Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

mefisto

Буревестник










        В середине ноября 1982 г. я впервые оказался в Ленинграде. Незадолго до этого не стало Л.Брежнева...
       Так уж вышло, что в феврале 1984 года мне вновь довелось очутиться на брегах Невы. На сей раз, буквально за два-три дня до моего приезда, умирает Ю.Андропов.
       Мой друг, встречая меня в "Пулково" и радостно бросаясь в объятия:
       - Господи, Голибушка! Ты бы почаще к нам приезжал...


  Зовут меня Голиб. А фамилия моя...
Collapse )
promo golibus march 15, 2013 19:36 21
Buy for 20 tokens
Ecce Homo (Се, Человек!). худ. Антонио Чизери Сколько б я ни ленился и ни откладывал на "потом", изъясниться, все же, придется. Речь пойдет о стереотипах в сознании среднего обывателя, применительно к религии, Богу и о некоей "исключительности" отдельных народов.…
mualim

Хижина Дада-Джона...


- А то, всё - кабинет, кабинет...
(из к/ф «Кавказская пленница»)


 
               «Обещанного три года ждут» - есть такая поговорка в народе. Я ждал всего лишь четыре... А что? Иные политики по 20 - 30 лет нам обещают, обещают и... продолжают обещать. Мои же дети - не такие: если сказал, значит «замётано»!
 
Collapse )
mualim

10 марта...





            Сегодня день рождения нашей младшенькой, которая на днях подарила нам ещё одного внука. Теперь их, у нас с Леной аж целых пять! Как и полагается, львиная доля поздравлений пришлась на бабушку с дедушкой: родичей-то, поди, много - как из Бухары, так и с Вологодчины...
          - Как назвали? - интересуется вчера брат Шухрат по видеосвязи.
          - Не поверишь: чисто бухарским именем - Савва!
          - Как? - переспрашивает он снова.
          - Савва - повторяю я и поясняю - я его зову на бухарский манер - Савлатушка...
          - А-а... понятно - доходит наконец до брата и мы одновременно разряжаемся смехом... - Главное - здоровья! И ребёнку, и - матери.
     
Collapse )
mualim

Мои книги: «О чём умолчал Мессия...»


Картинка кликабельна и ведёт на сайт книги


      Да-да — ещё одна автобиографическая повесть.
      Вопрос лишь в одном — заинтересует ли она читателя? И — насколько актуальна? Заставит ли улыбнуться вместе с автором или — наоборот — взгрустнуть?
      Между прочим, автору и самому это ужасно интересно…
      Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации.
Collapse )
mualim

Мои книги: «Джинны из хурджина»



Картинка кликабельна и ведёт на сайт книги




     В этой книге, как в пёстром восточном мешке волшебного сказочника, скрыто огромное количество историй, баек и миниатюр, накопленных автором за 10 лет его творчества (с 2008 по 2017 гг). Хурджин и в самом деле, стар, затёрт, залатан и заштопан многочисленными заплатками, но ещё крепок и надёжен, и способен выдать своему читателю неожиданный сюрприз, в виде очередного джинна. Который, если и не исполнит любую вашу просьбу, то - во всяком случае - способен вселить надежду. Надежду на лучшие перемены.
    В определенном смысле, этот сборник можно охарактеризовать как некую «квинтэссенцию авторского восприятия мира», которая пришлась на то непростое время, что принято называть у китайцев «эпохой перемен». А вот что из этого получилось, судить уже — увы — не автору…

Вот вам, к примеру, одна из сотен миниатюр из этой книги.


ВОСТОК - ДЕЛО ТОНКОЕ...



Бухара, 2006 г. Фото автора.


           Выросшая и закалённая в суровых знойных условиях южного климата, наша детвора с известной снисходительностью относилась к приезжим новичкам из северных широт. В особенности,- к москвичам и ленинградцам. Возможно, сказывались стереотипы и некая предубежденность, свойственная жителям провинциальных городков, рассматривающих своих столичных ровесников, как изнеженных белоручек и очкастых умников.
Collapse )
mualim

День, когда я стал папой...






              Я очень хорошо помню этот день. И эту жутко холодную зиму 1985 года. Всё настолько ярко впечаталось, словно было только вчера. Хотя прошло (Боже мой, неужели?!) 36 лет.
         

Collapse )

mualim

Дети пишут Богу....



Иллюстрация: Нино Чакветадзе



           Книга М.Дымова "Дети пишут Богу"- это одна из немногих моих настольных книг. Раз прочитав её, человек уже не может оставаться прежним: она переворачивает душу, очищает её, делая нас чуть-чуть добрее и более отзывчивыми. И я чуть ли не каждый год возвращаюсь к ней и каждый раз вновь делюсь мыслями детей со своими друзьями. Вот, и на сей раз...
           Эта книга адресована всем - взрослым и детям. Она вне возраста. Потому что она обращена к Богу, а значит - к душе человека. Как говорит сам автор в предисловии:
           Улыбайтесь, взрослые, над мыслями детей, вздрагивайте, плачьте. И если это случится, значит есть у вас душа.

Collapse )
mualim

Ещё немного о «Критике практического разума»




(из цикла «Штучки от внучки»)


- Остап Ибрагимович, только по-честному...
(«Золотой телёнок» И.Ильф и Е.Петров)


           Современные учёные до сих пор продолжают вести незримый диалог с одним из величайших умов в области философии Иммануилом Кантом. Знаменитые три «Критики», лежащие в основе его учения, не перестают будоражить сегодняшние умы, несмотря на то, что с момента их издания прошло почти полтора столетия. Взять, хотя бы, этику Канта, которую можно назвать этикой долга, где философ нам пытается разъяснить, что такое «категорический императив», являющийся ключевым стержнем всей его нравственной философии, где говорится об основных факторах влияющих на наши действия.
   
Collapse )
         
mualim

Неприятный разговор...




Бухара: старое и новое... Фото автора.



            У моего брата есть очень забавный импульсивный товарищ, который не совсем хорошо ладит с современной техникой, а потому своеобразно воспринимает информацию, исходящую с мобильного телефона.
            Иногда, данный факт дает брату повод - лишний раз по-прикалываться.
            Он незаметно звонит рядом идущему другу и, когда тот от неожиданности впопыхах пытается достать свою трубку, моментально даёт "отбой". Так повторяется раз пять.
            Издерганный и обезумевший приятель нервно копошится в многочисленных кнопках, пытаясь понять - в чём же, тут дело? Его растерянный и жалкий вид не может не вызвать улыбку.
            Естественно на табло всякий раз высвечивается одна и та же информация - "не принятый разговор".
             - Ха, ҷўраҷон: ки вай? ("Что такое, дружище: кто это?") - с невозмутимым выражением на лице, заботливо справляется мой брат.
             - Намедонам, Шўхратҷон: ким-кадом "неприятный разговор", онеша об барад! ("Не знаю, Шухратҷон: какой-то "неприятный разговор", мать её, раз эдак!) - выдавливает вконец измученный товарищ, ничего не соображая и тупо уставившись на трубку.
             В этот момент мобильник вновь издает свою сумасшедшую трель. Приятель неожиданно вздрагивает и вскоре, узнав по голосу свою дочь, не давая высказаться последней, раздраженно перебивает, скороговоркой выплёскивая на ничего не подозревавшего ребенка весь накопившийся внутри пар:
            - О Шойи, бачем: ин катар "тир-пир, тир-пир" телефон дачи мекуни?! ("Шойи, доченька: ну к чему столько раз "тир-пир, тир-пир" теребить меня звонками?!")