Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Category:

Мои книги: «Кулинария от Голиба»


Картинка кликабельна и ведёт на сайт книги


        Эту книгу сложно отнести к чисто кулинарному жанру, так как, здесь присутствуют и юмор, и байки, и серьезные размышления над жизнью, с экскурсом в историю, этнографию, фольклор, а также, в наше советское прошлое. С тем, чтобы читатель не только извлёк для себя пользу от кулинарных рецептов, но и...  В общем: Восток — дело тонкое…
        Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации.



ЩАВЕЛЕВЫЙ  СУП


- Что?! Кемскую волость?!
- О, я, я! Кемска волост!
- Ха-ха-ха! Да пусть забирают на здоровье! Я-то думал! Господи...
(Из к-ф "Иван Васильевич меняет профессию")



ВЫМИРАЮЩАЯ РОССИЯ

        Знаете ли вы — сколько деревень и хуторов исчезло навсегда за последние 25 — 30 лет? Я тоже не знаю, но догадываюсь. Только на моих глазах пришло в запустение, а затем и окончательно сгинуло не один десяток деревень в вологодской, ленинградской и тверской областях. А сколько по всей России?

             «При чем тут щавелевый суп и вымирающие деревни?» — возможно, спросите вы. И я скажу вам откровенно — не знаю. Отчасти, может быть потому, что именно там, в деревне, мне впервые довелось попробовать это блюдо, весьма обычное в здешних краях. А может быть потому, что в деревнях, не испорченных микроволновыми печами и прочей "навороченной" техникой, люди ближе к естественной для человека пище: к той, что растет у них буквально под ногами. Не знаю...
      Одна картина крепко запала мне в душу.
      Раннее утро.  Я выхожу на крыльцо и вижу, как передо мной, на всё огромное пространство, вплоть до самого леса, сизой дымкой стелится густой и низкий туман. Через все поле, покрытое изумрудной травой. И в центре этой картины, почти у самой кромки леса, величественно подняв свои изогнутые шеи, прогуливаются черные японские журавли (занесенные в Красную книгу).
      Я завороженно смотрю на них, не веря своим глазам: до этого я видел их только на картинке! Мне кажется, словно я попал в какую-то необыкновенную сказку! Я боюсь сделать лишнее движение, чтобы не вспугнуть эту красоту и, загипнотизированный, не могу оторвать глаз от этого необыкновенного чуда.
      Не знаю — сколько я так простоял, но мне так не хотелось покидать эту сказку, что само понятие времени для меня в этот момент исчезло. В сущности, как многое, оказывается, мы теряем, восхищаясь искусственно созданными вещами, в то время, как Природа с такой легкостью способна ввергнуть нас в оцепенение, объяснение которому не сразу способен найти человеческий разум. Мне сделалось смешно, что мы восхищаемся «совершенными» формами машин, фотомоделей и прочее. Здесь же, я впервые воочию столкнулся с самим совершенством, которое не нуждается в судьях, поскольку последнее предполагает оценочностный критерий, что совершенно противоестественно такому понятию, как совершенство.


БАНЯ ПО-ЧЁРНОМУ


           Жителям деревни Велье (теперь уже несуществующей), что была расположена в живописнейшем месте, недалеко от маленького городка Андреаполь в Тверской области, на всю оставшуюся жизнь запомнится наш самый первый приезд, в конце 80-х годов прошлого века.
           Тепло и просто, по-русски, без лишних эмоций и восторженных возгласов встретили они нашу семью.
           Мне, привыкшему к городской жизни, с ее бешеным ритмом и вечно озабоченными своими проблемами людьми, здешние жители показались настолько искренними и простыми, что с первых минут покорили меня, заставив проникнуться к ним уважением. Их жесты, разговор и вообще, все их поведение были настолько просты, что они совершенно естественно и органично вписывались в окружающий ландшафт, такой же чистый и проникновенный, поражающий своей девственностью и тихой торжественностью.
           Правда, это не помешало мне заметить любопытство с их стороны, вызванное столь экзотическим и необычным для здешних мест явлением, каковою являлась моя особа. Вероятно, именно так смотрели индейцы Америки на неизвестно откуда взявшегося белого человека, впервые ступившего на их землю. Только на сей раз палитра цветов была прямо противоположна. Однако, следует отдать им должное, выглядело это не столь откровенно: сказывалась врожденная деревенская деликатность и тактичность.
           Как и следовало ожидать, нашей семье было предоставлено почетное право — первыми помыться в деревенской бане. Так состоялось мое первое знакомство с баней «по-черному». Для тех, кто не знает, коротко отмечу только самое главное: в отличие от обычной бани здесь отсутствует дымоход.
          Пройдя предбанник, я очутился в насквозь прокопченном помещении. На плите возвышались два огромных бака емкостью примерно по сто литров каждый. Баки были пусты. Несколько в стороне, на длинной лавке, протянувшейся во всю длину одной из стен, покоились два пустых ведра.
         «Ага, — быстро сообразил я своей узбекской головой — этими ведрами я должен натаскать воды из речки, что расположена рядом с баней, и наполнить ею баки».
         Опустившись на корточки, я открыл дверцу печи. Собрав обрывки бумаг, что лежали рядом, и, положив на них несколько щепочек, я, «ловким движением руки» чиркнул спичкой и поднес ее к импровизированному костру. Спичка мгновенно погасла. Я тут же зажег новую, но как только сунул руку с горящей спичкой вовнутрь печи, как огонь снова потух.
         Когда коробок опустел почти наполовину, я слегка призадумался.
         «Та-ак, — почесывая свой затылок, вывел я заключение, — законы физики по каким-то непонятным причинам в данной местности не работают. Что же мне делать? Может быть, позвать кого-нибудь из местных?»
         Но я тут же, на корню пресёк эту предательскую мысль: «Они и так смотрят на нас, городских, как на неумех и белоручек, а тут вообще — засмеют».
         Я посмотрел на часы: прошло уже полчаса, а я все еще вожусь с каким-то дурацким костром! И вдруг меня осенило (ведь недаром окончил институт!): "нужно сначала разжечь огонь снаружи печки, а уже потом засунуть его вовнутрь. И как это я раньше до этого не допер?!"
         Промаявшись со своим «ноу-хау» еще минут десять, я наконец с трудом, но, все же, разжег огонь. После чего, захватив с лавки ведра, вприпрыжку весело поскакал к речке, воскрешая в памяти сюжеты шукшинских рассказов.
        Возвратившись с первой партией воды, я обнаружил в помещении бани удушливый дым, который начал заполнять собою все пространство. Набрав в легкие воздуха, я смело шагнул в направлении бочек и, быстро опорожнив ведра, мигом выскочил в предбанник.
        «Получилось!» — выдохнул я.
        Однако, теперь до меня дошло, что следует как можно скорее наполнить баки водой, пока огонь не разгорелся вовсю и не заполнил едким угаром всю баню.
        После третьей ходки, мне почему-то пришли на память стихи С. Маршака, разучиваемые то ли в четвертом, то ли в пятом классе:


 Ищут пожарные,
 Ищет милиция,
 Ищут фотографы
 Нашей столицы.
 …………………….
 Знак ГТО на груди у него,
 Больше не знают о нем ничего.


          После пятой, я уже полз, виляя тощими бедрами, в направлении баков, которые уже давно в моем воображении превратились в фашистские дзоты, а сам я ассоциировался с Александром Матросовым. Когда до баков с водой оставалось метра полтора-два, я вскидывал свое тщедушное тело и бросал его на «амбразуру», опорожняя наполовину расплескавшиеся по пути ведра.
         Наконец, завершив последнюю ходку, я, уставший, но довольный, вышел на свежий воздух, где предстал перед внушительной толпой изумленных селян, окруживших со всех сторон и взирающих на меня с раскрытыми ртами.  Среди прочих, заметил свою семью, с трудом, признавшую во мне родного папочку.
        Толпа безмолвствовала.
        Внезапно, в моем мозгу, как откровение, вспыхнула простая мысль:
        «А что, собственно говоря, мне мешало тому, чтобы натаскать сначала воды и уже, затем разжечь топку?».







ЩАВЕЛЕВЫЙ СУП


      Существует немало вариантов приготовления щавелевого супа. Я опишу всего лишь тот, который мне более предпочтителен. Итак, продукты:


   Свинина (бескостная шея) — 750 г
   Лук репчатый —150 —200 г
   Морковь — 150 — 200 г
   Картофель — 1 кг;
   Лук зеленый — 100 г
   Щавель — 200 г;
   Специи (соль, лавровый лист, укроп)
   Яйца - 3 — 5 штук;
   Сметана - 250 мл;
   Вода - 2,5 — 3 л


      Принято считать, что с приходом весны человеческий организм истощается и для полного восстановления очень нуждается в различного рода витаминах, к коим, в первую очередь, подлежит всякого рода зелень. А щавель, как известно, относится к этому роду. Что ж, мы не станем оспаривать это устоявшееся утверждение, а поверим ученым «на слово».
      Для начала, переберем тщательно щавель от всевозможных улиток и прочей ненужной гадости, обрежем, где это необходимо, хорошенько промоем под струей холодной воды и откинем на дуршлаг, чтобы вода стекла.
      Берем 4-х — 5-ти литровую эмалированную кастрюлю, кладем туда кусок (желательно, целиком) жирной свиной шейки, заливаем на три четверти холодной водой и ставим кастрюлю с мясом на огонь. Вместо свинины также неплохо подойдет и говядина, курица или окорока.
      Выжидаем несколько минут, когда бульон начнет закипать, делаем пламя по-меньше и начинаем снимать свернувшиеся белки, а проще говоря, пенку. После того, как бульон очистится от пены полностью, забрасываем в кастрюлю мелко порубленный репчатый лук (сырой), накрываем крышкой и оставляем все это варить на маленьком огне около 1 часа.
      По истечении времени вынимаем мясо и забрасываем морковь, предварительно очищенную и порубленную на маленькие кубики или просто тонкой «соломкой». Пламя конфорки во все время приготовления супа должно оставаться на одном уровне — чуть-чуть выше «минимума». Как только заметите, что бульон слишком интенсивно кипит, немедленно убавляйте пламя.
      Через 15 минут очередь доходит до картофеля. Его также необходимо почистить, помыть и порубить так, как вам больше нравится. Только не слишком крупно. Обычно, его режут на маленькие кубики. Забрасываем картофель, прибавляем немного пламя конфорки, и как только закипит, вновь убавляем пламя до прежнего.
     Минут через 12 — 15 можно посолить суп. Как правило, одну или две чайные ложки «крупной» соли. Пока картофель варится, следует перебрать зеленый лук, хорошенько промыть и мелко порубить. Примерно через 15 минут после закладки картофеля, можно опустить в кастрюлю порубленный зеленый лук. И через еще 2 — 3 минуты - порубленный щавель. Хорошенько все это помешать, дождаться, когда все это хорошо прокипятится (максимум 7 — 8 минут) и выключить под кастрюлей пламя.
      Параллельно с приготовлением щавелевого супа следует поставить варить 3 — 5 яиц. Их следует отварить «вкрутую». Затем слить горячую воду и залить яйца холодной водой. Дать постоять минут пять, после чего, почистить и порезать на «половинки», либо порубить произвольно ножом на маленькие кусочки.
      Теперь берем тарелку, кладем на дно мелко порубленное мясо, яйцо и наливаем черпачком суп. Сверху не забываем полить столовой ложкой сметаны и можно присыпать мелко-нашинкованным укропом.
     Вкус у щавелевого супа совершенно специфический, но самое главное — он хорош не только в горячем, но и в холодном виде.
      Теперь можно полностью успокоиться: все необходимые витамины заполнили собою каждую клеточку вашего организма и вы, окончательно восстановившись, можете смело заявить: «Жить — это хорошо. А хорошо жить — еще лучше!».


ЯИЧНИЦА ДЕРЕВЕНСКАЯ


- Вань, это ты?
- Я!
- А немцы давно ушли из деревни?
- Ja, ja!


БОБ,  ФИЛЯ  И  УРКАН


           Наверное, я неисправимый домосед: никакими пряниками меня невозможно выманить из дому. С годами это впечатление только укрепляется. Тихие стены родного дома мне давно уже предпочтительнее различных выездов на природу, на так называемый «активный отдых», «на шашлыки». Шашлыки мне уже давным-давно приелись, а накушаться водки намного удобнее дома — благо, кровать всего в двух шагах.
           И, тем не менее, хотя бы два раза в год я вынужден изменять своей привычке: ранней весной, когда пробуждается природа, распространяя вокруг дурманящий и опьяняющий аромат распускающейся флоры, и осенью — в самую пору «тихой охоты».
          И если раньше, по молодости, когда в человеке ещё крепко сидит дух романтики, приключений и некоторой доли авантюризма, я легко закидывал за плечи рюкзак и свободно размечал предполагаемое место размещения палатки, то с годами, критерии отбора стали несколько иными. Как говорит один мой друг, «главное — это свить гнездышко», то есть, чтобы все удобства и прелести природы, находились в радиусе 300 метров, с центром в твоей кроватке. Чтобы в любой момент иметь возможность «забраться в свой уголок», где тебя никто бы не мог потревожить.
         Вот и на сей раз, когда один из близких моих приятелей пригласил к себе на дачу, я, словно «буриданов осел» оказался перед дилеммой — что выбрать: просидеть выходные за компьютером или поехать на природу. В конце концов, чаша весов, не без долгих и мучительных колебаний, склонилась в пользу последнего варианта, о чем я впоследствии нисколько не пожалел.
         Хозяйка дома, Лариса, встретила нас тепло и гостеприимно, но более всего я был поражен остальными «членами семьи». Это годовалая восточно-европейская овчарка по кличке Уркан и два кота: рыжий Боб и «ветеран» семейства Филя.
         По-видимому, мой визит пришелся не на самое удачное время в жизни этих животных: Уркан успел «подцепить» какую-то болячку на задней лапе, а бедный кот Филя встретил меня весь перебинтованный, с несчастным видом жалобно взирающий на хозяйку дома и взывая к сочувствию. Было забавно наблюдать, во время ужина, на тщетные попытки Уркана стащить из под носа у бдительного Боба хоть какую-нибудь крошку. Не особо утруждая себя, Боб лишь изредка, но метко вскидывал свою лапу для того, чтобы в очередной раз врезать оплеуху неугомонному и ошалевшему псу, который, в свою очередь, прекрасно изучил суровый нрав своего меньшого товарища, умеющего постоять за себя. И только безответный Филя жалобно мяукал, взывая к помощи, от наседавшего на него настырного и беспокойного Уркана, поскольку не мог дать достойный отпор в виду того, что ему удалили за раз сразу три зуба.
        Наблюдая за животными, невольно всплыли ассоциации и параллели по аналогии с людьми: настолько рельефно обнажен весь спектр пороков и добродетелей, что невозможно было без улыбки наблюдать за всем происходящим. Здесь было всё: ревность и зависть, злоба и отчаяние, хитрость и ум, храбрость и упорство, малодушие и трусость.
        В этот момент, пропустив очередную стопку водки с Николаем, хозяином дома, я подумал: «Как хорошо, что я не остался дома!». «Для того, чтобы хорошо работалось там, нужно почаще сидеть здесь» — философски прокрутилось у меня в голове чуть позже, отходя ко сну...
       А утром, открыв калитку и перейдя дорогу, закатанную в асфальт, я очутился в лесу. Лес, в отличие от меня, выглядел чистым и опрятным. Он встретил меня легким, едва уловимым жужжанием насекомых, яркими солнечными пятнами, всевозможными дикорастущими травами и пёстрым разноцветием диких цветов, разбросанными по всему периметру обширной поляны. А также, стройными высокими стволами елей и сосен, отстоящих друг от друга на почтительном расстоянии. Под каждой травкой, за каждым листочком во всю бурлила жизнь. И только изредка попадавшиеся на глаза сухие деревья, пораженные какой-то необъяснимой болезнью, несколько омрачали общую картину пробуждающейся Природы.
       Побродив немного по лесу, я вернулся в дом и с порога догодался, что меня ждёт на завтрак: у плиты стоял Николай и «колдовал» над сковородкой. По характерному шипению и шкворчанию, а также по запаху, пропитавшему собою всю кухню, я безошибочно угадал, что на завтрак меня ждёт деревенская яичница, с помидорами, с колбаской и обильно посыпанным укропчиком. И хотя я никогда не употребляю по утрам спиртного, на сей раз устоять было выше моих сил. Благо, в особом оправдании я не нуждался: ведь не каждый день мы имеем такую прекрасную возможность - побродить по чистому и опрятному лесу и зарядиться столь жизненно важной энергией, что исходит от самой матушки-Природы.



ЩЕДРЫЙ  ХЛЕБОСОЛ



д.Митя, т.Наташа и их внуки. дер.Текарь, 1985 г.


           В середине 80-х годов прошлого столетия мне довелось побывать в изумительной деревне, расположенной среди густых лесов вологодской области. Среди прочих жителей, мне запомнилась семья дяди-Мити и тети-Наташи.
          Дядя-Митя, сухощавый, но крепкий мужик, производил впечатление тщедушного и добродушного старичка. Он прошел всю войну, на которой потерял руку, что не мешало ему, однако, активно заниматься физическим трудом, коего в деревне всегда предостаточно.
          Среди жителей деревни он слыл хлебосольным и гостеприимным хозяином, готовым ради гостя пойти на всё. Сразу было видно — кто в доме хозяин, когда он, окинув опытным взглядом стол, зычно бросал в сторону кухни: «Наташенька, нарежь-ка нам еще колбаски» или еще что-то в этом роде. При этом, он совершенно искренне не задумывался - соответствуют ли съестные припасы дома его запросам.
          Тетя-Наташа, обычная деревенская женщина, несколько худощавая, но, очень подвижная, отличалась спокойным и ровным характером. Как и любая хозяйка, она старалась грамотно и разумно вести домашнее хозяйство. В отличие от мужа, это была достаточно трезвая и экономная хозяйка. Вероятно, во многом, укреплению этих качеств, способствовала щедрая и открытая душа ее супруга. Прекрасно зная характер своего мужа, она как могла, старалась экономить на всем, дабы не попасть в неудобное положение перед гостями. В такие минуты ей делалось ужасно стыдно: ее охватывала злоба на «непутевого» мужа, которого совершенно не волновало — достаточно ли в доме продуктов и выдержит ли семейный бюджет фантазии и прихоть его хозяина.
          Дядю-Митю же, подобные «мелочи», похоже, не очень волновали: имидж щедрого и хлебосольного мужика возносил его на самый верх «капитанского мостика», откуда он, войдя в раж и совершенно утратив реалии существующего положения дел, едва успевал отдавать команды направо и налево.
          И все же, однажды ему пришлось «спуститься на землю». Произошло это при очередном визите гостей.
          Как всегда, на стол было выставлено все, что с таким трудом было сэкономлено бережливой хозяйкой. Наконец, из сокровенных запасов был извлечён последний килограмм мяса, потушен и весь подан к столу. Дядя-Митя настойчиво потчевал гостей до тех пор, пока последний кусок не исчез из тарелки.
          - Наташенька, — протянул он привычно в сторону кухни, — подай-ка нам еще мяску!.
          Тетя-Наташа как стояла посреди кухни, так и замерла «ни жива, ни мертва». Однако, мгновение спустя, спина постепенно стала распрямляться, взгляд сделался суровым и твердым. Она собралась с духом и тоненько пропела в сторону гостиной:
          - Митенька-а! Не поможешь ли мне?.
          Ничего не подозревавший дядя-Митя легко соскочил с места и шустро нырнул на кухню, представ пред светлы очи своей дражайшей половины. Но тут же, подняв на нее глаза, в страхе попятился назад. Тетя-Наташа, наседая на него и страшно вращая глазами, тихо (чтобы не слышали гости), но довольно твердо и отчетливо зашипела:
          - Мяска, говоришь?! А ты что, — завалил меня этим мяском?! Где я тебе возьму его? Разве, что с пи@ды своей могу отрезать!…
          Когда в свой следующий приезд я встретил эту замечательную пару, они так обрадовались, что, несмотря на все мои слабые протесты, затащили меня к себе домой, на пироги. За чаем мы обсудили изменения, произошедшие с момента нашей последней встречи. Через некоторое время неугомонная хозяйка снова скрылась на кухне. Минут через десять она появилась, держа перед собою сковородку с яичницей по-деревенски, и мы продолжили беседу. Мне было приятно и радостно констатировать, что они нисколечко не изменились. Только дядя-Митя показался мне немного странным. Когда я с трудом доел свой третий пирожок и вежливо отказался от яичницы, он не стал дуться и сердиться на меня за то, что я не желаю по достоинству оценить его гостеприимство, а только смущенно повернул голову в сторону окна и вдруг радостно произнес:
         - А вот и Катька моя — внучка — со школы идет!.





ЯИЧНИЦА  ПО-ДЕРЕВЕНСКИ


           Казалось бы, ну что может быть проще яйца? И, тем не менее, я прекрасно знаю по себе — как, неудачно сваренное яйцо «всмятку» может на целый день испортить мужчине настроение.  Как я убедился позже, в этом отношении я, оказывается, далеко не исключение. С детских лет мне запомнилось, как отец очень щепетильно относился к этому несложному блюду, безуспешно пытаясь научить маму правильно варить яйцо «всмятку». Чаще всего яйцо у мамы выходило сваренное в «мешочек» (а это — совершенно разные вещи!), либо — «вкрутую». Тут уже папа окончательно терял над собой контроль и восклицал: «Ну, неужели так сложно посчитать до двадцати двух после того, как вода закипит?!». И это при том, что в отношении еды он был совершенно неприхотлив и мог есть все, что готовила мама.
         Очень возможно, что я принял от отца «эстафетную палочку»: меня тоже раздражает подобный «пустяк». Поэтому, когда я хочу позавтракать яйцом «всмятку», то предпочитаю приготовить его самолично, дабы сохранить мир и спокойствие в семье. Словом, это «блюдо» женщины усвоить не в состоянии.
         С «яичницей по-деревенски» намного проще: ее может приготовить даже ребенок.
         Итак, нам потребуется следующее:


Масло растительное — 40 — 50 мл;
Лук репчатый — 1 средняя головка (70 — 80 г);
Помидоры- 1 небольшой помидор (60 — 70 г);
Колбаски охотничьи, либо сосиски (сардельки, грудинка, ветчина) - 50 — 60 г;
Яйца - 3 шт;
Зелень - на ваше усмотрение.
Специи (соль, перец) - по вкусу.


        Вначале необходимо подготовить все продукты: почистить, помыть и тонко нашинковать (можно полукольцами) репчатый лук; помыть, вытереть салфеткой и порубить на небольшие кусочки свежий помидор; очистить и порезать на маленькие кусочки колбаску, или ветчину и т.д.; хорошенько промыть и вытереть салфеткой яйца; порубить мелко зелень. Если желаете, можно сделать своеобразное мясное ассорти из вышеперечисленных мясных продуктов, соблюдая при этом, чтобы общий вес примерно соответствовал указанному. Например: можно взять по 20 г колбасок, ветчины и варено-копченной грудинки. Колбаски нарезать «кубиками», ветчину — на маленькие «сегменты», а грудинку — тонкой «соломкой».
        Теперь ставим сковородку на средний огонь, ждем минуту-две и наливаем растительное масло. Как только масло разогреется, закидываем вначале лук (можно сразу же посолить и поперчить), перемешиваем хорошенько и пассируем его в течение одной-двух минут. Затем кладем мелко порезанные помидоры и следом, вдогонку отправляем мясные продукты. Еще раз перемешиваем и обжариваем в течение одной-двух минут.
         Наконец, берем яйцо и, аккуратно разбив, осторожно вливаем его содержимое в заранее подготовленную миску. Каждое яйцо необходимо проверить на предмет свежести. И только теперь их можно отправить в сковородку. Посолить, поперчить по желанию. Если вы желаете чтобы желтки яиц немного затвердели, тогда следует просто накрыть сковородку плотно крышкой.
         Минуты через 3 - 4, когда яичница будет готова, выкладываем его на тарелку и посыпаем мелко нарезанной зеленью (укропом, кинзой и т.д.). Некоторые предпочитают добавить еще и мелко рубленный чеснок. Также неплохо будет посыпать сверху тертым сыром.
          Можно обойтись и без репчатого лука, но с луком - вкуснее, однако.
Tags: Мои книги
Subscribe

  • Упущенный шанс...

    За байками и смешными историями далеко ходить не надо: порой они сами приходят домой. Интернет у меня круглосуточный. На днях лег спать,…

  • Завораживающее волшебство акварелей Марата Садыкова

    Вот и не стало ещё одного художника, о таланте которого довелось высказаться ещё совсем недавно. Что ж, мне остаётся только вновь поделиться…

  • Подарок-картина...

    худ. Тея и Мира Саидовы, «Лена и Бободжон», бумага, акварель, июль 2021 г. Я всегда был уверен, что талант рано или поздно всё…

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments