Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Восток - дело тонкое...

Медресе Рахмонкули-хана, XVIII в. Бухара. Фото из архива автора.

                    Выросшая и закалённая в суровых знойных условиях южного климата, наша детвора с известной снисходительностью относилась к приезжим новичкам из северных широт. В особенности,- к москвичам и ленинградцам. Возможно, сказывались стереотипы и некая предубежденность, свойственная жителям провинциальных городков, рассматривающих своих столичных ровесников, как изнеженных белоручек и очкастых умников.
               
                   Впрочем, если копнуть глубже, то понять нас было нетрудно. В отличие от своих урбанизированных собратьев, мы были, что называется, ближе к природе. С ранних лет, чуть ли не с пелёнок, мы бегали босиком по раскалённому плавящемуся асфальту, соревнуясь между собой - кто дольше вытерпит и не свернёт в тень. Мы тщательно старались скрыть свои слёзы, ибо это означало слабость и позор, а прослыть слабаками и "маменькими сыночками" нам не хотелось. Мы целыми днями гонялись за ящерицами, скорпионами, пауками и разного рода ползучими гадами, нередко подвергая свою жизнь реальной опасности. Найдя шмелиное гнездо, мы шерудили его длинными палками и бежали прочь от разъярённого роя. Наши пятки настолько загрубели, что мы на спор бегали по колючкам, чтобы потом, укрывшись от посторонних глаз и стиснув от невыносимой боли зубы, попытаться вытащить многочисленные занозы. Словом, мы, можно сказать, являлись частью самой природы, слившись с ней в единое целое. Поэтому неудивительно, что своих сверстников из столичных центров, мы рассматривали как неких инопланетян, которых судьба случайно забросила в наши края.
                  О том, что к Беляковым из России приехали двоюродные братья, мы узнали в первый же день. С самого утра, ребятня нашего двора, не сговариваясь между собой, ненавязчиво крутилась возле парадной, в одной из квартир которой накануне вечером поселились гости. Всем было жутко интересно - как выглядят "бледнолицые".
                  Приезжие не заставили себя долго ждать, появившись вскоре босиком и в одних сатиновых трусиках. Трусы также отличались от наших своим затейливым орнаментом. Впервые в жизни очутившись на Юге, молодым ребятам не терпелось, наконец, позагорать. Ослепительно белые их тела на мгновение заставили нас зажмуриться.
                 - Москвичи... - с видом опытного знатока вынес заключение мой товарищ, коротко сплюнув сквозь зубы.
                 - С чего ты взял? - выразил я сомнение.
                - Да ты посмотри, как они ходят: словно у них угли под ногами...
                И в самом деле, было смешно наблюдать, как ребята осторожно и неуклюже ступали своими босыми изнеженными ступнями по грубой шероховатой земле, всякий раз, подпрыгивая и вскрикивая:
                - Ой, мамочки! Ой!
                Надо ли говорить, как это нас позабавило...
                Эта история, поневоле, всплыла в моём воображении лет через двадцать, когда я, будучи взрослым (прожив в Ленинграде-Петербурге довольно продолжительное время),  приеду вместе с семилетним сыном погостить в Бухару, к своим родственникам.
                - Ну совсем, как снегурочка! - не удержались мои близкие, ощупывая и тиская Алишера, хотя, по моим представлениям, он ничуть не отличался от меня самого: такой же смуглый брюнет... с темно-карими глазами...
               Но самое забавное, нас ждало впереди, когда мы вышли во двор.
               Дворовая ребятня с любопытством набросилась на новичка и, облепив со всех сторон, стала бесцеремонно обсуждать его вслух, словно перед ними стоял не живой человек, а экспонат из музея.
               - Из Ленинграда... - уверенно произнёс один из местных лидеров, окинув с головы до ног Алишера.
               - С чего ты взял? - удивился его товарищ.
               - Культурный чересчур... - заключил по непонятно каким признакам опытный профессионал.
               - А мы его сейчас проверим! - оживился друг и в следующую секунду, со всего маху, врезал под зад пендаль моему сыну.
               - Простите, пожалуйста... - вежливо отреагировал сынуля, вместо того, чтобы влупить хорошенько обидчику сдачи.
              От неожиданности юный абориген на некоторое время лишился дара речи. Секунд пять он с раскрытым ртом изучал столь редкостный "экземпляр", после чего, совершенно обалдев от изумления, обернулся к приятелю и ошарашенно подтвердил:
               - Действительно... с Ленинграда...
Tags: Байки бухарского квартала Петербурга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments