Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Categories:

О подушке, о табакерке... (Почти по Зощенко)



Человек создан для счастья, как птица для полёта.
(Владимир Короленко)


         Видимо, так уж устроен человек, что он, являясь "венцом Природы", от рождения склонен любить свободу и независимость и презирать тех, кто стремится их у него отобрать. Ну не нравятся ему деспоты, тираны и и прочие коварные властители, которые прикрываясь красивыми лозунгами о заботе народа, придя к власти и вкусив её прелести, нарочь забывают о своих обещаниях, обирая этот самый народ до последней нитки. Естественно, народ не дурак: он начинает постепенно прозревать и вскоре до него доходит, что, оказывается, не за того мы проголосовали, не того выбрали. Но - как вы вероятно догадываетесь - ловушка уже захлопнулась и этому несчастному народу не остаётся ничего другого, как молча негодовать в своей мышеловке, с иссохшим заплесневелым кусочком сыра и оплакивать свою горькую жизнь.

             Но тут вдруг, неожиданно, на арене нашего цирка появляется неизвестный герой, жаждущий мести и справедливости, и народ, уставший от многолетней тирании деспота, начинает тянуться к своему благородному спасителю. И вот уже, волна народного гнева докатывается до царственных покоев очередного нерона или калигулы и... смывает к чёртовой матери всю эту шушеру в канализационный люк истории. Народ шумит, народ ликует... воздавая почести своему освободителю, которого вскоре единоглассно избирают новым государем-повелителем. А потом... Потом вдруг выясняется, что сменив одного царя на другого, жизнь как-то лучше не становится. И вот этот самый народец, начинает проявлять недовольство и вслух высказывать всё, что он думает об этой власти. Но... как вы правильно догадались, все его усилия тщетны, ибо ловушка захлопнулась в очередной раз. И неизвестно - на сколько. Так что потом - суп с котом!
         К чему я это всё. Да всё к тому же, что история, похоже, ничему нас не учит. До тех пор, пока мы сами не осознаем и не поймём, что править должны законы, а не отдельные личности. Что преклонятся мы должны перед Конституцией, раз и навсегда зафиксированном главном документе, а не лизать пятки царям, императорам и прочим проходимцам. Тем более, что эти пройдохи настолько бессовестны и лживы применительно к собственному народу, насколько коварны и мстительны по отношению друг к другу. За примерами далеко ходить не надо - благо есть интернет под рукой, который, кстати, пока ещё не отключили.
        Итак, небольшой экскурс в историю.






         Вот как, к примеру, в своей "Голубой книге" описывает М.Зощенко про коварство одной из самых отвратительных личностей - императора Нерона - который ради достижения своих целей не гнушался абсолютно ничем. Особенно эти качества проявились в нём по отношению к своей родной матушке Агриппине, которая резко осуждала его и постоянно вмешивалась в политику.

     "Особа была во всяком случае опытная и себя в обиду не давала. К тому же и сама порядочная преступница. Так что умоляем читателей особенно ее не жалеть, когда речь дойдет до происшествия. В общем, римский историк Светоний рассказывает, как Нерон велел сделать в ее комнате потолок, который мог бы обрушиться на старуху.
Вот как пишет Светоний. И это поразительно читать:
«Он устроил в ее спальне потолок с обшивкой, который с помощью машины можно было обрушить на нее во время сна».
Можно представить, каков был разговор при заказе этого потолка.
— Не извольте беспокоиться! — говорил подрядчик. — Потолок сделаем — просто красота! Ай, ей-богу, интересно вы придумали, ваше величество!..
— Да гляди, труху у меня не клади, — говорил Нерон. — Гляди, клади что-нибудь потяжелее. Легкая труха ей нипочем. Знаешь, какая у меня мамаша!
— Как же не знать, ваше величество? Характерная старушка. Только какая же может быть труха? Ай, ей-богу, интересно, ваше величество: я особо большой камешек велю положить в аккурат над самой головкой вашей преподобной маменьки.
— Ну, уж вы там, как хотите, — говорил Нерон, — но только чтоб — раз! — и нет маменьки.
— Не извольте тревожиться. Считайте, что ваша маменька уже как бы не существует на этом свете. Не успеют они на днях проснуться, как на них потолок — кувырк! И вообще-с, несчастный случай, вроде землетрясения. Никто не виноват, и маменька, между прочим, больше не присутствует. Ай, ей-богу, интересно вы придумали, ваше величество! Очень, как бы сказать, натуральное средство против маменьки.
— Ну, ладно, ладно! Поменьше, дурак, языком трепли!



«Нерон и Агриппина» худ. Антонио Рицци

      Но подрядчик оказался слишком энтузиастом своего дела. Он так кругом раззвонил об этом заказе, что слухи дошли до ушей царственной мамаши, которая, конечно, разгневалась и оскорбилась и тотчас покинула гостеприимный дворец.
      Однако Нерон на этом не успокоился.
      Он тогда срочно приказал командующему флотом заманить свою мамашу на особый разборный корабль. Причем корма этого корабля была устроена таким образом, что она могла внезапно отделяться, и все находящиеся на ней падали в воду. И старуха, которая хотела подальше удалиться от своего сына, с удовольствием, конечно, воспользовалась любезным приглашением и сдуру села на этот корабль.
      И вдруг она вскоре очутилась в воде. Можно представить, какой поднялся визг и крик! И какая вообще была неожиданность кувыркнуться в воду! Тем не менее привыкшая благодаря сыну к походной жизни старуха и тут не потеряла голову. Она начала плавать и нырять и, хватаясь за деревянные части корабля, все-таки удержалась на морской поверхности. А близкие друзья этой старухи вскоре подоспели и вытащили ее на берег. И тогда она вместе с ними скрылась в одном из загородных дворцов.
     Но вскоре неутомимый Нерон пронюхал, где она находится, и подослал туда наемного убийцу. Там ее и убили.
     Вот это какой был коварный подлец! Впрочем, мамаша его была не менее подловата, а потому, повторяем, жалеть ее, так сказать, не приходится."

       То есть, уже устал строить козни, а просто открыто послал убийцу с приказом, убить родную мамулю, которая изрядно попортила кровушки родному дитяти.
        Агриппина, увидев солдат, поняла свою участь и попросила заколоть её в живот, туда, где находится чрево, тем самым давая понять, что раскаивается в том, что родила на свет такого сына. Нерон сжёг её тело той же ночью. Сенату он направил сочинённое Сенекой послание, в котором говорилось, что Агриппина неудачно пыталась убить Нерона и покончила с собой; Сенат поздравил Нерона с избавлением и приказал совершать молебствия.






     А вот ещё другой случай, связанный на этот раз с богобоязненными "папиками". Не знаю, как вам, но лично мне трудно представить ниже следующего "героя", как божьего агнца и наместника Христа на нашей планете.
    Так, римский папа Стефан VI, взошедший на папский престол в 896 году, «отличился» тем, что организовал суд над предыдущим понтификом Формозой. Труп последнего вырыли из могилы, обрядили в папские одежды и посадили на скамью подсудимых. По окончании судебного разбирательства по обвинению в нарушении церковного права мертвого Формоза подвергли наказанию. С него сняли папские одежды, отрубили ему три пальца правой руки, которой он благословлял народ. Потом изувеченный труп Формоза бросили в Тибр.
Впрочем, подобное кощунство не оставило равнодушными жителей Рима. Вскоре самого Стефана VI заключили в тюрьму и там задушили. Как говорится, не рой яму другому...








       Казни мертвецов были распространены во многих странах Европы. Классический пример - публичная казнь в Англии мертвого Оливера Кромвеля. Его тело, захороненное в часовне Генриха VII Вестминстерского аббатства, достали из могилы и публично обезглавили. Потом голову выставили на крыше Вестминстер-Холла, а тело повесили.
     Любопытно, что когда Кромвель был в зените славы и триумфально въезжал в Лондон, он, следуя заветам римлян, «помнил о смерти». Офицер свиты восхитился тем, что протектора встречает так много людей.
    «Если бы меня везли на эшафот, - ответил Кромвель, - зевак было бы не меньше».
    Так оно и случилось. Расправа над мертвым Кромвелем собрала огромную толпу. Вместе с ним посмертной казни предали и трех его усопших соратников: Генри Айртона, Томаса Прайда и Джона Брэдшоу. Их тоже вытащили из могил, судили, казнили, после чего вывесили останки на цепях в Тайберне.
           Вот такие нравы были на ихнем Западе!






 Если вы полагаете, что наши в этом плане отстают от Запада, то вынужден вас разочаровать: изощрению наших соотечественников можно только позавидовать.
  В России официально мертвецов не казнили, но порой подвергали самосуду. Например, в начале XVII века народ подверг казни мертвое тело самозванца Гришки Отрепьева, который остался в истории как царь Лжедмитрий I.
 Из торговых рядов принесли прилавок и водрузили на него труп Лжедмитрия. Затем из Кремля выехали дворяне и хлестали мертвое тело кнутами, после чего взяли маску, приготовленную для праздничного маскарада, и бросили на вспоротый живот Лжедмитрия, а в рот ему всунули дудку.
 Но и на этом не успокоились. Спустя некоторое время после захоронения Лжедмитрия тело его вырыли из ямы, сожгли, а пепел зарядили в пушку и выстрелили. Во как!
Здесь, было бы полезным, вернуться в нашу современность с тем, чтобы попытаться понять - с чем же связаны подобные действия, выходящие за грань общечеловеческой морали, с точки зрения современного человека, наделённого независимым мнением и изрядной доли скептицизма с учётом опыта предшествующих поколений. И тут на помощь нам приходит профессор В.Бранский. Вот, в частности, что он пишет в своём труде "Синергетическая философия истории":




«Золотая ветвь» худ. Дж.Тёрнер

       Прошло много лет с тех пор, как выдающийся английский художник Тёрнер написал свою поэтическую картину «Золотая ветвь» (1834). На ней изображен окутанный романтической дымкой итальянский пейзаж с озером, священной рощей и храмом Дианы. В этой роще есть священный дуб, на котором произрастает золотая ветвь. Днем и ночью ходит вокруг него жрец, поблескивая обнаженным мечом, ибо он знает, что тот, кто, тайно подкравшись, сорвет золотую ветвь, займет его место ценой его жизни. Поэтому он понимает, что судьба золотой ветви – это его судьба. Когда художник решил посвятить свою картину сюжету, связанному со странным обрядом наследования в древней Италии должности немийского жреца, никто не мог подозревать, какие исторические параллели этому сюжету могут возникнуть в будущем и какой неожиданный метафорический смысл он может приобрести. А между тем в XX в., особенно после работ Фрэзера, стало ясно, что именно такова судьба культуры. Она также определяется судьбой идеала, образующего ее душу («прасимвол культуры», по выражению Шпенглера), и у этого идеала есть свой хранитель в виде соответствующего социального института. В случае культуры барокко, рококо и классицизма и положенных в ее основу эстетических идеалов это были Королевские академии изящных искусств; в случае религиозной культуры и положенного в ее основу религиозного идеала такими институтами были Духовные академии или собрания церковных иерархов; в случае советской культуры и положенного в ее основу коммунистического идеала роль такого института играл Идеологический отдел ЦК КПСС и его дочерние учреждения – ИМЭЛ (Институт Маркса – Энгельса – Ленина), АОН (Академия общественных наук) и ВПШ (Высшая партийная школа).
 С гибелью идеала должен погибнуть и этот институт, а с ним и вся основанная на этом идеале культура. Лишить культуру идеала – все равно, что сорвать со священного дуба золотую ветвь...
 Итак, если даже найдется немийский жрец, который сможет предохранить идеал от посторонних злоумышленников, то он ни при каких условиях не сможет защитить этот идеал от него самого. Смена идеала несопоставима по своим последствиям даже со сменой фундаментальных идей и вообще каких-то важных социальных воззрений. Ведь идеал является результатом жизненного опыта целого поколения, а то и нескольких поколений. Поэтому изменение идеала равносильно изменению основного ориентира в жизни и деятельности («смысла жизни»).
 Вандализм отнюдь не является случайным проявлением злой воли неких варваров: в действительности это оборотная сторона идеологической санации, без которой не может обойтись ни один тоталитарный режим независимо от того, светский или религиозный идеал является его краеугольным камнем. Таким образом, любая достаточно радикальная смена идеалов и обусловленная ею столь же радикальная переоценка ценностей неизбежно создают угрозу вандализма в любых самых цивилизованных обществах.
 Очевидно, что причина вандализма заключается не в самой санации, а в конкретном способе ее осуществления. Дело в том, что очищение общества от антиценностей (контрценностей) считается наиболее надежным, если антиценности (контрценности) просто ликвидируются, причем так, чтобы от них не оставалось никаких следов. Стремление уничтожить даже следы объясняется наивной верой в возможность таким способом предотвратить возвращение ненавистного антиидеала (контридеала). Наиболее экстремистской формой такого вандализма является борьба с мемориалами, которая, однако, отнюдь не бессмысленна: ее идеологический смысл заключается в уничтожении следов, оставленных носителями антиидеала (контридеала). Особенно отличился в этом отношении римский император Каракалла, который велел развеять по ветру прах всех антиохийских царей. Нечто подобное совершили и французские санкюлоты, выбросившие во время революции 1789-94 гг., на свалку останки французских королей и других видных деятелей эпохи абсолютизма, Чудом удалось предотвратить подобную же участь, которая могла постичь гробницы русских императоров в революционном Петрограде 1917 г. Рекорд, однако, был поставлен в Англии XVII в. Король Карл II, восстановивший английскую монархию, ликвидированную Кромвелем, решил наказать умершего к этому времени лидера Английской революции. Он велел извлечь из гробницы в Вестминстерском аббатстве в Лондоне труп Кромвеля и повесить его на виселице, затем обезглавить, голову насадить на копье, а копье укрепить на крыше того самого здания, в котором был вынесен смертный приговор его отцу, королю Карлу I. И эта голова находилась на крыше, будучи выставлена для всеобщего обозрения в течение двадцати пяти лет!




         Между тем история показывает, что никакое стирание следов старого идеала не может предотвратить его возвращения, если для этого созревают соответствующие условия. В то же время ясно, что без идеологической санации тоже не обойтись, ибо общество не может постоянно терпеть неиссякаемые источники отрицательных эмоций и ослаблять свои идеологические ориентиры. В свете сказанного существует, по-видимому, только один способ лечения общества от вандализма: перевод старых ценностей, ставших с точки зрения нового идеала антиценностями, из житейской сферы в музейную (т.е. в область социальной «памяти») с перспективой восстановления их прежнего статуса, если в этом возникнет общественная потребность. Подчеркнем, что речь идет не о всех старых ценностях, а только о тех из них, которые стали антиценностями. Многие из старых ценностей сохраняют свой ценностный характер и с точки зрения нового идеала по той причине, что между новым и старым идеалом имеются, конечно, и какие-то точки соприкосновения. Поэтому и в мире ценностей наряду с изменчивостью есть и преемственность.
 Ярким примером сложного взаимоотношения между идеологической санацией и вандализмом может служить дискуссия в постсоветской России о судьбе ленинского Мавзолея. Возникли две крайние точки зрения: 1) оставить все как есть; 2) все ликвидировать (Мавзолей разобрать, а Ленина перезахоронить в другом месте). Первая исходит из того, что ликвидация этого мемориала была бы актом вандализма (неуважения к истории). Вторая опирается на то, что подобный мемориал нетерпим, ибо он является пропагандистским рупором обанкротившегося коммунистического идеала, несовместимого с либеральным идеалом постсоветской России. Складывается парадоксальная ситуация: если мы хотим избежать вандализма, надо отказаться от идеологической санации; а если нам необходима подобная санация, надо быть готовым совершить акт вандализма. В ходе пылкой полемики между сторонниками этих крайних взглядов был предложен кажущийся компромисс: мавзолей как архитектурное сооружение сохранить, а Ленина перезахоронить в другом месте. Однако более глубокий анализ проблемы взаимоотношения идеологической санации с вандализмом показывает, что такой компромисс непоследователен: он не исключает определенного насилия над историей и, следовательно, не избегает полностью вандализма (подобно тому, как было бы не свободно от вандализма предложение сохранить Архангельский собор в Московском Кремле, но вынести оттуда прах Ивана Грозного и перезахоронить его в другом месте). Самое поразительное состоит в том, что никому из участников этой дискуссии не пришел в голову следующий последовательный компромисс: Ленина перезахоронить, но не за пределами Мавзолея, а внутри него; перенести туда и похоронить рядом прах Сталина, Хрущева и Брежнева и оставить место для М.С.Горбачева. После выполнения такой процедуры Мавзолей из пропагандистского рупора коммунистической идеологии, обращенного в будущее, превращается в Пантеон ведущих лидеров СССР, воплощающий без всяких предубеждений историческую память о советской эпохе и обращенный, тем самым, не в будущее, а в прошлое. Только такое решение указанной проблемы позволило бы осуществить последовательную идеологическую санацию при сохранении величайшего уважения к истории.

(Источник:
В.Бранский «Синергетическая философия истории» Гл.1, параграф 2)
Tags: Ужасы
Subscribe

  • Урра-а! Склад!

    - Теперь он и тебя сосчитал... (из м/ф «Козлёнок, который умел считать до десяти») Друзья, спешу поделиться с вами очередной…

  • Рабочие будни...

    На днях к нам на работу нагрянули... китайцы. Да-да - прямо на кухню! - Голиб, завтра побрейся, пожалуйста, и оденься во что-нибудь более…

  • Гостиница "Спутник"

    (из цикла "Моя трудовая деятельность") ЕСЛИ ЖЕНЩИНА ПРОСИТ... В перерыве между раздачей служебного питания присаживаемся с моей…

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments