с Паоло Вилладжо в главной роли. И я решил немного позабавиться.





        Ванюша же, взбунтовался против мази от загара. Впрочем, очень скоро привыкнет, как и остальные члены семьи. Все, кроме дедушки, который с детства не привык пользоваться "непонятными мазями и кремами", поскольку родился на юге.
      Как всегда, внучка первой побежала к воде. Вслед за ней нырнул в море и дедуля. Он поплавал для приличия минут 10 - 15 и, не встретив на своём пути ни одну сирену или нимфу "подходящего возраста и размера", вскоре поспешил выйти на берег.
      Дашуля же, дорвавшись до воды, могла барахтаться там целый день, не вылезая из моря. Она поразительным образом умела налаживать связи и контакты с детьми, в особенности - с их мамами. И, вместо того, чтобы выуживать информацию для нас, она наоборот, уже через 5 минут общения, выкладывала полную инфу о своей семье и близких совершенно чужим незнакомым людям. Короче говоря, сдавала нас со всеми потрохами. "Да-а... - грустно подумал бободжончик - Штирлица из нас явно не выйдет".





      Истора с Ваней отдыхали на одном лежаке, я - на другом, когда почти одновременно возле нас оказались Саша и Даша. Вероятно, папа, как всегда, доплыл до желтых буйков и только что вернулся назад, а дочь, пробыв в воде почти час, тоже, решила немного позагорать.
     - Мама, а нет ли чего-нибудь перекусить? - спросила Дашуля - Что-то так есть захотелось!
     - Возьми в сумке печеньку. - отозвалась Истора, продолжая лежать в обнимку с сыном.
     Даша, порывшись в сумке, достала оттуда овсяное печенье, надкусила с наслаждением краюху и повернулась к братику с мамой. Постояла так некоторое время, любуясь "сладкой парочкой, а затем неожиданно выдала:
     - Мам, а когда девочкам можно рожать?
     Истора заметно вздрогнула, папа сдержанно крякнул, а дедушка подпрыгнул на месте, чуть не свалившись с лежака. Первой оправилась от шока мама, хладнокровно заметив дочери:
     - Полагаю, не скоро... - и добавила - Во всяком случае, тебе это пока ещё не грозит.
     - Я так думаю... - в духе героя из к/ф "Мимино", подтвердил бободжон.


 



     Наконец, за день до окончания нашего отпуска, мы созрели для шашлыков. Для этих целей было приобретено несколько видов мяса: свинина (шея), филе курицы и упоминаемые мною "колбаски" из баранины и зелени, завёрнутые в говяжий сальник. Дабы особо не заморачиваться, я решил всё это вместе, за раз, приготовить на решётке.
      Подойдя к мангалу,  убедился, что жидкость для розжига имеется, а кирпичи установлены как раз на ширине решётки. Правда углей оказалось не так много.
      - Мало углей, не хватит. - бросив опытный взгляд, сказал Саша.
      - Не надо: хватит! - остановил я его. - Я постараюсь приготовить и на этом количестве.
      Зять с недоверием посмотрел на меня, но... пока промолчал. И, глянув на небо, констатировал:
      - Смотрите, какие тучи надвигаются: будет дождь, если не ливень.





      И окажется прав. Вскоре небо потемнело и хлынул настоящий ливень. Я в расстройстве ходил по комнате, переживая за угли - их там и так мало, да ещё этот ливень...
      - А-а, что я Вам говорил! - словно прочитав мои мысли улыбнулся Александр. - Но ничего: скоро ливень закончится и я сбегаю за углями в магазин.
      - А ты уверен, что он закончится скоро? - засомневался я, глядя на этот непрекращающийся шквал воды.
      - По идее, тропические дожди кратковременны. Во всяком случае, будем надеяться.





     Однако вскоре, ливень настолько усилился, что хлынул вперемешку с градом. Причём, градины были размерами не то, что с горошину, но величиной с приличные камешки. Тут я совсем сник. На часах уже почти 18-00, а мы ещё даже и не начинали. К мангалу не подойти.
     - А ты знаешь, что ты - Бог?! - подскочила ко мне неожиданно внучка, пригвоздив своим "открытием" к дивану и без того вконец ошарашенного деда.
     - Как это... - не понял я.
     - Да это же очень просто! - смеясь ответила Даша и стала разъяснять, как последнему двоечнику элементарные вещи. - Смотри: и слово "Бог", и слово "Бободжон" начинаются с одних и тех же букв - "Бо...". Теперь тебе понятно?!
     - А-а-а... - протянул дедушка и вскоре, окончательно придя в себя, согласился - Ну да, в некотором роде меня можно назвать "богом огромного нашего семейства".
     - Никакого бога нет! - оборвал нас папа, убеждённый атеист до мозга костей. - Есть только Ктулху, который является верховным Богом и управляет всем!
     Он достал откуда-то из под стола "Метаксу" и вопросительно глянул на меня:
     - Ну, как: может, махнём за Ктулху! Чтобы небеса закрылись и дождь прекратился.
     Невероятно, но едва мы с ним опрокинули "по-второй", как ливень заметно ослаб.
     - Вот видите, я же говорил! - радостно воскликнул Саша, разливая "по-третьей" - Ну, за то, чтоб окончательно перестал!
     И в самом деле, через полтора часа всё затихло и Саша побежал в магазин, что напротив.
     - Вот теперь, у нас хватит углей. - убедительно произнёс он, раскрывая большой мешок.
     - Неужели не было маленького мешочка? - расстроенно произнёс я, жалея излишние траты. - Вот скажи мне: куда мы денем оставшееся?
     - Не переживайте, Голиб Бахшиллаевич, пусть останется следующим гостям. - успокоил меня зять и активно включился в процесс розжига.
     - Погоди, Саша, я сам. - попытался было убедить я своего помощника в том, что такие вещи не делаются всей толпой. Но, это оказалось бесполезным замечанием, ибо Саша, как и всякий заправский "рыбак-охотник", учуяв носом первые запахи разжигаемого мангала, с азартом влился в зтот занимательный (во всяком случае, понятный каждому настоящему мужчине) творческий процесс.
     - Давай, тащи шпажки! - услышали мы из-за тонкой перегородки, отделяющей нашу виллу от соседней, мужской голос.
     И поняли, что буквально за стенкой, наши соотечественники-туристы также, решили сделать шашлычок.

 



        Со стороны было бы явно забавно наблюдать за этим негласным состязанием, ибо ни у соседа, ни у нас, угли не желали разгораться.
      - Что за чертовщина? - озадаченно возмущался я, усиленно размахивая веером и в то же время прекрасно осознавая, что теряю перед зятем свой авторитет уникального повара - "гуру восточной кухни".
      - Не надо часто махать веером! Не частите! - склонился над моим ухом Саша, подсказывая и объясняя мне с точки зрения науки - почему этого нельзя делать.
      - Унеси, на хер, эти шпажки, пока! - вновь донеслось до нас. Из чего мы заключили, что не одни только мы столкнулись с непонятным явлением при розжиге.
      - Погоди-погоди, Саша! - оттолкнул я зятя, подсовывая бумажку и щепочки. - Сейчас разойдётся...
      - Да нет: бумажки тут не спасут... - убежденно заявлял мой напарник. - Разжижкой полейте, разжижкой!
      Минут через пять, когда выяснилось, что бутылёк с розжигом пуст, я рванул в магазин, что напротив.
      - С каким трудом он разгорается, сука! - услышали мы за стеной голос злого соседа. - Вот теперь неси шпажки!
      И тут я понял, что всё дело в углях. В подтверждение моей догадки, Саша поднёс к моим глазам мешок с углями, где даже до меня дошло иностранное слово "Strong". То есть, в отличие от привычного нам угля, что продаётся в Петербурге, здесь производят древесный уголь из твердолиственных пород древесины. Оттого, для их розжига требуется больше времени. Но - как выяснится нами вскоре - зато и жар они держат значительно дольше. Наконец, примерно через 20 минут мучений, "шашлычники" удовлетворенно крякнули и, уложив решётку с мясом над углями, опрокинули очередную стопку - за удачу!
      - Несите скорее мясо! - услышали мы вновь голос соседа из-за стенки.
      Тут я не выдержал и затянул (помните, знаменитый видеоролик на "ютубе"? - https://youtu.be/MYNtoIbeKcw) :
      - Вот она, рыба моей мечты!
       И тут же, из-за забора полюбопытствовали (женский голос):
       - Тоже готовите?
       - Да... - смеясь ответил я.
       - Чё, правда - рыбу?
       - Нет... - сжался в три погибели я от смеха.





        Одним словом, вечер прошёл удачно и, полагаю, запомнится всем нам надолго...
      Наконец-таки, настал день нашего отъезда. Трансфер был назначен на 2-30 ночи, так как предстояло доехать до аэропорта Ларнаки, где в 5-30 утра вылетал наш самолет в Рим. Надо ли говорить о том, как мы переживали за детей, которых придётся будить в два часа ночи. Как они переживут этот нелёгкий для всех нас день. К счастью, Ваня сам пробудился среди ночи, требуя молока, а Дашуля, на удивление, не очень капризничала, что мы нарушили её сон. По всей вероятности, она и сама уже была готова к отъезду и ждала этого часа.





    На удивление, всё прошло, можно сказать, отлично. И уже перед самой посадкой в аэропорту Фьюмичино, Ваня "вырубился" и проспал чуть ли не до того момента, когда была объявлена наша посадка на рейс Рим - Санкт-Петербург.





    Надо ли напоминать, что в рационе "Алиталия" практически ничего не изменилось: всё те же две маленькие булочки и кусочек кекса на десерт. Но такие мелочи меня уже не волновали особо - главное, что самолёт везёт нас домой! И я лишний раз убедился в верности утверждения: "для того, чтобы осознать, как близок и дорог тебе твой дом, необходимо хотя бы на некоторое время отправиться в путешествие".
   - Боже! - со слезами на глазах, бросилась мне на грудь супруга, едва мы переступили порог родного дома. - Неужели вы вернулись в целости и сохранности?! Дададжончик, больше я Вас никогда в жизни не отпущу от себя так далеко и надолго! Любимый...
   Впрочем, уже буквально на следующий же день мы разругаемся с ней из-за какой-то ерунды и я снова превращусь в "бухарского козла". Но это уже мелочи жизни, как говаривал М.Зощенко.
   Какое это, оказывается, огромное счастье, лицезреть самых близких и дорогих тебе людей! Когда из союза вас двоих, со временем, вы разрастаетесь до размеров "большой семьи", обрастая не только новыми детьми, но и многочисленными внуками. Кстати, я ведь совсем ничего не говорил ещё о двух внучках (дети сына), которые встретили меня с радостными визгами. Это Тея и Мира. Они обожают маленького Ваню и с трепетным уважением относятся к старшей кузине - Даше. Когда они собираются все вместе у бабушки с дедушкой, наша тихая квартира превращается в настоящий балаган.





    Самая любимой игрой, естественно, является "Больница". При этом, роли чётко распределяются Дашей: понятное дело, что сама она - главрач, Тея - медсестра, которая страстно обожает делать уколы.
     - Доктор, - жалостливо взываю я к главрачу со слабой надеждой в голосе - может быть, витаминками обойдёмся?
    Строгая Даша, игнорируя просьбу "больного", берёт в руку "докторскую" книгу, долго изучает, а потом выносит  свой безжалостный вердикт.
    - Так, больной: я вынуждена вас огорчить, но вам необходимо сделать укол! А вот и медсестра!
    Тея стоит рядом и плотоядно облизывается, с удовольствием разглядывая свою жертву.
    - Так, понятно. - со страхом соглашается пациент (дедушка) - Ну, а Ваня с Мирой кем будут?
    - Санитарами... - входит в комнату бабушка, и на моё удивлённое выражение, поясняет - Ну, чтоб нас с Вами сразу в "дурку", раньше времени забрали!





      На сей раз, помимо сладостей и прочих сувениров, бободжончик привёз из Кипра яркие платьица для Теи и Миры. Они довольные наряжаются в обнову и бегут в соседнюю комнату к взрослым - похвастаться. Однако, уже через десять минут всё на свете забывается и остаётся лишь только одно - игра!
 
    - Каково Ваше самое яркое впечатление от Кипра? - интересуется у меня младшая дочь.
    - Хороший вопрос... Так сразу и не ответишь. - я старательно перебираю в памяти все яркие картинки и нахожусь в явном затруднении. И вдруг, как это всегда бывает, неожиданно вспоминаю.
    - Ты знаешь, за всё время нашего пребывания на Кипре я ни разу (за исключением аэропорта в Ларнаке) не видел ни одного полицейского, гаишника, гвардейца, военного... словом, человека в форме. НИ ОДНОГО! Представляешь?
    - Как же они там живут?
    - Я тоже, всё время этому удивлялся. Как можно жить без оружия и без врагов? Сумасшедшие дикари...
    - Да ладно Вам, дададжончик! - прервала меня жена, прекрасно изучившая меня за десятилетия совместной супружеской жизни. - А то сейчас снова начнётся про политику...
    Мы дружно сдвинули бокалы - ну, за возвращение!
Tags: Репортаж
Subscribe

  • Сын полка

    Худенький смазливый мальчонка, с симпатичной мордашкой и невероятно большими черными глазами, покорил нас с первой же минуты, едва мы с ним…

  • Мои книги: «О чём умолчал Мессия...»

    Картинка кликабельна и ведёт на сайт книги Часть V Искусство жить или монологи друга. ГЛАВА 3 ЖИТЬ СО ВКУСОМ - Жить, как говорится,…

  • Мои книжки: «Итальянские мотивы»

    Как и в случае с Германией, Израилем, Голландией... мне до последней минуты не верилось, что я своими глазами узрею город, которым бредил…

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments