Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Categories:

Этот день в истории: Аббас I Великий


Портрет шаха Аббаса. Работа итальянского художника XVI века.



              450 лет тому назад родился Шах-Аббас Бахадур Хан (27 января 1571 года, Герат — 19 января 1629 года, Казвин) — шах Персии из династии Сефевидов, правивший в 1588—1629 годах.
          Крупный реформатор и полководец, Аббас I Великий провёл административные, политические, военные и экономические реформы, в корне изменив государственное устройство, создал регулярную армию и вёл успешные войны с турками и узбеками, отвоевав ранее потерянные территории, по сути восстановив доставшуюся ему в наследство фактически разваленную Сефевидскую державу, превратив её в централизованную абсолютистскую монархию. При Аббасе Сефевидская империя достигло наибольшего расцвета и могущества, простираясь от реки Тигр на западе до города Кандагар (Афганистан) на востоке.
   


              Несмотря на то, что он был провозглашён подданными Великим (каковым, собственно, и останется в истории), добрым и мудрым его назвать вряд ли можно: Аббас I был прежде всего умным и прагматичным политиком и вёл успешную внутреннюю и внешнюю политику. И, следует отметить, довольно жестоким правителем. В 1604 году Аббас I Великий применил тактику выжженной земли против Османов в Армении (Великий сургун). Вёл агрессивную политику против христиан, в отличие от Османов, и даже превращал их в мусульман. В войне с Османской Турцией, взяв Багдад в конце 1624 года, шах приказал вырезать всех армян, живших в Месопотамии. А кроме того, вследствие чрезмерной подозрительности, ослепит даже из своих сыновей, претендующих якобы на трон отца. О чём тут же пожалеет и впадёт в печаль и даже тяжко заболеет.



Шах Аббас I принимает Вали Мухаммад-хана. ок. 1650 г. Фреска во дворце Чихиль Сутун, Исфахан.


        Как и все другие монархи Сефевидов, Аббас был мусульманином-шиитом . Он особенно почитал имама Хусейна . В 1601 году он совершил пешее паломничество из Исфахана в Мешхед, место святыни Имама Резы, которую он восстановил.
        При его правлении были установлены тесные связи с Московией. 30 мая 1594 года, в царствование Фёдора Ивановича, в Иран к шаху Аббасу был отправлен князь А. Д. Звенигородский. Результатом этой миссии стало то, что шах выразил желание быть с русским царём «в крепкой дружбе, в братстве и в любви, и в ссылке навеки неподвижно». Аббас первым признал новую династию Романовых в России и выделил заём в размере 7 тысяч рублей. В 1625 году прислал в подарок реликвию, ризу Господню, и роскошный трон.
       Не забывал шах и о необходимости экономического и культурного развития своего государства. Он инициировал и всячески поощрял строительство каналов, дорог, удивительных архитектурных зданий. При Аббасе стремительно развивалось ковроделие, шелкоткачество. Приглашенные правителем китайские гончары помогли стать Персии одним из ведущих производителей керамики и фарфора в Средней Азии. Множество потрясающих работ поэтов и художников составили важную часть культурного наследия Востока до наших дней.
       Вот о "последних" и захотелось нам сегодня поговорить...


Сефевидская миниатюра


       Новое возвышение персидского государства, и новый подъем персидской культуры будут связаны с воцарением династии Сефевидов (1501—1736). Сначала при шахе Исмаиле Хатаи I, правившем страной с 1501 по 1524 гг., а затем, при его сыне и приемнике — шахе Тахмасбе I (1524 — 1576 гг.). Так что науки и искусство находились под их прямым покровительством. Известно, что и Исмаил I, и Тахмасб I с большим вниманием и любовью относились к своей мастерской миниатюры. При дворе в Тебризе будут собраны все лучшие художники страны, продолжив тем самым древние традиции в этой области искусства.
       Именно Исмаил I назначил, пожалуй, самого знаменитого художника мусульманского Востока Камаледдина Бехзада главой придворной китабханы, поощрял деятельность художников, прививал любовь к искусству своему наследнику — принцу Тахмасбу, который благодаря этому с юных лет увлекался живописью и каллиграфией, много времени уделял искусству книги и после смерти Исмаила I продолжал ревностно следить за работой мастерской и поддерживать художников.
       Возвышение этого жанра живописи связано с такими мастерами как Риза-йи-Аббаси, Афзал ал-Хусейни, Али Кули Джаббадар, Мухаммад Али и многими другими. Однако это отдельная и большая тема…



«Сидящий юноша» худ. Риза Аббаси, Сефевидская школа миниатюры


         Здесь же, хочется особо остановиться на тайных кодах и символике прочтения персидской миниатюры, без знания которых невозможно постичь всю глубину и потрясающую красоту этого вида восточной живописи. Долгие годы это уникальное искусство воспринималось учёными и специалистами лишь как один из элементов украшения книги. Тогда как гораздо интереснее выйти за рамки исключительно эстетического созерцания и заглянуть в их глубинный смысл, попытаться разгадать ту загадку, которая словно магнит так приковывает наше внимание к этим шедеврам и заставляет нас подолгу изучать отдельные детали той или иной миниатюры. Даже в наше время, немногие специалисты способны понять тот сложный «язык», что в своё время был понятен любому образованному средневековому мусульманину. Ибо, если копнуть немного по-глубже, то взору зрителя предстаёт крайне неожиданный и интересный мир мусульманского Востока, со всей её стройной философско-религиозной системой мировосприятия, предполагающей особый взгляд на мир и на место человека в этом самом мире. На тайные знаки и подсказки, присутствующие в каждой конкретной миниатюре, наконец, на сам сущностный смысл божественных и людских деяний.
        И тогда станет понятно, что художников своего времени интересовала проблема мировой гармонии, их представления о гармонии цвета, числа и формы. Что, миниатюра — это не просто очень изысканное искусство, демонстрирующее весь спектр философско-религиозных, социально-политических, эстетических представлений средневековых художников, но — что гораздо глубже — позволяет понять глубинную сущность, заключённую в данном конкретном жанре средневековой живописи Востока. Не случайно, многие теоретики мусульманского Ренессанса считали, что произведение искусства должно иметь не менее семи уровней толкования.
        Иначе говоря, миниатюра это не просто очень красивая картинка, а сложное искусство, демонстрирующее весь спектр философско-религиозных, социально-политических, эстетических и пр. представлений средневековых художников — величайших мыслителей не только для своего времени.
       Наконец, придворная миниатюрная живопись как искусство элитарное, во многом синтетическое, связанное с книгой, опекаемое высшей знатью и самими монархами, несла в себе предельный набор эстетической, духовной, исторической и другой информации и поэтому может служить своеобразным компасом, позволяющим ориентироваться в пространстве средневековой мусульманской культуры в целом.
        Однако ни в одном из известных трактатов, затрагивающих проблемы миниатюрной живописи мусульманских народов, не сообщается о принципах работы художника. По всей вероятности, эта область знаний хранилась в тайне и передавалась лишь по наследству. Не исключено также, что каждый художник самостоятельно вырабатывал свои «секреты мастерства», поскольку еще Садиг-бек Афшар отмечал: «Не жди обучения от мастеров искусства, которые воздерживаются (даже) учить своих детей». Именно наличие профессиональных секретов позволяло художникам выступать в роли носителей особого эзотерического знания и тем самым создавать вокруг себя ауру таинственности.



«Тайное собеседование Искандара с семью мудрецами» из «Искандар-наме» Низами. худ. возможно Бехзад


      Аллах — Творец, Художник, Мастер, — начертавший узор Вселенной, форму бытия и т. п. Сопоставление описываемых в средневековых источниках стадий божественного творения с основными принципами построения композиции, используемыми мастерами миниатюрной живописи, обнаруживает очевидные и крайне интересные параллели.
      Безусловно, описания акта первотворения довольно разнообразны, чему может служить примером известный фрагмент поэмы Низами «Искандар-наме», в котором излагается «Тайное собеседование Искандара с семью мудрецами» о первом творении. Следует при этом обратить внимание на то, что это собеседование — тайное, как и сам акт первотворения. Каждый из мудрецов предлагает свою концепцию первотворения, но объединяющими эти разные мнения являются заключения Искандара и автора поэмы. Сначала итог собеседованию подводит Искандар:


Смотрите, какие сказали несогласные речи,
Было бы непохвально сказать больше того,
Что «мир узор не без живописца».
(Низами, 1983, с. 444).

Низами несколько развивает тему и, в частности, отмечает:

Узор, который Он начертал кистью могущества,
Он нисколько не скрыл от очей разума,
Лишь первичный узор, что рисовал Он сначала,
Он завесою скрыл от очей разума.
(Низами, 1983, с. 445).


       Таким образом, можно говорить о наличии двух узоров — скрытого (первичного) и явленного (вторичного). Именно принципы создания композиции, систему ее построения можно отнести к «скрытым узорам».



«Приношение Хосрову даров из Индии» из «Шах-наме» Фирдоуси. худ. Мир Сейид Али, «Тебризская школа»,1544 г.


       Для того, чтобы продемонстрировать некоторые параллели акту первотворения и вообще показать весь процесс работы художника над композицией, остановимся на рассмотрении одной миниатюры — «Приношение Хосрову даров из Индии» из «Шах-наме» Фирдоуси, выполненное, по всей вероятности, художником Мир Сейидом Али в 1544 г. Принципы изображения, которые раскрываются в этом конкретном произведении, не всегда могут быть механически перенесены на другие памятники (особенно иных школ и периодов), но сам описанный подход к изобразительному ряду безусловно имел место в произведениях художников мусульманского Востока. Принцип построения композиции, характерный для этой миниатюры, прослеживается и в других памятниках этого периода.


      Миниатюра эта связана со следующим сюжетом из «Шах-наме». Однажды посол Индии прибыл ко двору сасанидского шаха Хосрова Ануширвана, привезя богатые дары, среди которых были слон, жемчуга, золото, алмазы и др. Кроме того, он вручил шаху «посланье, начертанное на шелку», и шахматную доску (шатрандж) и предложил иранским мудрецам поразмыслить и раскрыть сущность придуманной индийцами игры, определить названия и предназначение фигур, способы их передвижения, наконец правила, по которым должна вестись игра. Было поставлено условие, что если кто-либо из мудрецов Ануширвана откроет секреты шатранджа, Индия станет платить дань Ирану; если же мудрецы «отступят в бессилие», то дань и подать должны будут платить иранцы, поскольку «нет выше, чем знание, на свете вещей». Шах попросил неделю на раздумье, а мудрецы принялись за разрешение загадки, но безуспешно. Раскрыть правила игры им не удалось, и тогда за дело взялся Бузурджмехр — знаменитый советник Ануширвана, мудрец, изучивший философию, астрономию, медицину и многие другие науки. В течение суток он разгадал секрет игры и верно изложил ее сущность шаху и посланнику. Счастливый Ануширван щедро отблагодарил мудреца, одарив его чашей, наполненной жемчугом, кошельком и «конем под седлом».


       Обмеры композиции позволяют установить, что не только длина и ширина, но и другие размеры фигуры шаха (лица, головы, ног, рук и т.д.), т.е. все возможные конструктивные членения этой фигуры находят свое отражение в миниатюрной композиции. Если увеличить фигуру шаха ровно в шесть раз, то фигура эта точно впишется в основное поле миниатюры. Данная операция демонстрирует, что основные композиционные членения миниатюры совпадают с основными конструктивными членениями фигуры шаха.
      Выясняется, что художник, поворачивая «циркуль потенций» вокруг «точки души», придавал «бытию точки» «форму круга». Это был «первичный узор», скрытый от «очей разума». Второй узор, начертанный «кистью могущества», появившийся в результате соединения линиями точек этого круга, уже не скрывался от «очей разума» и, собственно, являлся «проявленной» частью изображения.
      В результате вся композиция миниатюры оказывается пронизанной цепочкой гармонически взаимосвязанных величин. Подобное соотнесение микро- и макромиров изобразительно (можно сказать, геометрически) выражало идею единства Бытия (вахдат-и воджуд), столь популярную в сефевидский период.



«Фаридун в обличии дракона, испытывающий своих сыновей» миниатюра из «Шах-наме»


      Рассмотренная миниатюра является наглядным (изобразительным) выражением концепции «совершенного человека» (инсан-и камил). Совершенный человек — причина и цель Творения, поскольку в нем, как в зеркале, отражается гармония Абсолюта. Следовательно, совершенный человек гармоничен, причем в нем, в отличие от «животного человека», атрибуты божественного совершенства собраны воедино. Совершенный человек, по Ибн Араби (основоположнику этого учения), — это вселенная в миниатюре (алам-и сагир). Посредством создания совершенного человека творится весь остальной мир, поскольку он является образцом, и поэтому он одновременно человек-вселенная (инсан-и кабир).

      И в заключение — небольшая информация, которая возможно будет небезынтересна любителям персидской миниатюры. 6 апреля 2011 года на аукционе Sotheby`s в Лондоне, иллюстрированный лист 16-го века из «Книги царей» («Шахнаме»), созданной по заказу персидского шаха Тахмаспа I, был продан в среду за 7,4 миллиона фунтов стерлингов ($12 миллионов), установив новый рекорд для произведений исламского искусства. На листе из персидского национального эпоса изображен герой «Шахнаме» Фаридун в обличии дракона, испытывающий своих сыновей. Ранее лист принадлежал Стюарту Кэри Уэлчу, известному американскому ученому, куратору и коллекционеру исламского и индийского искусства.
----------------------------------------------------------------------------------------------
Источники:
«Реферат: Мусульманские космогонические представления в миниатюрной живописи сефевидского ирана»
«Миниатюра в исламском искусстве»
«Бухарские миражи» А.Иноятов, Г.Саидов
Tags: Живопись
Subscribe

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments