Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Categories:

Мои книги: «Прогулки вокруг дома»



      К сожалению (а может быть - к счастью), у меня есть несколько неизданных книг, которые вчерне готовы или над которыми я продолжаю править и редактировать. Данная книга как раз из этой «серии». До недавнего времени, она была полностью доступна на моей страничке в ЖЖ. Сейчас же, в свободном доступе лишь пару глав из десяти.

     Очередная попытка автора, взглянуть на известные всем нам факты и события под несколько необычным ракурсом. Словом, своеобразная интерпретация прогулок. Автор приглашает читателя прогуляться по старому кварталу Петербурга.
      Ниже, предлагаю небольшой отрывок одной из глав.


Глава 2 - Между Мьёю и...


  «Между мно-о-ю и тобо-о-ю...» - припомнились мне, почему-то, строчки из известной песни.
  Итак, с чего же начать? А начну-ка, пожалуй, с очередной реальной истории, свидетелем которой довелось мне, буквально на днях, оказаться.


ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ  ТРАДИЦИЙ

- Ах, какой пассаж!
(Н.Гоголь "Ревизор")


            Возвращаюсь с работы домой и на углу Мойки и Дома Культуры работников связи (бывшая реформаторская немецкая церковь), застаю трогательную картинку, которая не столь уж теперь и редка для культурной столицы, на пороге третьего тысячелетия. Симпатичная парочка, бурно выясняет свои отношения.
            Трясясь от гнева и отрывисто размахивая  руками перед самым носом несчастной девушки, молодой человек, находясь в приступе бешенства, отчитывает свою подругу, абсолютно не стесняясь в выражениях и напрочь игнорируя прохожих.
             - Так, значит я тебе по-х@й, да? Ну, скажи: по-х@й?!
             На что, его девушка, оторвав свои руки от зарёванного лица и пытаясь оправдаться, заверяет  любимого в искренних чувствах, признаваясь «на всю ивановскую»:
             - Да не по-х@й ты мне, не по-х@й! Пойми же, наконец: я люблю тебя!!!
            Я же, тактично стараясь сделать вид, что не замечаю вспыхнувшую на моих глазах ссору, невозмутимо прохожу дальше, по Фонарному мосту и вскоре оказываюсь на противоположной стороне улицы. Как раз, возле дома №78 по набережной Мойки, знаменитого тем, что в 40-х годах XIX века это здание принадлежало Александре Осиповне Смирновой-Россет - высоко образованной и знаменитой на весь Петербург красавице, с утонченными манерами, с насмешливым взглядом и острым язычком.
            Российский самодержец Николай I оценит её манеры и красоту, сказав: «Александра Осиповна, я начал царствовать над Россией незадолго перед тем, как вы начали царствовать над русскими поэтами».
           В  круг друзей этой великосветской особы входили практически все петербургские знаменитости того времени, включая Одоевского, Вяземского, Пушкина, Тургенева, Гоголя, Лермонтова... Её пытливый ум, бесподобную красоту и невероятное обаяние воспевали многие поэты и современники того времени.
           И вдруг, неожиданно для самого себя, я представил себе следующую сюрреалистическую картину, где вместо «S'il vous plait», «Je vous en prie» и прочих галантных французских словечек, обиженный в чувствах Александр Сергеевич, в порыве негодования, бросает в лицо Александре Осиповне:
          - Так Вы, оказывается, даже не соизволили прочесть последние главы из «Евгения Онегина», что были Вам посланы  мною неделю тому назад! Значит, я Вам по-х@й, так?!
          - Помилуйте, Александр Сергеевич! - пытаясь погасить зарождающийся конфликт, бросается навстречу к поэту одна из близких к Императрице фрейлин. - Извольте не обижаться и примите мои искренние заверения: конечно-же, Вы мне не по-х@й! Далеко не по-х@й!
           Как говорится, «тушите свет», господа-товарищи! Приехали! Ибо, дальше - уже, просто, некуда...



На углу Почтамского переулка и Большой Морской улицы. Санкт-Петербург, 2016 г. Фото автора.


     Надо признаться, что многие из моих друзей и близких обижаются на меня: «Ну, неужели всё так плохо? Почему ты обращаешь своё внимание лишь на всё плохое и не пытаешься разглядеть, сколько всего хорошего и позитивного творится вокруг нас сегодня?»
     Что тут можно сказать: очень возможно, что глаз у меня устроен несколько иначе, чем у остальных нормальных людей. Или - по странному стечению обстоятельств - вдруг оказываюсь совсем не там, не на том перекрёстке и в очень не подходящее время?  Что ж, вполне возможно. Только, вот что я сам думаю по этому поводу. Летописцев, восхваляющих прелести нашей счастливой жизни, полагаю, хватает и без меня. Я же, видимо, рожден для того, чтобы как тот ассенизатор (или санитар), обращать внимание на то, что всплывает уже из люков на поверхность и по мере сил своих, убирать это дерьмо и хоть как-то с этим явлением бороться. И это вовсе не означает, что я не люблю этот прекрасный город, с которым уже, можно сказать, сроднился. Как раз таки наоборот: я его люблю намного больше иного «патриота», который об истории собственной страны помнит лишь то, «как Иван Грозный с сыном ехали из Москвы в Петербург»...
     Словом, хватит об этом: возвратимся к основной теме, упомянутой в заголовке книги.
     Как удачно выразился один из моих друзей, «нужно стремиться так, устроить свою жизнь, чтобы - если одну ножку циркуля ткнуть в твой дом и очертить затем окружность - все блага находились бы в радиусе 500 метров, в центром в твоей кроватке!»  Вероятно, это сказано про меня. Потому как, если и в самом деле, провести такую воображаемую окружность вокруг моего дома, то выяснится удивительная вещь: в пределах этого кольца, с легкостью можно обнаружить с пяток-другой интересных заведений, где мне довелось в своё время поработать. И я предлагаю своему читателю вместе со мной совершить небольшую прогулку по центру Питера. Во всяком случае, по тому кварталу, в котором я живу. Более того, иногда, отвлекаясь от основной темы, я буду приводить вам свои «старые» байки, связанные с тем или иным историческим зданием, в котором мне довелось приложить свою ручку, в основном, в качестве повара.




      Ну, а теперь, я думаю, можно начАть (или «нАчать»?)  нашу неспешную прогулку, останавливаясь чуть ли не у каждого дома. Естественно, в первую очередь, следует упомянуть о доме, на фасаде здания которого со временем будет висеть мемориальная доска, с надписью:
      «Здесь, с 1988 года по... , жил и творил свои бессмертные произведения великий (про это - обязательно!) писатель, диссидент и общественный деятель, лауреат Нобелевской премии Мира» и протчая, протчая, протчая... Словом, всё должно быть как у людей.
     Войдя на упомянутый мною выше прекрасный сайт http://www.citywalls.ru/, я с интересом ознакомился с «инфой» про дом, в котором проживаю. И пока он не попал под одобренный по иронии судьбы именно сегодня (эти строки родились 10 июня 2017 г) ГосДумой закон о реновации, я полагаю, что ещё некоторое время могу пожить в нём «бесплатно», то есть, почти даром. (Ежемесячная квартирная плата, размером ровно с мою пенсию, естественно, в расчёт не берётся).







     Вот так этот дом выглядел в самом начале XX-го века (фото из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга). Поскольку дом является угловым, то адрес его можно прочесть двояко: Пирогова пер., 16  или Прачечный пер., 7

Архитекторы: Диммерт Е. И., Кирилов А. С.
Год постройки: 1822, 1862-1863
Стиль: Эклектика

      Ниже следует краткая история этого дома, которую мне удалось выудить к сегодняшнему дню.
      На месте дома в начале XVIII века было два узких пятисаженных участка, принадлежавших А.И. Лопухину и лейтенанту флота Г. Безобразову. Первый участок застроили в 1720-1730-х годах, Второй участок застроили в середине XVIII века. В 1760-е - оба участка объединили.
      Согласно адресной книге Реймерса, участок на углу Прачешного и Глухого (позднее Максимилиановского) переулков принадлежал тогда купцу 3 гильдии Сергею Ивановичу Шутову.
      1809-1810 - Двухэтажный, на подвалах, дом, принадлежавший купцу Савельеву, надстроили третьим этажом.
      В «Книге адресов СПб., изданной Карлом Нистремом» в 1837 году по этому адресу проживал тогда отставной коллежский секретарь Илья Тимофеевич Лактаев, а в адрес-календаре, изданном тем же Нистремом в 1844 г., владелицей дома названа Локтаева.
      1860-е - В начале 1860-х годов дом принадлежал купчихе Погребовой, а позднее семье полковника С.С. Благово.
      1885 - Дом купила маркиза М.Ю. Сакрипанте, графиня Виттути.
       Адресные книги, начиная с издания Яблонского на 1892 и заканчивая ВПб («Весь Петербург») на 1911 г. называют владелицей дома  Марию Юльевну графиню Сакрипанти маркизу Витути. В книге Яблонского на 1896 показано, что в доме тогда находились принадлежавшие разным  владельцам столярная и переплетная мастерские, булочная и трактир с крепкими напитками «Плевна» Андрея Павловича Палкина.
      ВПб на 1912 показывает ее живущей на Мойке, 61 и домовладения уже не имеющей. То же издание называет владельцем дома живущего еще на Никольской площади, 6 купца и потомственного почетного гражданина Алексея Ивановича Иванова, старосту Морского Никольского Богоявленского собора, владельца ресторана и пивной.
      ВПб на 1917 показывает его живущим здесь, на Максимилиановском, 16, по прежнему старостой Никольского собора и владельцем кухмистерской, ресторана и трактира.
      «Затем дом на Пушкинской, 18, не меняя своего назначения, отошел к баронессе Таубе (баронский герб до сих пор на фасаде). В 1880–90-е гг. гостиницей управляли совладельцы – баронесса, какой-то заезжий итальянский маркиз Сакрипанте (он же граф Витутти), его жена и некий А.А. Неклюдов. Тогда-то гостиница и получила название «Пале-Рояль».
      И далее следует очень интересная ссылка: http://kn.sobaka.ru/n15/03.html с которой настоятельно рекомендую ознакомиться.
      Сакрипанте (Sacripante), маркиза Мария Юльевна, графиня Витули (Vituli - так), урожд. баронесса Таубе. Дочь барона Юлия Ивановича и Луизы Карловны.
      Замужем: 1) Александр Карлович Гедерштерна (Hederstjerna), ум., вдова. 2) Маркиз Сакрипанте, граф Витули.
      Адрес: Венеция, Канал Гранде, палаццо Персико (однако!).
      Дочь: графиня Бьянка Лавателли, урожд.Сакрипанте. (Almanach de St.-Petersbourg. Cour, monde et ville. St.-Pb.: Soc. Wolff, 1912. P.432.)
      Заодно:
      Таубе-фон, барон Юлий Иванович, инженер-полковник, ум. 18 ноябр. 1887. С ним жена фон-Таубе, р. 4 апр. 1877, ум. 9 февр. 1884. (Ал.-Невск. лавра, Никольское кладб.)      (Саитов, т. 4. С. 231.)
      Гедерстиерна Александр Карлович, гофмейстер, тайн. советн., ум. янв. 1878  (Ал.-Невск. лавра, Никольское кладб.).
(Саитов, т. 1. С. 553.)
      Источники: из комментариев на сайте «citywalls.ru» - http://www.citywalls.ru/house2634.html

      Словом, очень непростая и запутанная история. В одном месте, Мария Юльевна значится как маркиза Витути, графиня Сакрипанте, в другом - наоборот - маркиза Сакрипанте, графиня Витули. В общем, кругом одни князья, графья, маркизы, графины да бароны с барАнессами... ну и я там, где-то рядом, затесался: весьма недурственная компашка, надо сознаться...
Tags: Мои книги
Subscribe

promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments