Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Categories:

Отмороженный...





       На днях, когда я, сидя, как обычно, за компьютером, работал над очередной статьей, неожиданно глухо затрещал домашний телефон. Я удивленно уставился на аппарат, как на некий странный и давно сгинувший в прошлое реликт первобытной эпохи: с тех пор, как в моду прочно вошли "мобильники", последний раз он звонил, наверное, в советские времена. Однако, вскоре, придя в себя, я поднял трубку и на другом конце провода услышал до боли знакомый голос:
 
        - Здравствуйте, извините, можно попросить к телефону Голиба?
      - Гриша! - радостно выкрикнул я в трубку, вспомнив, наконец, своего товарища по студенческой жизни.
      - Узнал, скотина... - разочарованно произнес приятель - а я собрался, было, тебя подколоть.
      Я улыбнулся. В сознании мгновенно всплыли яркие и безоблачные картинки из нашего, казалось бы, совсем недавнего прошлого, когда не проходило и дня без того, чтобы не подшутить над кем-либо из сокурсников, не поприкалываться друг над другом. В этом отношении, мы с Гришей, на курсе, были своего рода Тарапунькой и Штепселем (или, как - чуть позже - Карцевым и Ильченко): он - высокий, худощавый и светловолосый, с озорными и хитроватыми, вечно смеющимися глазами, и я - чуть ниже среднего роста, смуглый брюнет, постоянно ищущий себе приключения на одно место.
      - Ты где? В Питере?! - стало доходить до меня постепенно.
      - Да! - окончательно рассеял мои сомнения друг - Уже, с полчаса, как из "Пулково"...
      - Где ты остановился? У кого? Какой район? - забросал я его вопросами, чувствуя, как из недр моего существа просыпается нечто давно уснувшее и в то же время, такое радостное, волнующее и щемящее душу чувство, словно я ждал этого момента всю жизнь.
      - Проспект какого-то Славы...
      - Дурак, - совершенно естественно вылетело из меня по привычке, как будто мы и не расставались никогда - не "какого-то", а просто - Славы! - крикнул я в трубку и, желая напомнить ему о наших студенческих подколах, назидательно просветил - Ты что, забыл, что приехал в город-герой, в "колыбель Революции"?
      - В "могилу Революции"! - поправил меня Гриша и громко расхохотался своим зычным и неподражаемым смехом.
      Рот автоматом растянулся в улыбке, потому, что именно в этот момент мой взгляд уперся прямо перед собой, на стенку, где висела фотография времен студенчества. На ней был изображен эпизод из хлопковой кампании, где мы с Гришей и Дамиром устроились на арбе, а в качестве несчастного ишака, запряжен наш четвертый товарищ.
      - Короче, ты в "Купчино"... - попытался я уточнить, однако приятель меня перебил:
      - Короче: я приехал сюда для того, чтобы пригласить тебя на свадьбу - и тут же пояснил - Понимаешь, у меня тут сын проживает... с девушкой. В общем, на днях они приняли решение официально зарегистрироваться и сыграть свадьбу. Поэтому, мы с Зоей здесь.
      - Вот это, да! Поздравляю!
      - Поздравлять будешь через три дня, на свадьбе, понял?
      - Гриш, я не знаю... честное слово... - замялся я, мгновенно прикинув, что это событие попадает на середину моей рабочей недели, а потому, меня вряд-ли отпустят с работы. - Я бы с удовольствием, но у меня нету сменщика... я один...
      - Ничего, я найду вам повара - огорошил меня друг - Не желаю ничего знать: если ты не придешь, обижусь до конца жизни!
      - Гришенька, милый! - взмолился я - Я, конечно-же, постараюсь, но мы с тобой по любому встретимся и посидим у меня, за мантами с водочкой.
      - Хорошо - смилостивился товарищ, с явной досадой в голосе. - Только учти: я не пью - завязал...
      - А чего так? Послезавтра будет два дня, как завязал? - попытался я пошутить.
      - Нет, я серьезно - возразил приятель. - Видимо, своё уже отпил. Могу только пиво.
      - Ну, что ж: пиво, так пиво - примирительно заключил я - Собственно, не это главное... Ё моё, мне не верится: неужели прошло тридцать два года?! Сказать кому - не поверят...
      Мы ещё пообщались немного, после чего, обменявшись номерами мобильников, условились назавтра созвониться.
      - А сейчас иди спать: всё-таки, второй час ночи - напомнил Гриша, прощаясь. - Да и у меня, после вчерашних проводов в аэропорту... голова трещит.
      - Как?! - изумился я - Ты ведь сказал, что бросил?
      - Бросил - поспешно согласился приятель - но тут... сам понимаешь...
      - Понимаю... - протянул я многозначительно, и мы оба расхохотались.
      Ночью я долго не мог заснуть: перед глазами, словно в калейдоскопе, проплывали многочисленные эпизоды из нашей бурной молодости, полные безоглядного озорства и рискованных проделок и шуток, порою, на грани жестокости...
       С Гришей меня сближало многое. Причем, не только веселый нрав и похожий характер. Родившись и прожив немало лет в Бухаре, мы оба достаточно прочно усвоили многие традиции и неписанные правила Востока. Стоило нам вместе очутиться на каком-либо серьезном и ответственном мероприятии или общественном месте, как чувство юмора мгновенно сменялось сдержанностью и соблюдением тех норм поведения, что диктовались условиями, сообразно текущему моменту. Бестактность, неуважение к традициям и отсутствие деликатности, проявляемые иногда со стороны некоторых неотесанных болванов, одинаково чувствительно коробили и возмущали наши ранимые души, вызывая в нас вполне объяснимый гнев и осуждение. Я хорошо помню, как, на какую-то свадьбу, куда - как правило - принято приглашать конкретно (либо - с супругами), один молодой человек приволок за собой целый "хвост" друзей, знакомых и подруг. Хозяева были в шоке, однако, соблюдая известный такт, постарались не подать виду, дабы не расстраивать приглашенного.
- "Отмороженный!" - помнится, гневно, тогда, прошептал Григорий, и я увидел, как зло и осуждающе сверкнули стекла его очков...
      "Интересно, - подумалось мне - прошло столько лет, а мы с ним нисколько не изменились. Впрочем, с чего это я, так уверенно утверждаю? Голос по телефону - это ещё ничего не значит".
      Вдруг, я поймал себя на мысли, что меня начинают грызть смутные сомнения, причем, довольно-таки своеобразные по своей сути.           
      "А что, если Гриша исключительно ради приличия пригласил меня на свадьбу? - вздрогнул я, перевернувшись в кровати. - На Востоке, это привычное дело: хозяева должны настаивать, а гости обязаны отнекиваться и сдерживаться. А я... А что, собственно, я? Я же, ничего ещё не сказал...  Нет, конечно я всё понимаю: он искренне... в этом нет никаких сомнений. И, тем не менее... Нехорошо, как-то, наверное, получается... Мне ведь, ни разу не приходилось встречаться ни с его сыном, ни - тем более - с неизвестной мне невесткой. Боже мой! Ведь, там будут совершенно незнакомые мне люди! Удобно ли?"
       С раздражением я перевернулся на другой бок и закряхтел.
       "Ну вот: наверное, вот так и подкрадывается к человеку старость..." - словно в бреду пронеслись в голове последние мысли перед тем, как я окончательно отключился.
      Наутро меня разбудил звонок "мобильника". Звонил, как я и предполагал, Гриша.
       - Ну, что, старый пердун, ты договорился на работе со своей хозяйкой? - грозно осведомился он.
       - Понимаешь, Гриша, я... у меня... скорее всего, ничего не получится - с трудом, пролепетал я, заплетающим языком - Я, конечно же, попробую её уговорить...
       - Слухай меня сюда! - грубо перебил Гриня - Я прилетел сюда за тысячи километров в надежде, что увижусь с тобой, что мы вместе погуляем на свадьбе моего сына, что - разделишь нашу общую радость... А ты, тут, плетешь такое... Я тебя совершенно не узнаЮ! - и вдруг, сменив гнев на милость, неожиданно заговорил со мной так сердечно и доверительно, что я вновь перенесся в те далекие и близкие студенческие годы. - Дорогой! Я так по тебе соскучился! Так хочется пообщаться... наконец, обнять тебя крепко... Ну, хочешь, я переговорю с твоим руководством?
       От былых ночных сомнений не осталось и следа. Мне сделалось стыдно перед своим другом.
       - Не надо, Гриша: я сам обо всём договорюсь. Во всяком случае, приложу все усилия. Поверь!
       Хозяйка на удивление легко согласилась дать мне отгул, отчего она сразу сделалась в моих глазах ещё более красивей и привлекательней. Оставалось лишь, приобрести свадебный подарок и, на всякий случай, приготовить речь. Настроение настолько поднялось и улучшилось, что я принял решение, тут же, сию минуту, связаться по телефону с приятелем, дабы поделиться своей радостью. Внезапно, совершенно спонтанно, мною овладело игривое настроение и проснулось давно подзабытое и столь знакомое чувство безнаказанности и вседозволенности. И пока я набирал номер друга, в голове стал вырисовываться очередной авантюристический замысел.
      - Алё-алё, это Гриша? Привет, дорогой!
      - ЗдорОво! - радостно откликнулся ничего не подозревающий товарищ и, с трудом сдерживая своё волнение, коротко поинтересовался - Ну, как?
      - Значит, так: мы тут посовещались и единогласно решили, что едем все!
      На том конце провода возникла некоторая пауза.
      - Алёу, Гриша, ты меня слышишь?!
      - Да-да - поспешил ответить мой друг и растерянно промямлил, заметно запинаясь - прости, кто - "все"... и куда "едем"?
      Ты чё, не проснулся, что ли?! - прикинулся я раздраженно-обиженным, едва сдерживая смех. - Мы, домашние! Всей семьёй! Чего тут непонятного?!
      На сей раз, пауза повисла аж, на целых десять секунд! Наконец, с трудом переварив для себя эту неожиданную информацию, бедный товарищ тихо выдавил из себя:
      - Там... два... двое, только...
      - Чего "двое"? - резко переспросил я, включив "дурку" на полную катушку.
      - Два места... понимаешь... по списку... - этот лепет невозможно было слушать без сострадания к несчастному.
      Я согнулся в три погибели, одной рукой схватившись за живот, а другой - плотно прижимая микрофон. Однако, в последний момент, собрав оставшиеся силы, несколько развязным дружеским тоном произнес:
      - Да ладно, тебе, Гриш, какой "список", об чём разговор: где двое, там и пять разместятся! Свои же люди! Кстати, нас чуть больше - семь чело... - сдерживаться далее, я уже не мог, а потому меня прорвало - Ха-ха-ха-ха!!!
      - Ах-ха-ха-ха!!! - словно эхом прогремело на противоположном конце. - Надо же, сволочь! Как последнего лоха развёл! - ревел Гриша в "трубку" своим низким и хрипловатым голосом.
      - Гриша, дорогой! Прости, конечно, но неужели ты всерьёз мог додуматься, что я настолько изменился?! - спросил я друга, когда мы, вдоволь насмеявшись, наконец, успокоились.
      - Нет, конечно... - смущенно произнес Гриша, и, словно оправдываясь, виновато продолжил - Просто... всё-таки, столько лет прошло... Мало ли... Я подумал, что может быть ты, со своей писаниной...  уже того... малость свихнулся... Ведь, всяко может случиться...
-----------------------------------------------------------------------------
Встреча однокурсников: Гриша (слева), Дамир (справа) и я. Бухара, весна 2019 г.
Tags: Байки бухарского квартала Петербурга
Subscribe

  • Подарок-картина...

    худ. Тея и Мира Саидовы, «Лена и Бободжон», бумага, акварель, июль 2021 г. Я всегда был уверен, что талант рано или поздно всё…

  • Этот день в истории: Роберт Рождественский (1932 - 1994)

    ...И даже в краю наползающей тьмы, за гранью смертельного круга, я знаю с тобой не расстанемся мы. Мы – память, Мы – память.…

  • Хафиз Шерази

    Мавзолей Хафиза в Ширазе, Иран. Кликнув по фото, можно прослушать произведение в оригинале, в исполнении Ахмада Шамлу (1925 - 2000). (В…

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment