Голиб Саидов (golibus) wrote,
Голиб Саидов
golibus

Все мужики - козлы...




(«Мой Храм» батик 2004г. В частной коллекции., худ.Татьяна Жердина)



      - Все мужики - козлы! - резюмирует моя жена.
      - Яволь, майн фюрер! - мгновенно соглашаюсь я, протягивая вперед руку и чокаясь с ней во время нашего (ставшего уже традиционным) ужина.
      Такие совместные вечера установились относительно недавно, когда нам перевалило (Боже мой! Неужели?!) за пятьдесят.
  

     До этого я скакал и прыгал как горный козел, не упуская из виду ни одной юбки, что попадала в поле моего орлиного зрения. Теперь, я подслеповатый (от долгого сидения перед компьютером) старичок, которого ни за какие коврижки не уговорить выйти прогуляться. Вечно в своем старом рваном трико, выпуклым и стертым в коленках; с появившимся уродливым животиком и со сгорбленной осанкой; постоянно принюхивающийся к своему нижнему белью и чуть что - забирающийся под душ.
     Я не сажусь ужинать, пока не дождусь своей Лены. Сейчас она придет, и тогда мы сядем вместе и ...жмякнем. Сначала по первой (во славу Его), потом по второй (помянем), ну а затем и по третьей (за здоровье всех). Больше она не пьет. Так положено: "Бог любит троицу". Ну, а мне - можно: я ни то, ни другое...
    Я уже давно "никто" и звать меня "никак", но со мной всё ещё продолжают, почему-то, считаться: дети со мной на "Вы", как это принято у нас, откуда я родом, друзья обращаются за советом. Да и жена стала жалеть меня в последнее время.
    Странный народ эти женщины! Их не поймёшь: слушаешь и начинаешь возражать (приводя разумные доводы) - раздражаются; не слушаешь, и во всем соглашается - ещё хуже ("Ты что, меня - за дуру держишь?").
    Со временем я стал мудрее: уже не лезу на рожон. Рычу исключительно шепотом. От Востока только имя осталось. Я на собственном примере убедился в правоте и мудрости древних: пытаться перевоспитывать женщину - гиблое и заранее обреченное на неудачу дело. Сколько её ни сгибай, на каком-то этапе жизни она все равно выпрямится и возьмет своё, отыгравшись ровно на столько, на сколько ты пытался её выправить.
    На внеочередном житейском симпозиуме старых пердунов, я пожаловался своему другу на то, как трудно вразумить "их".
   - Что делать, Андрей? Как быть?
   - Да никак! - спокойно отреагировал товарищ. - Бери пример с меня: моей Наташеньке стОит только крикнуть: "Андрей!", как я тут же предстаю пред её светлы очи и искренне произношу: "Виноват-с!" и, вытянувшись по стойке смирно, преданно смотрю в глаза своей госпоже. Действует безотказно...
    Сегодня мы накрыли стол в гостиной. Я люблю ужинать именно здесь. И вовсе не потому, что тут телевизор (смотреть-то, по большому счету все равно нечего). И тем не менее...
    Дети опять разбрелись кто куда. Мы одни. Мы снова совершенно одни, вдвоем. Словно брошены. Странно. Однако, ко всему, оказывается, привыкаешь.
    - Слушай, Лена! - с тревогой обращаюсь я к супруге, кивая на графинчик с водочкой. - А не зачастили ли мы с этим? Ведь, чуть ли не каждый день, в последнее время. Как бы не спиться, а?
    - Не сопьемся. - уверенно успокаивает меня жена. - Нам с Вами, дадажончик, это даже необходимо - принимать в небольших количествах, в нашем возрасте. Не злоупотребляя, естественно. Ну, - с Богом! (И тут же, шепотом: "Господи! Прости нас, Господи!")
    После первой как-то хорошо и тепло делается на душе, и я машинально нащупываю пульт.
    О! Нам повезло: на телеканале "Культура" показывают фильм советских времен "Суета Сует", с Галиной Польских и Фрунзе Мкртчяном в главных ролях. Боже мой! Как я люблю Фрунзика! И не только как актера, но прежде всего как человека.
    Рука автоматом тянется к графинчику.
   - Между первой и второй, промежуток небольшой. - поясняю я, больше оправдываясь, нежели констатируя известную поговорку.
   Я знаю: Лене также нравится этот фильм. И чем дальше, тем больше.
   Почему?
   Этого никто не сможет объяснить. Это как вера: она либо есть в душе, либо отсутствует. Либо ты принимаешь жизнь такой, как есть и становишься добрее и мудрее, либо отвергаешь и озлобляешься, противопоставляя своё эго всему вокруг.
   Невольно, по ходу фильма, каждый из нас проводит параллели с собственной прожитой жизнью, примеряя роли главных героев на себя. Боже мой, как это всё близко и знакомо! И как противоречивы чувства.
   - Все мужики козлы... - больше из-за приличия, нежели от искренности повторяет моя жена и мы, глядя друг другу в глаза, звонко чокаемся хрустальными рюмочками.
   - Смотри, Лена, сейчас будет интересный эпизод: когда они на пешеходном переходе...
   - Ой! Вот только давайте без Ваших комментариев, ладно?!
   - Ладно... - Обиженно и демонстративно поворачиваюсь я спиной, только лишь для того, чтобы через пять минут забыться и вновь чокнуться с ней по установившейся традиции.
   Конец фильма, связанный с "возвращением блудного мужа" особенно трогателен, заставляя зрителя проникнуться сочувствием и состраданием к этой несчастной паре. Особенно заключительные кадры, где герой неуклюже пришивает себе пуговицу.
   В такие моменты я всегда отворачиваюсь, стараясь спрятать свои глаза. Ну не умею я смотреть такие фильмы, как "Отелло", "Гамлет", одним словом, классику. И ничего поделать с собой не могу.
   Я замираю словно статуя, а слезы сами текут, по щекам, не останавливаясь.
   И только кожей всего тела ощущаю нашу общую близость и боль за совместно прожитую жизнь. И, жалея её, каюсь. Каюсь, поражаясь качеству, которым Природа наделила исключительно женщину - её всепростительной мудрости и любви, благодаря которым жива и пока ещё вертится наша маленькая планета...
Tags: Миниатюры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments